Том 5. Глава 150. Кровь Золотого Пламени

Внимание Цянь Е вновь устремилось к его кровавому ядру.

Оно пульсировало как и прежде, и с каждым сокращением кристаллы на его поверхности переливались, словно на свету.

Юноша вгляделся вглубь своим Истинным Зрением, и мир внутри кровавого ядра слой за слоем обнажился перед его взором. Цянь Е заметил, что в какой-то момент в глубинах ядра появилась капля золотой крови. Она парила в пространстве, окутанная слабыми языками золотого пламени. Теперь, когда обычная кровь попадала в это место, она уносила с собой частицы золотого света, распространяя их по всему телу.

Цянь Е чувствовал, что с каждой циркуляцией этих частиц по его телу, оно становилось все сильнее и сильнее. Хотя степень этого усиления и была необычайно мала, тем не менее, тело и сила парня непрерывно улучшались. Более того, это не было временным усилением, и по прошествии долгого времени эффекты будут весьма впечатляющими.

Когда Цянь Е увидел парящую каплю золотой крови, в его голове моментально выскочило название.

Кровь Золотого Пламени!

Кровь золотого пламени образовывалась в теле вампира при достижении им ранга маркиза. Энергия, содержащаяся в одной лишь золотой частице, была в сотни раз больше, чем в обычной свежей крови. Благодаря этому, концентрация изначальной силы в теле вампира и его регенерация увеличивались в разы.

Из двух соперников, имеющих одинаковый боевой уровень, тот из них, кто обладает кровью золотого пламени, сможет с легкостью одержать победу. Это также служило причиной абсолютного подавления вампирами с более высоким рангом и родословной тех, кто были ниже их.

По легендам, те маркизы, которые стоят над всеми остальными вампирами такого же уровня, обратили всю свою кровь в кровь золотого пламени. Такие вампиры значительно отличались от своих собратьев более богатой жизненной силой, и могли считаться представителями чуть ли не другого вида. Лишь благодаря этому у них уже была крупица надежды на то, что однажды они смогут вступить в ранги герцогов.

Феодальные ранги темных рас соответствовали силе индивида. Получив титул сквайра, представитель темных рас покидал ряды пушечного мяса, а, став виконтом, мог считаться настоящим экспертом. Истинная же верхушка пирамиды начиналась с ранга маркиза.

Однако, давление, которое накладывали высокоранговые представители темных рас на своих низкоранговых собратьев было гораздо более очевидным, чем разделение среди Воителей человечества. Отсюда можно легко увидеть, каким Цянь Е завладел преимуществом, сформировав кровь золотого пламени, будучи виконтом.

Юноша был рад тому, что его сила вновь возросла, но, размышляя об источнике его кровавой энергии, ему было трудно описать свои чувства. Более того, даже несмотря на Древний Манускрипт Клана Сун, трудно было сказать, когда он окончательно потеряет баланс, учитывая, что темная сторона его изначальной силы развивается просто семимильными шагами. Даже если Цянь Е получит возможность обрести большую силу, он не хотел платить за это падением в пучины тьмы.

В этот момент в голову парня пришла новая мысль. Если взять в расчет благотворное влияние крови золотого пламени на его тело, он ведь теперь может выдержать больше приливов изначальной силы. По крайней мере теоретически. Как далеко, в таком случае, он сможет зайти в своем Искусстве Возмездия?

Цянь Е уже способен выдержать сорок девять циклов культивации этой техники. За последнюю сотню лет лишь Чжан Боцянь мог бы похвастаться лучшим результатом. Однако, даже этот уровень был необычайно сложен для Цянь Е, и он чувствовал, что следующая ступень принесет с собой необычайные изменения. Именно поэтому он не смел делать этот последний шаг вперед.

Однако теперь, когда юноша сформировал свое кровавое ядро и образовал кровь золотого пламени, его тело не уступало графам темных рас. Более того, он испытывал сильную необходимость в уравновешивании его изначальных сил тьмы и рассвета. Из-за всего этого в сердце Цянь Е зародилась воля, толкающая его сделать шаг вперед.

Он успокоился, привел в порядок свое физическое и ментальное состояние и начал циркулировать Искусство Возмездия. Спустя столько лет эта техника стала частью его инстинктов, поэтому парень без особых усилий достиг двадцатого цикла.

Это был рубеж, достижение которого в прошлом позволило ему вступить в ряды Красных Скорпионов. Думая о прошлом, Цянь Е казалось, что это было словно в другой жизни.

Юноша внезапно почувствовал небольшие изменения в приливах изначальной силы, которые, казалось, грозили затопить весь мир. В прошлом в его животе и груди были застойные зоны, затрудняющие продвижение энергетических волн. Однако, в настоящее время приливы шли без каких-либо преград, словно по прямой ровной дороге, будто тех проблемных участков никогда раньше и не существовало.

В этот момент разум парня начал немного колебаться, но очень быстро пришел в порядок. Энергия Искусства Возмездия циркулировала по телу Цянь Е, в то время как его девять узлов излучали частицы изначальной силы. Вся эта мощь встречалась в изначальном море, рожденном техникой, где и происходило наложение волн друг на друга.

В мгновение ока миновал тридцатый цикл, а затем и сороковой. Цянь Е с легкостью выдерживал приливы энергии, способные разорвать обычного Воителя на куски. Лишь после достижения сорок пятого цикла тело юноши начало заметно трястись: он наконец почувствовал давление.

В этот момент разум Цянь Е полностью очистился. Он не чувствовал ни печали, ни радости, продолжая порождать одну энергетическую волну за другой, и так до сорок восьмого цикла.

В этот момент, наконец ощутив увеличившееся давление, кровавое ядро начало пульсировать. Частицы крови золотого пламени вырвались из его недр, заменяя обычную кровавую энергию, защищавшую внутренние органы.

Цянь Е довольно легко преодолел сорок восьмой цикл и наконец достиг вершины Искусства Возмездия: сорок девятого цикла!

В этот момент величественные приливы энергии ринулись в его изначальное море. На его поверхности в мгновение ока поднялись большие волны, которые в конце концов слились в огромное цунами, достигшее высотой небес. Казалось, что вершины его волн вот-вот коснутся небосвода.

Внезапно Цянь Е ощутил, что пространство над изначальным морем не было таким пустым, как ему казалось раньше. Сейчас там можно было увидеть куполообразный барьер, который блокировал волны, не позволяя им подняться выше.

Когда он в прошлый раз достиг сорока девяти циклов, внимание юноши было полностью сконцентрировано на том, чтобы сопротивляться гигантским приливам и сохранить свою жизнь. Лишь образование крови золотого пламени позволило ему наконец выдержать неукротимую мощь изначальных волн, благодаря чему Цянь Е смог наконец лицезреть этот неосязаемый барьер.

«Неужели это лимит Искусства Возмездия?» — подумал он.

Однако, Чжан Боцянь ведь на собственном примере доказал, что сорок девятый цикл — это не предел.

Цянь Е продолжил циркулировать Искусство Возмездия, направляя гигантские волны в сторону барьера. Приливы разбивались вдребезги, но неосязаемый купол все также продолжал нависать в небесах. Отдача от столкновения изначальных волн с небосводом была огромна и, не в силах больше держаться, защита предоставленная кровью золотого пламени была сломлена. Лицо юноши побледнело, и он начал кашлять свежей кровью.

Однако, вместо тревоги Цянь Е захлестнул восторг, ведь в момент столкновения он заметил, как барьер дрогнул.

Парень никуда не спешил. Под его контролем интенсивность приливов начала стихать, пока волны наконец не вернулись в его изначальные узлы. В последствии, вновь дойдя до сорок девятого цикла, Цянь Е снова атаковал барьер!

В этот раз он был готов. Кровавое ядро начало пульсировать еще интенсивнее, с каждым сокращением излучая потоки золотого сияния, из-за чего в итоге почти половина крови в теле юноши была объята бушующим пламенем. Отдача от атаки барьера была невероятно яростной, но в результате у Цянь Е лишь немного побледнело лицо. Благодаря мощным регенеративным способностям парня и руне Телосложения Вампира, небольшие раны внутри его тела начали исцеляться со скоростью, видимой невооруженным глазом.

Цянь Е не стал опрометчиво атаковать вновь. Вместо этого он позволил изначальным приливам утихнуть, давая своему телу время на восстановление. Лишь когда раны были более или менее вылечены, он продолжил культивацию.

Подобный цикл начал повторяться раз за разом. Цянь Е был так поглощен процессом, что совершенно потерял счет времени.

Черному Потоку удалось лишь одни сутки насладиться спокойствием после окончания крупного сражения. Вскоре сюда устремился поток многочисленных представителей различных фракций, из-за чего город стал необычайно оживленным. Гонцы, послы и даже члены благородных семей начали появляться один за другим.

Сун Цзынин вышел из своего кабинета. Он только что отправил одну группу посланцев, как к нему ринулись еще несколько гостей.

— Меня зовут Ван Шаньсин, сын Графа Цзюйшаня. Я прибыл, чтобы лично навестить седьмого юного мастера.

Сун Цзынин кивнул в ответ и улыбнулся:

— Я как-то раз встретил Дядю Вана, когда был помоложе, и получил от него несколько советов касаемо боевых искусств. Заходите, присаживайтесь. Как себя чувствует Дядя Ван?

— Мой отец в добром здравии.

Ван Шаньсин проследовал за Цзынином в кабинет, по пути обмениваясь с ним любезностями.

В конце концов он спросил с тревогой на лице:

— После того, как седьмой юный мастер явил миру свою божественную мощь, Ваше имя потрясло всю империю. Я хотел узнать, не могли бы Вы обменяться с нами небольшим количеством военных заслуг, полученных в этой битве.

Продолжая улыбаться, Сун Цзынин сказал:

— Мы пока еще не закончили их подсчет. Скорее всего нам понадобится еще пару дней. Обмен — это конечно здорово, но мое небольшое пристанище требует срочного ремонта, поэтому мы испытываем неотложную нужду в ресурсах. Еще рано обсуждать вопросы касаемо военных заслуг.

Ван Шунсинь попытался уговорить юношу, давая ему множество разных обещаний. Однако, ему ничего не удалось. Сун Цзынин отказался от всех предложений, сетуя на то, что сейчас не время для этого. К счастью, седьмой юный мастер не дал прямого отказа, что оставляло гостям небольшое пространство для маневра.

После отбытия сына Графа Цзюйшаня, прибыл брат Виконта Динбяня из области Синцзин. Обсуждение вновь касалось обмена военных заслуг. Тем временем, за дверями кабинета ждали еще две похожие группы.

Лишь за один день Сун Цзынин принял около семи-восьми групп, и все они пришли за военными заслугами.

В прошедшей битве погибло по крайней мере пять виконтов, включая Лютера, виконта первого ранга. Была убита почти сотня воинов ниже ранга барона, а общие потери, за которые можно было получить военные заслуги, насчитывали тысячи солдат. Число павшего пушечного мяса и вовсе было нереально подсчитать. Можно сказать, что это была самая большая единоразовая партия военных трофеев под Железным Занавесом.

Заслуги в этот раз принадлежали Сун Цзынину и независимой дивизии Темного Пламени. Однако, лишь после одной битвы дивизию нельзя будет преобразовать в целый армейский корпус. Что касается территории вокруг, было под вопросом, стоят ли граничные города инвестиций, и есть ли смысл в расширении зоны влияния. Принимая все это во внимание, было бы глупостью перевести все эти военные заслуги в ресурсы и золото.

Такая простая логика была понятна всем.

Те, кто имел хороших информаторов, знали о том, что происходило за кулисами во время осады. Естественно, они также знали, что Сун Цзынин вроде как отстранился от Дома Сун и создал свою собственную организацию. Таким образом, то, в руки какого клана попадут все эти военные заслуги, было под вопросом.

С тех пор, как Империя явила общественности рейтинг кровавой битвы, военные заслуги стали тем, чего жаждали абсолютно все. Особенно это касалось такого большого количества, которое заработали Сун Цзынин и Темное Пламя, ведь оно могло напрямую повлиять на распределение мест в первой десятке рейтинга. Разве люди могли не испытывать страстное желание их заполучить?

Представители фракций, находившиеся вокруг Черного Потока, первыми пришли в движение. Они не рассчитывали заполучить все, но даже половина военных заслуг Темного Пламени многократно превышала результаты стараний их лучших отрядов.

Пока посетители были лишь представителями мелких фракций, однако, было вероятно, что и высокоранговые кланы вскоре вступят в игру. Ясное дело, Сун Цзынин не спешил заключать сделки. Вне зависимости от того, что ему предлагали, он лишь продолжал слушать с улыбкой на лице.

После того, как Цянь Е начал свою уединенную культивационную сессию, Сун Цзынин вновь стал вести себя как беззаботный и распутный седьмой юный мастер. Однако, никто не знал, что же в действительности скрывается под его очаровательной улыбкой.

Фасаду спокойствия очень скоро было суждено пасть. Спустя два дня за стенами Черного Потока появился специальный военный отряд.

Оставить комментарий