Глава 918. Цветки искусного лотоса у меня!

Взгляд Цзюня Мосе в ту минуту словно говорил: «Я — птица высокого полёта, и сам в состоянии распоряжаться собственной судьбой!»

— Давай я все эти цветки заберу с собой? Пойдет? Говори быстрее — да или нет! — Цзюнь Мосе поспешил воспользоваться случаем, надавив на Цяо Ин.

Он не мог не беспокоиться об этом: «Дома есть столько нуждающихся в этих цветках. Если в пятьсот лет может созреть только один плод, тогда… будет совсем поздно! Вернувшись, не только уже не получится добиться своей цели, но и наоборот, даже вызвать конфликт… один отросток мало что решает!»

Цзюнь Мосе решил задавить Цяо Ин своим напором и решительностью, не давая ей времени подумать.

Хотя так себя вести было не очень-то красиво, однако свои личные интересы для Мосе значили намного больше…

— Ну… Пойдёт… А, стоп! Нет! Нет, нет, не пойдёт! — Цяо Ин испугалась, и едва не согласилась, а потом резко сказала целых три «Нет»: — Молодой господин Цзюнь, надо уметь держать своё слово! Мы уже договорились на одном отростке, так что вы не можете забрать их все! Это принципиально, и здесь не может быть никаких уступок!

Помолчав немного, она добавила:

— К тому же… наш Священный дворец на протяжении долгих лет ухаживал за одним отростком, а они разрослись только до 8 штук… Очевидно, что это растение очень трудно выращивать! По правде говоря, дать тебе даже один отросток — и то пустая трата… Ты же даже не знаешь, как за ним нужно ухаживать, что оно любит, а что нет… Всё это тебе совершенно не под силу, в любой момент оно может умереть! И это вовсе не пустые слова или способ тебя запугать!

— Эм? Хотелось услышать побольше подробностей! — Цзюнь Мосе сразу же изменил выражение лица, и состроил нахальный вид, что готов слушать с полным вниманием.

Цяо Ин покачала головой, но ей ничего не оставалось, и она продолжила свои объяснения:

— Во-первых, такому растению, как Искусный Лотос, требуется чистейшая вода. Лучше всего — вода, переработанная из одухотворённой Ци. Затем, для поддержания базовых условий для его выживания ему необходимо находиться в месте, с очень густой и насыщенной одухотворенной Ци.

Цзюнь Мосе кивнул, его глаза загадочно сверкнули. Он прекрасно знал, что для него это не проблема, у него в башне концентрация и насыщенность Ци намного выше, чем здесь. Все чудодейственные лекарства растут там и благоухают, так что с Искусным Лотосом он как-нибудь да справится.

— Во-вторых, ты обратил внимание на этот пруд? В это пруду находится только 30000 нефритовых камней, они поддерживают тепловое равновесие, и здесь собраны почти все нефритовые камни, что есть в мире, даже Таинственный туманный дворец пожаловал свою часть камней сюда! Это огромное сокровище, ни один человек не обладает ими, и только с помощью их можно поддерживать медленный рост Искусного Лотоса!

— Тридцать штук нефритовых камней?

Цзюнь Мосе прикусил язык. Что говорить о тридцати тысячах камней, ведь у него не было и даже одного. Его сердце невольно содрогнулось: «Не выйдет… Значит, я должен перенести весь этот пруд отсюда к чертям собачьим!»

Он немного подумал, и вдруг его осенила идея:

— Вечно-тёплый нефрит может заменить эти нефритовые камни?

— Вечно-тёплый нефрит имеет лишь одну способность — согревать, но при этом не может остужать. Хотя по ценности он ничем не уступает нефритовым камням, всё же, для выращивания Искусного Лотоса он не подходит, — Цяо Ин удивлённо посмотрела на него. Она сомневалась, может ли он обладать такой ценной вещью, как вечно-тёплый нефрит.

— В самом деле, это так трудно! — Цзюнь Мосе нахмурился, немного сощурился, и, проверяя почву, спросил: — А что насчёт природной артерии силы, тоже будет так?

— Ты смеешься? — Цяо Ин не смогла сдержаться и усмехнулась: — Для выращивания Искусного Лотоса использовать природную артерию силы — даже намного лучше, чем нефритовые камни. К тому же она может стимулировать его интенсивный рост, и они могут созреть за короткое время. При наличии природной артерии нужно лишь из энергетической воды создать пруд для Лотоса прямо на ней, и больше ничего не потребуется. Даже скорость их роста увеличится в несколько раз… Вдобавок к этому они будут обладать чрезвычайно чудодейственным эффектом. Однако такая вещица существует только в далёких старинных легендах. Хотя… прошло столько времени, и природная Ци периодически меняется и исчезает… кто может уследить за ней?

Цяо Ин с презрением и недоверием посмотрела на Мосе, и продолжила: –Допустим, что можно узнать, где находится эта природная артерия, но кто в состоянии вытащить такую громадину на поверхность? Отодвинуть гору? Вынуть артерию? Это просто невозможно!

Цзюнь Мосе вздохнул:

— Это так печально! — хотя на самом деле ему просто хотелось прыгать от счастья: «Блядь, да у меня же есть такая вещица! К тому же высшего качества, возрастом в несколько сотен тысяч лет!»

— В-третьих, нужно…

То, что сказала Цяо Ин дальше, Мосе уже совершенно не слушал, он испытывал душевный подъём, и уже обдумывал, как будет лучше поступить, чтобы провернуть это дело.

К счастью, Мосе был потрясающим актером, и ему прекрасно удавалось выражать беспокойство и печаль на своём лице, в то время как он был вне себя от радости…

Что вообще значат эти методы выращивания, по сравнению с природной артерией силы!

Мысленно Мосе прикинул, у него есть одна природная артерия… А значит, он может соорудить один Лотосовый пруд среднего размера; по крайней мере больше этого примерно… в 7-8 раз. Вообще не проблема.

— А… у этого Искусного Лотоса сколько семян? Могу ли взять один отросток, и получить несколько семян? — Цзюнь Мосе состроил самую жалостливую физиономию, и ласково посмотрел на Цяо Ин: — На самый крайний случай, во всяком случае, это лучше, чем совсем ничего… Сестра Цяо, ты обязательно должна выполнить мою несчастную просьбу…

Этот взгляд и манера голоса вызвало странное чувство у Цяо Ин. Будто, если она не даст, то совершит вопиющее злодеяние.

— Каждые пять сотен лет Лотос даёт плоды, в это время каждый отросток дает по одному семени. За эти года накопилось немало семян… однако их труднее выращивать, чем обычные отростки примерно в десять раз! — Цяо Ин была в затруднительном положении: — Если дать тебе эти семена, я не уверена, что у тебя получится их прорастить… Ты попросту зря используешь ценные сокровища.

— Нет, нет, я просто попробую… — Цзюнь Мосе скорчил ещё более жалостливую гримасу и разгорячённо добавил: — Мне много и не нужно, где-то семян сто будет вполне достаточно…

— Сто семян? — Цяо Ин выпучила глаза: — За эти несколько тысяч лет Священному дворцу удалось скопить всего не больше 50-60 штук! А ты просишь целых 100? Да, как ты смеешь?!

— А… тогда мне будет достаточно и 50! ¬– Цзюнь Мосе улыбнулся, и скорчил наивную мордочку: — Во всяком случае, у вас уже есть столько сформировавшихся цветков…

— Нет! — Цяо Ин решительно отказала, потом, основательно подумав, сказала: — Самое большое — я могу тебе дать пять семян! Да и это уже переходит мои границы дозволенного!

— Сестра… вы в самом деле очень заламываете цену! Пять семян, ну как вам не стыдно говорить такую цифру! Это, таки, очень, просто катастрофически мало! — у Цзюня Мосе даже прорезался характерный акцент: — У Шаньюнь только что сказал, что я могу забрать всё, что угодно, кроме сформировавшихся цветков! А ты должна идти мне навстречу! Нельзя же быть такой скупой!

— Восемь семян!

— Мало! Минимум — сорок!

— Цзюнь Мосе, ты уже наглеешь! Десять, и не больше!

— Тридцать, и это моя последняя цифра! Если меньше, значит, моя поездка не имеет никакого смысла, а слова У Шаньюня — никакой силы! Я оказал вам большую услугу, а вы вот так поступаете со мной! Даже это не можете мне отдать… Как у вас хватает наглости вести себя так со мной?

Разве Цяо Ин смогла бы превзойти Мосе в искусстве торговаться? Его язык остёр и беспощаден, плюс в прошлой жизни он имел дела с представителями определённого народа, так что они договорились на двадцать семян. На самом деле Мосе рассчитывал не больше, чем на десять штук, но то, что он смог добиться двадцати, было для него неожиданным приятным сюрпризом…

Цяо Ин была в замешательстве. Она сама и не поняла, как так получилось, что она отдала ему двадцать штук…

Несмотря на свой возраст она ничего не знала о мире людей и особенностях их жизни, а Цзюнь Мосе был остёр на язык, и удачно воспользовался её неопытностью, и самое важное: во время переговоров он использовал силу заблуждения.

Чтобы Цяо Ин не заметила этого, он действовал очень осторожно. И вскоре довольно легко добился своего.

Добившись своей цели, Мосе был так возбуждён и окрылён, что даже хотел подойти и примерить свою ладонь к груди Цяо Ин. Её размер очень долго волновал его на протяжении всего процесса переговоров. К счастью, он этого так и не сделал, иначе бы она задала ему суровую взбучку…

Переговоры были закончены, и нужно было переходить к их осуществлению.

Цяо Ин вернулась в своё жилище, взяла два десятка семян, и передала их Мосе. К пересадке отростка сформировавшегося цветка она отнеслась более серьёзно и спросила:

— Цзюнь Мосе… а как ты заберёшь его?

— Дай мне самому его выкопать, а дальше я уже сам разберусь! — не поднимая глаз сказал Мосе.

Цяо Ин переживала. Она подумала: «Этот парнишка, как пересечёт реку, хочет разобрать мост. Однако сейчас он ещё не пересек реку, а уже взялся разбирать этот мост…»

Её сердце дрогнуло. Сначала она хотела сама сделать это, но так прикипела к этим Лотосам, что не могла собственными руками убивать их, она просто бы не смогла простить себе этого…

Она раздумывала над этим очень долго, и в итоге осторожно выкопала росток, достала один нефритовый камень, положила всё это в крохотную коробку и залила водой из одухотворённой Ци. А потом торжественно вручила в руки Цзюня Мосе…