Глава 417. Когда он навестит древний город?

Ван Яо провел то же лечение, состоящее в терапии внутренней энергией и лекарственных травах.

Фух!

Сунь Юньшэн облегченно выдохнул в конце сессии.

У него было чувство возрождения.

Проведя с Ван Яо короткий разговор, Сунь Юньшэн покинул комнату, а Сунь Чжэнжун остался.

«Вы что-то хотели обсудить со мной?» — спросил Ван Яо.

«Да, доктор Ван. Я хотел кое-что узнать насчет своего сына», — сказал Сунь Чжэнжун.

«Ему постепенно становится лучше», — Сунь Чжэнжун задал тот же самый вопрос три дня назад, и Ван Яо дал ему тот же ответ.

«Хммм, доктор Ван, возможно для для моего сына зачать детей?» — спросил Сунь Чжэнжун после короткого мгновения.

Зачать детей?

Так вот почему он решил остаться и спросить.

«Маловероятно», — сказал Ван Яо.

Токсин жара был как огонь. Он повредил каждую часть тела Сунь Юньшэна изнутри и снаружи. Было чудом, что он выжил. Вдобавок к этому, Сунь Чжэнжун использовал энергию инь от женщин, вынуждая их совершать половой акт с его сыном. У Ван Яо не было представления, где Сунь Чжэнжун услышал о таком ужасном методе поддерживать жизнь своего сына. В результате его сын потерял много своей энергии ян. Ему будет невероятно сложно стать отцом.

«Понятно. Есть ли способ сделать это возможным?» — Сунь Чжэнжун, по-видимому, не хотел сдаваться.

Он хотел, чтобы его сын унаследовал его бизнес, но он не знал, как долго его сын сможет прожить. Он также не знал, сможет ли его сын подарить ему внуков. Если нет, это будет ужасным наказанием для него.

«Я сделаю все, что смогу, чтобы найти метод», — сказал Ван Яо.

«Спасибо», — ответил Сунь Чжэнжун.

Когда Сунь Чжэнжун и Сунь Юньшэн ушли, Ван Яо вернулся в частную комнату своей клиники, думая насчет того, как вылечить Сунь Юньшэна.

Тем временем Лун Юньфэй пытался построить дорогу в деревню в Шанцзюне, располагающемся в тысяче миль от Ляньшаня.

«Доктор Лун, почему вы так настаиваете на помощи в постройке дороги?» — спросил старший служащий местного правительства.

«Жители деревни недавно испытали на себе заразную болезнь. Я был там, помогая останавливать распространение болезни. Туда ведут ужасные дороги. Лечение некоторых из людей было задержано из-за этого», — сказал Лун Юньфэй.

«О, спасибо, что думаете о людях. Вы не забыли о них, хоть вам и самому не очень хорошо. Не переживайте, я поинтересуюсь для вас. Я дам вам знать, как только что-то услышу», — сказал старший служащий.

«Большое вам спасибо», — сказал Лун Юньфэй.

Его ассистент помог доставить его в офис местного правительства.

«Эй, Чжан, кто он?» — спросил другой служащий, когда Лун Юньфэй ушел.

«Служащий из Департамента Здоровья в провинции», — сказал служащий Чжан.

«Что он делал здесь?» — спросил другой служащий.

«Он пришел узнать насчет планировки в нашем районе», — сказал служащий Чжан.

«Что служащий из Департамента Здоровья хочет узнать о планировке? Он уже в инвалидной коляске», — заинтересованно спросил другой служащий.

«Не стоит смотреть на него свысока. Хотя он не может ходить, он расширил свою социальную сеть в районе. Он внес большой вклад в бой против заразной болезни, которая ранее мучила нас. Его похвалил руководитель местного правительства. Жаль, что ему стало плохо, иначе его быстро повысили бы», — служащий Чжан вздохнул.

«В наши дни не так много людей, как он, заботящихся о бедных людях, — сказал другой служащий, — почему он так печется о дороге?»

«Ты знаешь финансовый статус нашего района. У нас нет денег на постройку дороги. Строительство такой дороги обойдется в по крайней мере несколько миллионов юаней», — сказал служащий Чжан.

«Да, по крайней мере».

«Даже если бы у нас были все доступные деньги, строительство дороги в той области не было бы нашим приоритетом», — сказал служащий Чжан.

Выйдя из Департамента Инфраструктуры Района Цзя, Лун Юньфэй не был сильно расстроенным. Его недавний опыт раскрыл его разум, дав ему подумать о жизни. Он ожидал столкнуться с преградами в строительстве дороги в деревню. В конце концов, район Цзя был очень бедным. У местного правительства не было денег. Даже если бы у них были деньги, они, вероятно, построили бы дорогу в какое-то менее изолированное место. В конце концов, деревня была слишком изолированной. У них не будет никакой выгоды от постройки дороги здесь.

«Доктор Лун, почему вы так обеспокоены насчет деревни?» — спросил ассистент Лун Юньфэя.

Лун Юньфэй ничего не сказал. Он просто тихо посмотрел на небо.

Он не хотел думать о помощи в постройке дороги для той бедной деревни. Он хотел никогда не быть в Районе Цзя и никогда не встречать Ван Яо, если бы было возможно. Однако, что случилось, то случилось. Слезами горю не поможешь.

«Я попытаюсь найти другой способ», — сказал Лун Юньфэй.

Тем временем доктор из городской поликлиники Ляньшаня пошел осмотреть дядю Ли Маошуана.

«Что это?» — доктор к своему удивлению обнаружил, что дяде Ли Маошуана, похоже, стало лучше.

«Он ел что-нибудь сегодня?» — спросил доктор.

«Да, он ел немного растертой в пюре еды», — сказал старший кузен Ли Маошуана.

«Он стал более оживленным?» — спросил доктор.

«Да, ему сегодня лучше, чем вчера. Он даже немного разговаривал», — сказал старший кузен Ли Маошуана.

«Это хорошо».

На этот раз доктор не упоминал вопрос о выписке из больницы.

«Что случилось с папой? — спросила младшая кузина, — думаешь, что лекарственные травы того молодого доктора сработали?»

«Надеюсь, что так», — сказал старший кузен Ли Маошуана.

Он переживал о другой возможности.

Возможно, это было просто короткое сияние жизни перед переходом в мир иной.

В Пекине, находящемся в тысячах миль от Ляньшаня, небо не было таким же синим. Земля в старом внутреннем дворе была покрыта опавшими листьями, придавая ему заброшенный вид.

Су Сяосюэ, сидя в инвалидной коляске, смотрела в небо.

Она впервые выбралась из постели спустя так много лет. Она по крайней мере могла видеть небо из двора и могла двигаться. Ее кожа вернулась в нормальное состояние, так что ей уже не надо было бояться микроорганизмов, летающих повсюду в воздухе. У нее не возникнет кожной инфекции.

«Снаружи так комфортно», — сказала Су Сяосюэ.

Она наконец-то достигла определенной степени свободы.

‘Когда я смогу прогуляться? Когда я смогу выйти сама? Пекин сильно изменился за эти годы?’

«Сяосюэ, не хочешь ли вернуться внутрь? Снаружи холодает», — сказала Сун Жуйпин.

«Я в порядке, мам. Я хочу чуть дольше побыть здесь», — сказала Су Сяосюэ.

«Хорошо», — сказала Сун Жуйпин. Ее глаза переполнились эмоциями.

Когда доктор Ван вернется?

Чэнь Ин в другом доме думала о том же.

Она регулярно навещала своего брата. Чэнь Чжоу постепенно становилось лучше. Все сотрудники из психиатрической лечебницы были удивлены его изменениями. Однако, у него случилось несколько обострений в недавнее время. Казалось, как будто его состояние внезапно начало ухудшаться.

Никто в лечебнице ни мог определить причину этого ухудшения.

‘Прошло так много времени, тебе пора вернуться’.

Тем временем Ван Яо практиковал китайский бокс на Холме Наньшань. На холме было холодно и ветрено.

Ван Яо вытянул руки к небу. Он был в уникальном положении, как будто он поддерживал небо одной рукой, стоя одной ногой на земле.

Это была поза, описанная в Цюаньцзин.

Вдох, выдох.

Откройся!

Ван Яо вдруг изменил свою стойку. Он развернул ладонь, согнул руку, а затем снова ударил.

Вам!

Его движение вызвало громкий звук, похожий на гром.

В то же самое время кровь и внутренняя энергия в его теле продолжали стремительно циркулировать.

Ван Яо несколько раз циркулировал свое ци перед тем, как закончить.

Динь!

Его телефон зазвонил. Это был Ли Маошуан.

«Что? Нет, это не было короткое сияние жизни перед смертью. Ему стало лучше из-за отвара, который я ему дал. Не переживай слишком сильно», — сказал Ван Яо.

«Хорошо, это великолепно», — сказал Ли Маошуан на другом конце телефона.

Он объяснил это своему старшему кузену, положив трубку. Однако, его старший кузен все еще переживал.

«Прекрати так нервничать. Состояние дяди уже не может быть хуже. Я сказал тебе, что доктор Ван — другой. Тебе нужно верить ему», — сказал Ли Маошуан.

«Хорошо», — старший кузен кивнул. Он начал верить в Ван Яо: «Когда он вернется сюда?»

«Завтра утром», — сказал Ли Маошуан.

«Хорошо, я приготовлюсь», — сказал старший кузен.

На самом деле ему было не к чему готовиться, и было достаточно просто следовать указаниям Ван Яо.

Ван Яо следующим утром пораньше покинул Холм Наньшань, подготавливаясь к путешествию в городской центр Ляньшаня.

«Ты едешь в город?» — спросила Чжан Сюин.

«Да, я еду к пациенту», — сказал Ван Яо.

«У меня есть для тебя задание», — сказала Чжан Сюин.

«Что ты хочешь, чтобы я сделал?» — спросил Ван Яо.

«Насчет твоей сестры».

«Сестры? — Ван Яо был ошеломлен на миг, — о, я понял, это, вероятно, насчет моего будущего брата».

«Да, я думаю, что он — неплохой парень. Сможешь проверить его? Твоя сестра ничего мне не рассказывает», — сказала Чжан Сюин. Она беспокоилась о будущем ее дочери.

Он поехал в Поликлинику Людей в городском центре Ляньшаня после завтрака.

В этот раз кузены Ли Маошуана казались гораздо более приятным в отношении к нему и были готовы сотрудничать.

Он повторил то же лечение дяди Ли Маошуана.

«Большое вам спасибо, доктор Ван», — старший кузен Ли Маошуана выразил свою благодарность после сессии лечения.

«Пожалуйста, — ответил Ван Яо, — убедитесь, что ваш отец продолжит прием этого отвара».

Он говорил об отваре, заваренном Ли Маошуаном, который укреплял иммунную систему. Заверенный им отвар ему нужно было всегда держать при себе.

«Хорошо», — сказал старший кузен Ли Маошуан.

Затем он и его сестра проводили Ван Яо из палаты.

«Твои родственники сегодня показались другими в отношении», — сказал Ван Яо Ли Маошуану.

Оставить комментарий