Глава 1028. Объявить войну Шэнцзуну!

Пятна крови были настолько яркими, что даже не изменили свой цвет под воздействием солнца!

Цзюнь Мосе слегка прикоснулся к ним, потом поднес ближе к глазам, и почувствовал нарастающее беспокойство в своей груди…

Кровь сердца! Оказывается, это кровь сердца!

Под тяжестью заставшего её врасплох эмоционального удара, Мяо Сяо Мяо, будучи ослеплённой своей первой любовью, лишилась крови сердца!

В теле человека это самый главный жизненный экстракт!

Такая потеря может оказать тяжёлую нагрузку даже на опытного мастера с высоким уровнем совершенствования! Мяо Сяо Мяо, в первую очередь, хрупкая молодая девушка. Пусть она обладает довольно хорошими силами, но даже ей будет нелегко справиться с такой дикой болью!

Цзюнь Мосе стал двигаться в том направлении, в котором уходила Мяо Сяо Мяо. Он внимательно осматривал землю, и действительно обнаружил капли свежей крови, которые виднелись на извилистой дороге, вымощенной камнем… словно сердце молодой девушки с каждым шагом разбивалось, превращаясь в осколки… Цзюнь Мосе медленно поднялся, и сделал глубокий вздох, глядя на виднеющуюся вдали дорогу. В его душе всё перемешалось… Цзюнь Мосе и представить себе не смог, насколько предана была ему Мяо Сяо Мяо, она так покорно полюбила его; более того, она ни во что не ставила своё высокое положение, полностью покорившись бедному голодранцу, у которого, за исключением дарованных ему небом талантов, нет ничего за спиной. Она волновалось за его настроение, и думала лишь только о том, чтобы он был счастлив… До чего же уникальна настоящая любовь? Такие чувства не сравняться ни с какими другими… По внешности она не уступает даже Мэй Сюэ Янь, настоящая красавица, каких поискать; она также очень образована и сообразительна, в её «арсенале» много талантов, начиная с музыки и заканчивая искусством каллиграфии; встретившись с такой прелестной девушкой, разве Цзюнь Мосе мог остаться безмятежным?

На самом деле, при виде такой прекрасной девушки, влюбившейся по уши в тебя, какой бы парень остался равнодушным к этому? Но растрогаться — это одно, а принять её чувства — это совершенно другое! Разумеется, ради мужского самолюбия легко ответить согласием, дать надежду, только вот если не справишься… по твоей вине жизнь такой прекрасной девушки в одночасье будет полностью сломана!

Цзюнь Мосе решительно не мог принять этого!

Если бы Мяо Сяо Мяо была родом из какой-то обычной семьи материка Суань, Мосе был бы уверен, что сможет отплатить за её искреннюю любовь, тогда он бы не ломал голову из-за последствий!

Но Сяо Мяо была любимой дочерью Правителя Призрачного Дворца!

Увидев собственными глазами реальную мощь Призрачного Дворца, разумеется, Цзюнь Мосе неслабо испугался! По сравнению с тремя священными землями, Призрачный Дворец был намного сильнее и могущественнее. Хотя Мосе не был трусом, всё же страх присутствовал в его сердце при мысли об этом!

Разумеется, главная причина скрывалась вовсе не в этом. Самым важным фактором служило то, что Призрачный Дворец — специфическое место, находящееся за пределами материка Суань, и пусть, несмотря на то, что оно не сильно отличалось от места жизни обычных людей, всё же оно было изолировано от другого мира…

Стоило Мосе только покинуть его, и заново попасть он сможет лишь тогда, когда получит разрешение со стороны Призрачного Дворца! Если попробовать собственными силами проникнуть сюда… боюсь, ему сначала понадобиться достигнуть уровня сил Первого Шао, в то время, когда он только создавал Призрачный Дворец. Вот тогда у него будут хоть какие-то шансы… Пусть даже Цзюнь Мосе будет самоуверен, но, чтобы достигнуть такого уровня, ему понадобиться очень длительный промежуток времени!

Неужто Мяо Сяо Мяо будет ждать его столько времени?! Разве это не равносильно тому, чтобы принудить её впустую потратить свою молодость, в ожидании какой-то туманной надежды…

Поэтому сейчас, когда он объявил Мяо Сяо Мяо принятое решение, он уже осознал, что, если они и сбегут вместе отсюда, для Сяо Мяо это будет непосильной ношей!

Вероятнее всего, они могут в один миг стать непримиримыми врагами!

Мосе ждёт жизнь с неспокойной совестью, а Мяо Сяо Мяо будет страдать всю свою жизнь, оставшись одна!

Вполне возможно, что всё может закончиться намного серьёзнее, например, смертью Сяо Мяо…

«Надеюсь… ты сможешь отыскать своё счастье, и забыть меня навсегда! А я буду таков… и послезавтра навсегда покину это место, и моя нога уже больше никогда не переступит порог Призрачного Дворца!»

Цзюнь Мосе стоял с прямой спиной, смотря вдаль. С его пальцев на землю медленно упала маленькая капля крови. Он пробормотал эти слова себе под нос. Поднялся лёгкий ветерок, и его белые одежды стали развеваться на ветру, волосы разлетелись в разные стороны, закрыв собой лицо. В этот момент ему словно удалось почувствовать горестные переживания Мяо Сяо Мяо.

Бай Цифэн очень быстро созвал всех остальных Шенхуанов. Все семеро братьев сидели за столом, и тяжело вздыхали.

Глядя на не приветливое настроение Цзюнь Мосе, они стали наперебой спрашивать о его самочувствии, но он был так удручён, что даже ничего не ответил. Именно в этот момент со стороны главных ворот раздался мощный грохот, словно кто-то снёс главные ворота к чёртовой бабушке. Все семеро Шенхуанов одновременно встали и направились наружу посмотреть, в чём дело.

После недавних событий Шенхуаны находились в постоянном страхе. Увидев, что их ворот находятся непрошенные гости, они сразу привели в движение Суань в своих телах, чтобы встретить врага во всеоружии, однако, как только они обнаружили, кто стоит у их дверей, весь напор сразу же сдулся, как резиновый мяч!

Они увидели двух высоких мужчин, которые входили с невозмутимыми выражениями на лицах.

За спиной у них виднелись остатки того, что раньше было главными воротами, сейчас же они превратились в щепки для розжига огня!

— Эм… братья Мяо… не знаю, чем обязаны вашему визиту? — Цао Гофэн деланно рассмеялся.

Эти двое были личными охранниками Правителя Призрачного Дворца, Мяо Цзин Юня. Они оба обладали пугающей силой мастеров уровня Шэнцзуна второй ступени. Они были на порядок сильнее Чжань Сяо Сяо, которого убил Цзюнь Мосе.

Они служили главным гарантом безопасности Правителя Призрачного Дворца!

К тому же эти двое были братьями-близнецами!

Мяо Дао, и Мяо Цзянь!

У них было собирательное прозвище «Непобедимый клинок!» В бою они действовали сообща, и их сила увеличивалась ровно вдвое. Они обладали потрясающей мощью! Имея при себе этих двух мастеров, Мяо Цзин Юнь был в такой же отличной безопасности, как если бы его охраняло могучее войско!

С давних времен Правителю Призрачного Дворца было не обязательно быть сверх сильным, но его личные телохранители должны были обладать как минимум уровнем выше Шэнцзуна!

Во всех больших семьях Призрачного Дворца всё было точно так же — глава семьи не обязан обладать высоким уровнем совершенствования, потому как человеку, талантливому в искусстве Суань, обязательно требуется огромное количество времени для совершенствования. Чтобы семья обладала превосходной боевой мощью и поразительной силой устрашения, только таким образом можно добиться процветания для своей семьи. Если бы такой талантливый человек был главой семьи, ему бы непременно пришлось отвлекаться на разные посторонние дела, и у него бы не было возможности быстро достигать выдающихся успехов в совершенствовании, несомненно, это было бы напрасной тратой времени… Если говорить об охранниках нынешнего Правителя Призрачного Дворца Мяо Цзин Юне, они годились ему в дяди, и уже достигли высочайшего мастерства в искусстве Суань!

С тех пор, как Мяо Цзин Юнь занял пост Правителя Призрачного Дворца, эти двое всегда и везде сопровождали его, за несколько сотен лет они не отступили от него ни на шаг!

А сейчас эти двое неожиданно оставили Мяо Цзин Юня, и внезапно появились здесь, при этом растоптав главные ворота жилища Цао Гофэна!

Это как можно ярче демонстрировало настрой Мяо Цзин Юня!

Стоит отметить, что разрушить чью-то дверь не является какой-то суперредкостью, это под силу не то, что Шэнцзуну, а даже мастеру с Золотой Суань! Однако сейчас этот поступок говорил о том, что ярость этих мастеров вышла за пределы контроля!

Цао Гофэн и Бай Цифэн переглянулись с друг другом, а потом печально вздохнули, глядя на Цзюня Мосе. Они мысленно причитали: «Мальчишка, ты должен вести себя воспитанно с незамужней барышней, что ты такого натворил, что вызвал такое обхождение? Вот тебе и на… очевидно, дела хуже некуда… Похоже, это дело не на шутку разгневало Правителя, боюсь, о снисхождении и речи быть не может…» Несмотря на то, что Цао Гофэн уже когда-то отбивал своего ученика у Мяо Цзин Юня, столкнувшись с этими грозными «дядечками», что-то возразить едва ли получится. Пусть Цао Гофэн смелый и храбрый, но здесь дело в другом — перед ними у него нет прав, а слова совершенно неубедительны…

— Приказ Правителя гласит: «Привести Мо Цзюня для разговора! Остальным быть необязательно!», — Мяо Дао бросил холодный взгляд на Цао Гофэна. Это было своего рода предупреждением. Потом его холодный, как лёд, взгляд остановился на Цзюне Мосе.

— Эм… хэ-хэ… хэ-хэ… брат Мяо, Правитель пригласил Цзюня к себе в такое позднее время… Может, что-то случилось? — Бай Цифэн, заикаясь, решил попытать удачу и спросил.

— Правитель пригласил его по важному делу! Неужто я должен ещё тебе об этом докладывать? — Мяо Цзянь сказал без лишних церемоний, и, заложив руки за спину, посмотрел на Мосе: — Мальчишка, поднимайся! Пойдёшь с нами!

— Минуточку! — Цао Гофэн внезапно бесстрашно выступил вперёд: — Уважаемые господа охранники, если Мо Цзюнь совершил ошибку — это всё по вине неумелых наставников в лице нас. Мы все вместе согласны пойти и подвергнуться наказанию! Разрешите нам следовать с вами!

— Это вас не касается! Цао Гофэн, ты сам знающий человек, но позволь дать тебе совет: не зная броду, не суйся в воду! — Мяо Дао по-прежнему не спускал глаз с Цзюня Мосе, строго говоря: — На протяжении нескольких тысяч лет я своими руками уничтожаю так называемых «гениев»… хотя таких было немного, но всё же и немало. Если сегодня к этому числу добавиться какой-то легендарный обладатель непревзойдённой сущности — это погоды не сделает! Мальчонка, так ты идёшь с нами или нет?

Намёк был более, чем очевиден: «Если не послушаешься, я доставлю правителю твой труп!»

На самом деле, Мосе уже был готов следовать с ними. В конце концов, эти двое прибыли сюда по поводу Мяо Сяо Мяо. Цзюню Мосе было совестно, и он решил отправиться всё разъяснить как следует, всё-таки это простительное событие!

«Даже если бы вы не прибыли за мной, я бы всё равно сам отправился проверить ситуацию!»,

Однако услышав, с какой грубостью говорил Мяо Дао, Мосе сразу же почувствовал к ним неприязнь. Он, наоборот, спокойно уселся, поднял голову, и проницательным взглядом посмотрел на Мяо Дао, с усмешкой сказав: — Раз уж пошла такая пьянка… С мягким знаком! Давай, попробуй сделать плюс одного обладателя непревзойдённой сущности себе в копилку, качок стероидный!

Оставить комментарий