Глава 32

Опция "Закладки" ()

* POV Уилла *

Напрягая слух, чтобы услышать, как кто-то зовет меня, я проснулся. Похоже, я все еще жив.

Снаружи в комнате было шумно. Я услышал собачий лай.

Когда я медленно открыл глаза, то заметил, что в комнате стало совсем темно. Лампа у моей кровати излучала слабый свет, едва давая мне возможность оглядеться.

…Сони здесь не было.

Этот факт сильно взволновал меня.

Если правильно помню, она сказала, что будет рядом со мной к вечеру. Посещала ли она других пациентов? Или ситуация изменилась?

Все мое тело болит, и может быть во мне просто говорит малодушие, но беспокойство на сердце не уменьшалось.

– Может, ты уже дашь ему отдохнуть? Внутри спит больной.

Как только я услышал скрип двери, за ним последовал мужской голос. Вероятно, это был хозяин трактира.

Упрекая свой мозг, который во второй раз пытался заснуть, я потащил свое тело, ставшее тяжелым, как свинец, к двери.

– Эй, ты в порядке?

Я открыл дверь как раз в тот момент, когда трактирщик уже собирался остановить взбесившегося Тирля. Щенок посмотрел на меня, радостно залаял и быстро вбежал в комнату.

– Я виноват, что разбудил тебя. Соня-сан доверила мне этого пса, но он убежал прежде, чем я успел это понять. Я возьму тебя на прогулку, если ты хочешь, так что иди сюда.

Тирль спрятался у меня за ногами и заскулил. Казалось, что вытащить его отсюда будет непросто.

– Все нормально. И что еще важнее… где Соня?

– Она только что вышла. Я не спрашивал, куда она идет… О, но недавно было доставлено письмо, так что она, возможно, уехала по каким-то срочным делам.

Похоже, Соня ушла после того, как ее кто-то вызвал.

Это мог быть посыльный от Лорда Санига. Неужели он уже решил, что делать с Разом?

Судя по тому, что мое тело все еще было поражено, Раз, по крайней мере, жив. Скорее всего, его еще не нашли.

– В любом случае, будет лучше, если ты вернешься в постель и поспишь подольше. Ты выглядишь ужасно. Я принесу тебе все, что нужно.

– В этом нет необходимости… хотя, может, ты оставишь Тирля со мной? Это не должно быть заразно для животных.

Хозяин гостиницы велел мне не выходить из комнаты.

Это естественное отношение человека, который думает, что у меня заразная болезнь. Похоже, там, где пациенты находятся в карантине, больше нет места, поэтому не было другого выбора, кроме как оставить меня спать в этой комнате. С другой стороны, в этой гостинице есть только врачи и заклинатели, присланные Лордом Санигом, так что никто не будет жаловаться на мое присутствие здесь.

Я поклонился хозяину гостиницы и закрыл дверь.

Однако Тирль посмотрел на меня так, словно умолял о чем-то, и потянул за край моих штанов, чтобы вытащить наружу.

Не похоже, что он просит разрешения прогуляться. Может быть, он беспокоится о Разе? Я также не могу перестать беспокоиться о Соне.

Постепенно мне стало казаться, что он отчаянно просит о помощи. Я не настолько оптимистичен, чтобы, проигнорировав, заснуть. Я чувствую, что буду сожалеть об этом всю свою жизнь, если не отвечу на просьбу Тирля сейчас.

– Я все понял.… Я пойду с тобой.

Пока я отвечал, Тирль притих и начал вилять хвостом.

Я переоделся и взял Убийцу ведьм. Несколько раз пошатнулся и упал на колени. У меня нет на это времени. Голова так сильно тряслась, что я даже не мог нормально ходить.

Я тоже кое-что вспомнил и достал из чемодана контейнер с Кристаллом Громовой соли.

Это будет полезно вместо тонизирующего средства. Без малейшего колебания я принялся жевать осколок. Этот сильный стимулятор сделал мою голову совершенно ясной. Я слышал, что соль обладает силой изгонять зло. Интересно, может ли она на самом деле противостоять проклятию тоже?

Убедившись, что хозяина нет в коридоре, я взял лампу и вышел из комнаты вместе с Тирлем. Каким-то образом мне удалось незаметно выйти из гостиницы.

Тирль немедля побежал к горе, словно говорил: «Сюда! За мной!» Я последовал за ним так быстро, как только мог в данный момент.

Я не знаю, где Раз и Соня, поэтому у меня нет другого выбора, кроме как довериться Тирлю.

Падая много раз и поранив кожу о ветки деревьев, я, задыхаясь, взбирался на холм. Я мог бы только горько рассмеяться, если место, куда направлялся Тирль, было пусто. У меня нет больше сил, чтобы преодолеть на то же самое расстояние назад.

Непонятное чувство нетерпения толкало меня вперед и помогало продвигаться в темноте. Даже если Соня и Раз окажутся в беде, я только буду обузой в моем нынешнем состоянии.

Как бы то ни было, я все равно пойду. И мое сердце, и тело желают этого. Я не могу думать о других вещах.

– Что это?..

Все вокруг на мгновение осветилось, и я услышал впереди звуки взрывов. Кто-то был в самом разгаре сражения. Я убедился, что ни скулеж Тирля, ни мое беспокойство не были беспочвенны.

Собрав последние силы, я заторопился.

– Соня!

И я увидел это. Моя хозяйка рухнула на землю вся в крови.

Стая змей роилась на теле Сони, а ее прижимала к земле женщина в черном одеянии. Парящий шар магического света дал мне хорошее представление о ее нынешней ситуации. Ее внутренности были выставлены на свет, а кожа была вся в укусах и покрыта кровью.

– Ах… А-А-А-А…

Это ложь. Это невозможно.

Как будто Соня умерла.

Кровь отхлынула от моего тела, я стоял ошеломленный. Вероятно, в реальной жизни прошло всего несколько секунд, но для меня это было так, как будто весь мир остановился, привязав меня к одному месту на долгое время.

Тирль громко тявкнул, и я наконец смог прийти в себя. Впереди, там, где бежал Тирль, росло большое камфорное дерево, и на нем висел Раз. Было также трудно понять, жив он или нет.

– Почему?! Почему у тебя нет самоцвета?!

Женщина в черном балахоне выглядела растерянной. Она даже не заметила моего появления. Как только заметил, что в руке женщина держала кусок мяса, кровь бросилась мне в голову.

Эта женщина убила Соню.

Каким-то таинственным образом моя голова прояснилась, и я смог мгновенно понять ситуацию. Эта женщина – злая ведьма, которая использовала Раза, чтобы проклясть деревню. Соня пыталась бороться с ведьмой, чтобы убить ее, но проиграла, потому что ведьма наверняка использовала какой-то трусливый трюк, например, использовала Раза в качестве щита. Она вонзилась в живот Сони, потому что ошибочно подумала, что у нее есть Розовый самоцвет.…

– !

Осознав все это, мое тело двигалось само по себе.

Я выхватил из ножен Убийцу ведьм и метнулся к женщине.

Заметив вспышку красного клинка, женщина отстранилась от Сони. Меч задел шею женщины, и из раны с шумом брызнула кровь. Это было доказательством того, что мой противник – ведьма.

– Ку!

Я услышал, как она щелкнула языком. А мне хотелось цыкнуть. Будь я в своем лучшем состоянии, я мог бы обезглавить ее в два счета, но мое тело не поспевало за мной. Я, покачнувшись, наставил свой меч.

Мне все равно, даже если мои кровеносные сосуды и нервы лопнут.

Мне все равно, даже если мое тело больше не двигается.

Мне все равно, даже если мы убьем друг друга.

Я никогда ее не прощу. Я убью эту женщину, несмотря ни на что. Я заставлю ее испытать мучительную боль!

Ненависть, поднимавшаяся из глубины моего сердца, превратилась в слезы и затопила мои глаза.

– Как ты здесь… и ты даже можешь двигаться после того, как тебя поразило проклятие… Ну, неважно. Ты немного опоздал, Уилл Обсидия.

Женщина омерзительно улыбнулась и пожала плечами. То, как двигалось ее тело, было странным. Может быть, ее правая рука была парализована.

– Как видишь, эта нахальная девчонка умерла слишком быстро. Я тоже разочарована. Я была убеждена, что наконец-то смогу заполучить этот камень… Мне здесь больше нечего делать. Из уважения к твоей силе воли я сохраню тебе жизнь. Как и сейчас, все, что тебе нужно сделать, это сжечь Раза, и проклятие будет снято. Выжить. Я уверена, что тот человек желает того же самого…

Я сильно оттолкнулся от земли и взмахнул мечом.

Проклятие?

Это уже не имеет значения. Мне теперь наплевать на себя и на деревню.

Я не смог защитить Соню. Я потерял ее в тот момент, когда поклялся посвятить ей остаток своей жизни.

Ярость сжигала меня. Я не успокоюсь, пока я не убью женщину передо мной, пока безжалостно не разорву ее на куски.

Однако бесконечно появляющиеся змеи блокировали все мои последующие атаки. Возможно, чувствуя отчаяние, свет Убийцы ведьм стал ярче.

– Ха!

Не заботясь о том, что змеи кусают меня, я сделал выпад мечом.

Рука ведьмы отлетела в сторону, подняв сверкающую кровавую струю. Убогий крик вырвался изо рта женщины.

Мое тело уже достигло своего предела. Убийца ведьм съел всю мою ману, и я опустился на колени.

– Черт, черт! Что за парень?! Похоже, будет лучше, если я побыстрее уберусь отсюда! Уилл Обсидия! Однажды я обязательно заставлю тебя заплатить за эту руку!

Женщина стала подниматься быстрее. Казалось, она не особо чувствовала боль. Может быть, рука, которую я отрезал, вообще не была связана с нервами. Я все испортил.

– Подожди!

Как будто я позволю тебе сбежать сейчас! Мне как-то удалось встать, но магия света исчезла, и женщина растворилась в темноте. Я потерял ее.

В тот момент, когда мое сердце было готово утонуть в отчаянии.…

【О вечное яйцо, пожираемое тьмой. Сопротивляйся вращающемуся потоку и разбейте свою скорлупу】

В темноте раздался величественный голос.

И яркий свет окрасил все в белый цвет.

【О кровь, о пламя, пожирай жизни моих врагов – Ламиас Фенико】

Поднялся двухцветный огненный столб.

Темно-красное пламя обвилось вокруг ног женщины в черном одеянии. Все змеи в округе мгновенно превратились в древесный уголь.

– Агх! Почему?! Почему, черт возьми?! Аааарг!

Женщина пустилась в пляс, спасаясь от огня. Ее глаза были направлены на пламя позади меня.

– Соня?!

Там стояла девушка, окутанная белым пламенем.

Ее неземная фигура напоминала ангела, но ее сила была больше, чем у дьявола.

Она спокойно вытерла кровь с губ и жестоко улыбнулась. И кожа, и волосы ее были ослепительно белыми. «Разве ей не жарко?» – глупо подумал я.

– Аха-ха!

Детским невинным голосом Соня заставила темно-красное пламя колебаться. Женщина в черном одеянии корчилась от боли и призывала змей обратно, но безрезультатно.

Соня точно управляла пламенем, почти казалась сумасшедшей. Она не дала женщине даже малейшего шанса сопротивляться, сжигая зловещим пламенем змей одну за другой.

Ноги, туловище, шея и лицо.

Каждый дюйм кожи женщины был обожжен, и я видел, что ее плоть и кровь вскипели. Однако, все еще не в силах умереть, женщина широко открыла глаза и продолжала кричать.

– П-помогите!..

С обожженными до хрустящей корочки ногами женщина превратилась в массу пламени, которое просто продолжало бороться на земле.

Тошнотворное зловоние заполнило все вокруг, и я непроизвольно зажал рот.

Это было достаточно жутко, чтобы я забыл радость от того, что Соня жива.

– Если это мольба о помощи, то я достаточно наслушалась в деревне. Все это исходило от людей, которых ты мучила. Ты сделала то, чего не должна была делать… а теперь исчезни.

В тот момент, когда Соня с готовностью пробормотала что-то, темно-красное пламя взорвалось. Оставшаяся зола не походила на человека ни по очертаниям, ни по форме.

– Ах…

Мое тело внезапно стало легче. Проклятие, должно быть, было снято со смертью женщины. Хотя сейчас было не до этого.

Пламя также покинуло тело Сони.

Тишина опустилась на окрестности. Лампа, брошенная на землю, давала слабый свет.

– …Соня!

Я мгновенно отреагировал, чтобы поддержать ее шатающееся тело.

В тот момент, когда я обнял ее, я почувствовал что-то липкое… это была кровь.

Однако на коже Сони не было ни ожогов, ни ран. Даже ее разорванный живот выглядел хорошо, несмотря на то, что ее одежда была в лохмотьях и пропитана большим количеством крови.

– Что за чертовщина такая? Что случилось… что ты…

Была только одна вещь, которую я смог придумать.

Единственное, что может регенерировать на таком уровне… Розовый самоцвет.

Было ли исследование Алонии завершено? Или это сделала Соня?

Даже несмотря на то, что она так настаивала передо мной и Сэднилом, что камня у нее не было.

Хотя, похоже, он находился не в ее желудке.

Интересно, можно ли спрятать его в другой части тела и использовать? Или…

– Уилл… Я не ожидала, что ты действительно будешь здесь. Ты превратился в довольно преданного пса…

Ее расфокусированные красные глаза затуманенно смотрели на меня.

– Ты в порядке?! Эй!

– Я… в порядке. Честно говоря, твое присутствие здесь действительно спасло меня. Ты дал мне достаточно времени для регенерации. Если бы она еще больше испортила мои внутренности, даже я бы умерла. Фу-фу.

Бессильно рассмеявшись, Соня закрыла глаза. Я был в отчаянии, отчаянно звал ее по имени, чтобы она не потеряла сознание.

– Уилл, отведи Раза обратно в деревню, если сможешь двигаться. Он все еще может быть спасен…

– П-понял. Ты тоже пойдешь…

– Я… вернусь позже.

– А?!

– Я не могу… никому показать свое нынешнее состояние. Будет проблемно объяснить… все нормально. Я… не умру.…

– Поторопись и уходи, – тихо приказала мне Соня.

Я чувствовал настоящий конфликт. Соня тоже выглядела так, словно была на грани смерти. Я хотел взять ее с собой.

Однако я не мог сделать ничего, что могло бы повредить моей хозяйке. Соня оказалась бы в трудном положении.

Если слухи о том, что у нее есть Розовый самоцвет, дойдут до этих ведьм…

– Я сейчас вернусь!

Держа на руках потерявшего сознание Раза, который лежал под камфорным деревом, я поспешно покинул гору вместе с Тирлем. Эти жуткие шрамы исчезли с тела Раза. Сохранились только синяки от удушья.

Добравшись до деревни, я оставил Раза докторам и заклинателям, посланным Лордом Санигом. Жители деревни, павшие жертвой проклятия, приходили в себя один за другим, и всюду раздавался шум, хотя уже наступила полночь.

Я думал, что они попросят у меня объяснений, но меня сразу же отпустили, когда они услышали, что у меня нет никаких травм. Раз был в критическом состоянии, поэтому врачи начали концентрироваться на продлении его жизни.

В глубине души я очень хотел, чтобы он был спасен.

– Ба! – тявкнул один раз Тирль.

Я чувствовал, что он благодарит меня, но не мог позволить себе роскошь ответить. Я одолжил одно из сложенных одеял и повернулся на каблуках.

Мне стало не по себе. Что, если она умерла, пока мы были разделены? Что если она исчезнет?

Мое сердце было почти раздавлено страхом.

…Соня спала на том месте, где я ее оставил, все еще вся в крови.

Я завернул Соню в одеяло и понес ее с горы на спине. Ее тело полностью замерзло от крови и ночного ветра. А еще она была поразительно легкой.

Ее неустойчивое сердцебиение и дыхание постепенно заставляли меня терять самообладание. Я чувствовал, что попал в очень несправедливую ситуацию, и мне почти хотелось плакать. Я был сбит с толку всем и вся.

Каким-то образом мне удалось добраться до комнаты Сони в трактире, и никто ни о чем не спрашивал. Все были поглощены последними событиями.

– Спасибо… Уилл.

– Ты проснулась?

– Да. Положи меня в ванну. Кровь отвратительна.

Я отвел Соню в ванную, как мне было сказано. Она грубо начала снимать с себя окровавленную одежду, поэтому я поспешил уйти. Казалось, она могла нормально двигаться. Я чувствовал, что наконец-то смог снять это бремя с моих плеч.

Я также сменил окровавленную одежду в своей комнате, вытер грязный пол в коридоре гостиницы и сделал все возможное, чтобы избавиться от улик, а затем вернулся в комнату Сони. Вся усталость внезапно нахлынула на меня.

– …Эй, ты в порядке?

Я продолжал слышать шум льющегося душа, но ответа не было. Смыть кровь, которая так прилипла к ней, возможно, на это требовалось некоторое время, но…

– Я… я вхожу.

Ответа не было даже после того, как я постучал 5 раз, так что мне пришлось принять горькое решение и шагнуть в ванную.

…Конечно же, Соня упала в обморок.

– Вот дерьмо!

Естественно, она была совершенно голой. Ее гладкая белая кожа и пышные формы бросались в глаза. Мое лицо вспыхнуло настолько, что я подумал, что проклятие вернулось. Я невольно покачал головой.

Я верный слуга. Я не могу оставить свою хозяйку в таком состоянии.

Не думай. Не чувствуй. Не помни.

Я лихорадочно вытер Соню полотенцем. Конечно, я старался по возможности ничего не видеть. Вернее, я старался поступить правильно, но острое чувство вины почти не оставляло места для мыслей о чем-то другом.

…Я отказался от попытки одеть ее. Начиная с того, что я даже не могу дотронуться до ее нижнего белья. Для меня это невозможно.

Я завернул ее в новое одеяло и уложил в постель.

Тело Сони все еще было холодным. Ее лицо приобрело синеватый оттенок, а кончики пальцев были ледяными. Ее пульс оставался стабильным, но я не могу не волноваться.

Может, мне позвать врача? Но тело Сони скрывает страшную тайну. Я не могу сделать ни одного неосторожного движения, и, кроме того, я сомневаюсь, что нормальный врач мог бы что-то сделать.

Я держал Соню за руку точно так же, как она держала меня, когда я был прикован к постели из-за проклятия, надеясь, что хоть немного тепла вернется к ней. Надеясь, что мое желание достигнет ее.

– Я умоляю тебя, пожалуйста, проснись поскорее…

Оставить комментарий