Том 9. Глава 6 — Чувства королевы

Опция "Закладки" ()

Время шло, зима закончилась и наступила весна.

Тёплое время года охватило Тристейн.

Было ли это реакцией на конец войны, которая продолжалась восемь месяцев? На улицах и в королевском дворце чувствовалась приятная атмосфера. Часовые, стоявшие на страже ворот королевского дворца, зевали. Офицеры, которые должны были наказать их за это, безмятежно смотрели на небо.

Люди, шедшие по улице, радовались жизни. Хотя Тарб почти полностью сгорел, большая часть территории Тристейна не была задета войной. Настроение горожан после окончания войны улучшилось, разные мероприятия проходили на улицах городов. Люди наслаждались мимолётными праздниками, торговцы кричали повсюду, подходили люди и покупали товары из Альбиона и прочие импортные вещи.

По улице Бурдоне, которая была переполнена людьми, промчалась белая карета.

Сопровождаемая двумя чёрными экипажами, спереди и сзади, и большим отрядом рыцарей расчищающих путь, толпа знала, что это едет высокопоставленный джентльмен или дама.

Заметив лепесток лилии на груди кучера, жители Тристейна ликовали.

— Её Величество Королева! Долгих лет жизни Её Величеству!

Это была карета королевы Тристейна, Генриетты.

Она возвращалась после встречи с королём Германии, проходившей в пограничном городе.

Генриетта открыла маленькое окошко в карете, и помахала народу. Выиграв войну, Генриетта стала обожаема горожанами. Эгоистичные граждане, которые жаловались на высокие налоги во время войны, теперь поддерживали Генриетту, за то, что она снизила налоги по окончании войны.

— Долгой жизни королеве Генриетте, живущей в бедноте ради народа.

Крикнул кто-то из толпы, и остальные вторили ему хором.

Генриетта немного расстроилась от этих слов. Ради того, чтобы ослабить экономические проблемы, она продала все личные вещи и мебель королевской семьи, что сделало её ещё более знаменитой. Генриетта не хотела, чтобы об этом узнали люди… но Мазарини, узнав об этом от министра финансов, распространил слух без колебаний.

Она закрыла окно и задёрнула шторки. И пробормотала Мазарини рядом с ней,

— Это выглядит как… дешёвая игра, чтобы польстить народу.

— Разве это плохо? Никому не будет от этого вреда.

Сказал Мазарини сдержанно.

— Я не хочу использовать подобные приёмы, чтобы завоевать популярность.

Пробормотала Генриетта брезгливо. Но не громко, только губами пошевелила.

— Я уже говорил это раньше.

— Использовать все возможные методы — это основа политики. Помните?

— Так уж и быть.

Генриетта закрыла глаза. «Даже моя доброта используется, чтобы управлять людьми… Куда катится мир?»

Хотя война закончилась, у Генриетты не прибавилось свободного времени. На данный момент международные отношения процветают. А дел у неё ещё больше чем во время войны.

Мазарини обеспокоенно посмотрел на Генриетту.

— Ваше Величество, вы в порядке?

— Нет… я чувствую, что немного…

— Может позвать водных целителей?

Спросил Мазарини встревожено. Генриетта покачала головой.

— Я в порядке. Не беспокойтесь.

Она не выдерживала всех этих дел и обязанностей. «Я хочу отдохнуть, развеяться где-нибудь, » но это было неосуществимо, потому что она была королевой.

Во время войны она всё время думала о «мести». Но война закончилась… и ничего не осталось. Остался только отпечаток в памяти, он сотрётся со временем, и больше ничего.

Но всё-таки, Генриетта полностью вымоталась.

Приветствия горожан, адресованные одному человеку, непрерывно слышались снаружи. Лишь услышав это имя Генриетта, краснела.

Ундины • Отряд рыцарей духа воды, возглавляемый Гишем и Сайто, был обязан сопровождать королеву.

Хотя это был «эскорт», он был чисто для виду. По сути, это была лишь демонстрация заново созданного рыцарского отряда.

У ворот Тристейна, они смешались с солдатами Генриетты, согласно плану, составленному недавно, и сопровождали её вместе.

В соответствии с иерархией королевского двора, отряд рыцарей двигался позади королевской группы, но они были полны энергии.

Впереди отряда был Гиш, его командир. Лошадь Сайто шла рядом.

— Ах… но это… ох…

Сайто видел, как горожане стояли по обеим сторонам улицы и перешёптывались. Знак кавалера… В сверкающей мантии, вышитой серебром, Сайто чувствовал себя очень странно. Люди на улицах заинтересованно смотрели на Сайто, который нёс меч на плече, а не волшебную палочку. И они перешёптывались украдкой.

Гиш повернулся к Сайто.

— В чём дело, помощник?

— Тебя не касается.

Пробормотал Сайто застенчиво. В отличие от тренировок, в таком месте, где всё внимание было сосредоточено на них, Гиш стал раскованнее. Показывая свой яркий характер.

— Эй, зацени!

Сказав это, Гиш тряхнул розой. Танцуя, лепестки порхали в воздухе, снижаясь… и превратились в голубей. Голуби летали вокруг.

Народ зааплодировал.

Гордо, Гиш поднял голову, и крикнул зрителям.

— Не этот ли джентльмен четвёртый сын семьи Грамон, Гиш?

На что кто-то угукнул в знак одобрения.

— Да точно! Тот, кто совершил подвиг, захватив какой-то город, и командир заново созданного рыцарского отряда.

Овации раздавались отовсюду, после чего имя Гиша было скандировали многократно.

— Долголетия семье Грамон, долгой жизни Гишу.

Под эти поздравления, Гиш махнул рукой в их сторону. Для этого он специально подготовил лепестки сакуры.

Но… когда лепестки опали, восклицания уже относились к другому человеку. Все смотрели на Сайто, с мечём за спиной.

— Кто этот парень? Почему он с мечём? Он простолюдин?

— Он не простолюдин, чего бы он тогда ехал в отряде рыцарей?

Сплетни начали распространяться по толпе.

В конце концов, раздался смелый женоподобный голос.

— Что за чушь вы несёте! Слушайте все! Это же Сайто! Это он, в одиночку, остановил семидесятитысячную армию и спас наши войска!

Это был Скаррон. Он смотрел на Сайто и махал ему. Вместе с ним там были Джессика и другие девочки из гостиницы «Очаровательная Фея». Скаррон, наверное, услышал об этом от офицеров зашедших выпить. Или Сиеста рассказала ему.

Однако, от слов Скаррона ажиотаж зрителей пошёл на убыль.

Почти все люди знали об эвакуации союзных войск, и о внезапной помощи Галлии. И о том, что ещё до вмешательства Галлии, кто-то остановил натиск 70’000-ой армии…

Какое-то подразделение остановило их? Или несколько опытных магов? Или это солдаты Германии? И был ли это рыцарь или даже эльф? И слухи пошли дальше. Всевозможные слухи летали в толпе.

— Но как мог этот подросток сделать такое?..

Хихиканья были слышны среди зрителей.

— Но, чтобы из простого мечника стать рыцарем… он должен был совершить великий подвиг.

После этого смех прекратился. Этот хвастливый аргумент обсуждался в толпе.

— Невозможно! Он же обычный простолюдин. Он не мог совершить такой подвиг!

— Недавно, Агнес стала командиром мушкетёров, а ведь она была простолюдинкой!

Тот, кто ехал в белой карете решил урегулировать этот спор между горожанами.

Солдат подошёл к окну королевы, и, похоже, получил приказ… Он подбежал к Сайто и прошептал ему пару тройку слов, Сайто кивнул.

Он подошёл к белой карете взволнованный.

Внимание толпы и охраны сосредоточилось на нём, из окна, грациозно была подана рука. Это была рука Генриетты.

И Сайто неуклюже поцеловал её.

Зрители смутились.

Как и ожидалось, слух оказался верным. Простолюдин не имел бы права поцеловать её руку, если бы не сделал того подвига.

Народ снова начал скандировать,

— Долгой жизни кавалеру Сайто!

Когда Сайто поздравляла толпа, он растерялся. Вернувшись в колонну рыцарей, Гиш прошептал Сайто на ухо.

— Эй! Все восхваляют тебя! Ты должен оправдать их ожидания!

Нервно, Сайто помахал им рукой.

Радостные крики стали ещё громче.

— Я сдаюсь… если так будет всегда, то я вообще не буду выходить на улицу.

— Не парься! Людям быстро это надоедает. Скорее всего, завтра о тебе никто и не вспомнит.

Прошептал Гиш.

Генриетта закрыла окно и, посмотрев на свою руку, вздохнула. Посмотрев на Мазарини, которого застали врасплох, начал дёргаться. Генриетта поправила его шляпу.

«Я должна быть сильной. Намного сильнее.»

Её сердце снова сжалось… Глядя на тыльную сторону своей ладони, она взяла себя в руки.

Они прибыли во дворец, и, за исключением одного отряда, который был на дежурстве, остальные рыцари разошлись. Бессознательно, она искала Ундину глазами.

Члены рыцарского отряда, созданного Генриеттой недавно, дружно беседовали в углу. Закончив своё представление, они собирались возвращаться в академию. Поскольку они должны пройти годовую тренировку, перед тем, как приступить к своим обязанностям при королевском дворе, они не собирались задерживаться во дворце.

Среди рыцарского отряда, она искала чёрные волосы Сайто, ведомая неожиданным порывом, но передумала.

Кабинет министров и чиновников пригласил её по прибытии.

Не теряя королевского достоинства, она улыбнулась и поблагодарила за приглашение.

Идя по коридору, в котором её министры выстроились в линию, она дала каждому указания. Даже идя по коридору, она исполняла свои обязанности. Независимо от того, насколько она устала, Генриетта исполняла свои обязанности.

К ней подошла придворная дама.

— Гость ждёт вас.

— Гость? Любой гость, будь то император или Папа, пусть сидит в комнате ожидания.

Придворная дама прошептала ей что-то. Услышав имя, Генриетта облегчённо улыбнулась.

Когда Генриетта увидела того, кто ждал её, она оживилась. Она улыбнулась, чего не делала в последнее время, и крепко обняла её.

— Ах, Луиза! Луиза! Ты приходи ко мне почаще!

— Да я бы хотела, но принцесса наверно очень занята…

— Я даю тебе разрешение приходить в эту комнату, когда тебе захочется. Это нормально. Ты ведь мой друг.

Луиза осмотрела комнату, в которой ничего не было.

— Здесь и правда всё продали?

Сказала она.

— Ага. Для королевы стола и кровати достаточно.

Вообще-то она хотела и кровать продать, но министр финансов сказал, что не может её спать на полу.

Луиза заметила, что Генриетта не носит рубин воды и выпучила глаза.

— Принцесса, а что с рубином воды?

— А, я продала его.

— Что!

— Потому что, когда я смотрю на него, возникают неприятные воспоминания… Из-за этих чувств я начала войну. Теперь, когда война закончилась, я хочу избавиться от него…

— Как ты могла?!

Луиза было шокирована.

— В чём проблема? Луиза.

— Это кольцо… необходимо «носителям пустоты».

— В смысле?

— Когда я надела кольцо, я смогла прочесть молитвенник Основателя.

— Разве ты не единственная, кто может это сделать?

Сказав это Генриетта побледнела.

— Ты помнишь о последних событиях? В Альбионе на нас напал фамильяр пустоты, и мы встретили ещё одного носителя пустоты. Возможно есть и другие маги пустоты. И вряд ли они всё будут добрыми людьми. Если кольцо попадёт к другому магу пустоты…

Генриетта обезумела.

— Аа, что я наделала! Это я во всём виновата!

— Вы знаете у кого оно сейчас?

Генриетта тут же вызвала министра финансов.

— Вы звали, Ваше Величество?

Он уже почувствовал что-то недоброе.

Министр, то кольцо, что я дала вам…

Министр финансов усмехнулся.

— То кольцо? Сувенир королевской семьи Альбиона, рубин ветра?

Министр достал небольшую коробочку из нагрудного кармана.

— Это оно?

Да, там лежал рубин ветра.

— Когда вы дали мне его, вы были взволнованы. И я решил придержать его, на всякий случай. В любом случае, я хочу вернуть его вам.

— Ах, вы великолепны, Министр Де Мури.

— Нет… Просто, раз оно важно как память, я не могу продать его. Это просто как часть вас самих.

Сказав это, министр вышел.

Генриетта смотрела на рубин ветра, который снова вернулся на её руку. У неё из глаз потекли слёзы. В этот момент, она выглядела озадаченно.

Слёзы потекли ручьём, и она закрыла лицо руками.

— Как же так… Лишь когда я заплакала, я поняла, как устала.

Луиза положила руку ей на плёчо.

— Принцесса, вы устали. Вам надо бы расслабиться и отдохнуть.

— Спасибо тебе. Только ты одна предлагаешь мне отдохнуть. Но я не могу. Если я отдохну денёк, то страна остановится.

Сказала Генриетта, гладя Луизу по волосам.

— Я завидую тебе Луиза.

— О чём вы говорите, принцесса? У вас ведь есть всё, что пожелаете?

Тот, кто не имеет ничего, намного счастливее того, у кого есть всё. Взгляни на это кольцо.

Генриетта посмотрела на него недолго и сказала.

— Я до сих пор не знаю зачем ты пришла.

Луиза посмотрела вверх нерешительно, и сказала.

— Это насчёт Сайто.

Генриетта отстранилась резко.

— Сегодня, он был у меня на службе. Он хорошо выполняет свои обязанности. Великолепный, доблестный мужчина. Ах, я должна выразить ему свою благодарность…

— Я как раз насчёт благодарностей. Для него одного, вы отправили Вюсенталь; присвоили ему ранг кавалера… назначили служанку для него, и разрешили ему поцеловать вашу руку посреди улицы…

— …

— Это кажется неуместным… по отношению к простому кавалеру, вы слишком щедры. У вас есть какие-то скрытые мотивы? Это подозрительно.

— Например?

— Вы хотите отправить его на какое-нибудь опасное задание?..

Генриетта удивлённо посмотрела на Луизу.

— Я? Отправить его на опасное задание? Ни за что! Как я могу сделать что-то подобное! Он ведь твой фамильяр? Даже если он стал дворянином, это не изменилось. Он важен как для тебя, так и для меня, я не могу давать ему рискованные поручения.

— Ну раз так, то я рада. Но ещё…

Генриетта обняла Луизу крепко.

— Как я и думала, ты беспокоишься за него. Особенно сейчас. Он… великий человек, важный для меня и страны… Он показал беспрецедентную преданность. Как королева, я должна наградить эту преданность.

— Но Сайто из другого мира. И он вернётся туда, рано или поздно. Хорошо ли давать ему такие важные задания?

— Это уже решено, Луиза. Он мне нужен… эмм, да нужен. Поэтому, я делаю, то что в моих силах. Он принял свои обязанности, но имеет право отказаться от них. Посвятив его в рыцари, я говорила об этом.

Луиза кивнула. Во время церемонии посвящения Сайто в рыцари, он не присягнул на верность Генриетте и её стране. Он как бы был свободным рыцарем… В любом случае, Сайто был необычным рыцарем.

Чтож, если он не будет подвергаться опасностям, у неё больше нет возражений. Луиза поклонилась и пошла к выходу.

— Разве ты не будешь возвращаться вместе с Сайто? Сейчас он, наверное, во дворе.

Луиза покачала головой.

— Нет… он не знает, что я приходила сюда. Я вернусь одна.

— Ясно. Будь осторожна. Будет свободное время, приходи ещё.

Почтительно поклонившись, Луиза ушла.

Генриетта села на стул и опять посмотрела на рубин ветра. Она устало пробормотала,

— Ты сказал мне, чтобы я полюбила другого. Я думала, что не смогу, но…

Генриетта вздохнула.

— Любовь это или нет, я не знаю. Но иногда, когда я думаю о нем, огонёк горит в моей груди.

Кто-то постучал в дверь.

— Кто там?

— Это я.

Это был голос секретаря, который следил за соблюдением расписания Генриетты. — Войдите, — сказала она. Дама лет тридцати, с волосами собранными в пучок и в очках, вошла в комнату.

— Я хотела бы прочитать планы Вашего Величества на следующие две недели.

— Начинайте.

Секретарша читала пункты плана один за другим. Все они шли без промежутков по времени. «Мне даже некогда перевести дух. Моё время сна урезали в эти дни, » подумала она.

— В день фреи на первой неделе, назначен обед с послом из Ромалии… Раз такое дело, то оденьте официальное Ромалийское платье. У вас тридцать минут на переодевание.

— Хорошо.

Генриетта вздохнула, сдерживая свои чувства, и спросила.

— Какие планы на следующий день, день пустоты?

Секретарша подняла очки, беспокоясь.

— Что вы имеете в виду?

— Эээ… Насчёт того, чтобы посетить бал Слейпнира… стоит ли отменить это?

— Как вы считаете?

Спросила Генриетта непринуждённо. День отдыха был дороже золота,

— Да. Потому что это только приветственная вечеринка в честь новых учеников Академии Волшебства. К тому же вас пригласил… директор Осман, наверное, он не понимает разницу между делами Академии и делами страны.

Бал в Академии Волшебства…

Более того, бал Слейпнира необычный бал. Это бал-маскарад. И маскируются там не с помощью костюмов и масок.

Генриетта подняла голову.

— Я приму приглашение. Измените план соответственно.

— Если вы принимаете приглашение, все будут рады… но если вы хотите взять день отдыха…

Секретарша лучше, чем кто-либо другой знала как тяжело Генриетте.

— В Академии Волшебства растёт новое поколение дворян, которые являются будущим страны… стоит поощрить их.

Сказала она, и секретарша не возражала.

— Всё будет готово.

Сказав это, она удалилась.

Генриетта снова села на стул и посмотрела на свою руку. Она покраснела и кусала ногти.

</

Оставить комментарий