Том 6. Глава 119. Освобождение от должности

Опция "Закладки" ()

Империя задействовала все доступные средства, чтобы захватить инициативу в покорении парящего континента, но сохранять это преимущество становилось всё труднее.

Имперская столица располагалась в тысячах километров от парящего континента, но там тоже наступили беспокойные времена. B императорском дворе разразилась настоящая буря, связанная с организацией военных и административных дел. За несколько недель были выявлены бесчисленные и многолетние случаи коррупции, подложные субсидии и бесконечные растраты, а продажные феодалы больших и малых земель были буквально сметены со своих постов и владений.

Крупнейшие кланы сдерживали своих недовольных потомков и смотрели на эти события с мнимым безразличием. Семья нынешнего императора по линии матери практически не участвует в государственной политике, а клан императрицы меняется каждые несколько лет. С момента своего восхождения на престол, император впервые предпринял столь решительный шаг, направленный на консолидацию собственной власти.

«Централизация во имя возрождения» выглядела банально и неправдоподобно, но всё стало совершенно иначе, когда императорская партия использовала импульс битвы за национальную судьбу.

Сегодня проходило очередное собрание двора. Масса сосредоточенных вассалов, генералов и представителей имперской знати аккуратными рядами собралась в Зале Восходящего Облака. Вся присутствующая аристократия состояла исключительно из герцогов и клановых лордов, каждый из которых старался выглядеть максимально серьёзным, спокойным и величественным.

Среди чиновников правительственного кабинета и генералов военного ведомства появилось много новых лиц. Эти люди оставались ближе к задним рядам, но их чёткое отделение от остальных присутствующих и на удивление молодой — в среднем около сорока лет — возраст, очень сильно бросались в глаза. Кроме того, все «новички» обладали ещё одной общей чертой — они не имели высокого семейного статуса. Многие из них происходили из побочных ветвей аристократических кланов, а некоторые и вовсе были выходцами из семей простолюдинов.

Чжан Боцянь носил звание маршала, но сегодня он не входил в состав генералитета. Вместо этого, одетый в соответствующие его титулу принца чёрно-золотые наряды мужчина стоял во главе аристократической группы. Будучи Небесным Монархом, Чжан Боцянь находился выше всех остальных присутствующих феодалов. Остальные Небесные Монархи — то есть все четверо — давно удалились от военных дел и практически не появлялись в императорском дворце. Поэтому вполне естественно, что именно Чжан Боцянь являлся старшим представителем аристократии на этом собрании.

Помимо Чжан Боцяня, в этом зале должен был присутствовать ещё один маршал, который тоже не стоял рядом с генералами — пустое место во главе гражданских служащих принадлежало Линь Ситану. Маршал не появлялся на последних собраниях из-за обострения старых ранений, но при виде множества новых лиц, появившихся в Зале Восходящего Облака, все присутствующие понимали, что несмотря на своё отсутствие при дворе, доверенное лицо императора вовсе не отошло от государственных дел.

По мере обсуждения всё новых и новых дел, и без того вялая атмосфера становилась всё более и более застойной. В какой-то момент наиболее чувствительные политики и управленцы начали ощущать, что с сегодняшним собранием явно что-то не так.

Результаты всех сегодняшних обсуждений, связанных с гражданскими, военными и территориальными вопросами, неизменно упирались в одну и ту же проблему — наследственный закон империи.

На самом деле, в существующей системе нет ничего плохого. С момента основания Великой Империи Цинь императорская семья и Великие Дома всегда совместно управляли страной. Империя процветала, потому что установленные законы позволяли кланам свободно управлять собственными землями, улучшая их развитие и укрепляя собственное положение, в обмен на верность престолу.

Но время идет, и сердца людей начинают поддаваться корысти. Ради собственного блага, или на благо кровных родственников, они начинают разрушать устоявшуюся систему. Каким бы хорошим не был закон, он бесполезен, если его никто не соблюдает.

В качестве примера можно привести закон о трёх достойных поколениях. Согласно этому закону, храбрые люди, которые открывали новые земли во времена основания империи, могли поселить на этой земле три поколения своих потомков. В законе также указывалось, что аристократы и простолюдины должны получать равную награду за свои достижения. Но насколько этот закон реализуется на практике… У всех членов собрания было своё мнение по этому вопросу.

Однако сейчас собрание обсуждало совершенно другой вопрос.

— Небесные Монархи никогда не командовали армиями. Учитывая этот факт, мы должны провести перераспределение военных округов империи, — прочитав последнее предложение, молодой инспектор закрыл толстый отчёт, лежавший в его руках.

Зал Восходящего Облака погрузился в гробовое молчание.

Многие члены собрания наконец-то поняли, почему все сегодняшние вопросы, так или иначе, касались наследственного закона. В конечном итоге, всё сегодняшнее собрание было направлено против Принца Зелёное Солнце и Маршала Империи Чжан Боцяня.

Небесные Монархи не командуют армиями. Эта традиция берёт своё начало со времён основания империи, когда младший брат императора основателя, Принц Белая Река, отказался от своих военных полномочий после восхождения к рангу Небесного Монарха. С тех пор для Небесных Монархов стало нормой наблюдать за воинами, но не вмешиваться в частные армейские вопросы.

Ещё одним примером можно назвать эпоху Боевого Императора. Чтобы пробиться к рангу Небесного Монарха большинству человеческих экспертов требуется примерно шестьдесят лет практики, а административные обязанности будут только мешать совершенствованию. Именно поэтому, те, кто обладал потенциалом стать Небесным Монархом, очень редко появлялись на собраниях двора, однако эта традиция тоже была относительно забыта.

По правде говоря, всех присутствующих куда больше интересовало перераспределение военных округов, а не командующий армией Небесный Монарх. В конце концов, подобная реформа приведёт к ощутимому перераспределению власти.

Нынешние военные округа Империи соответствовали десяти действующим маршалам. На сегодняшний день, маршалы являются самыми высокопоставленными представителями имперской армии и обладают полномочиями по набору, обучению, развёртыванию и распределению военных ресурсов в пределах окружной армии.

Фактически, их возможности во многом совпадают с правами аристократии. По этой же причине лорд клана не может одновременно исполнять обязанности имперского маршала.

Между тем инспектор, который только что сбросил на собрание эту огромную бомбу, вёл себя так, словно даже не заметил, какие волны может поднять его доклад. Он без страха повернулся в сторону аристократов и встретился с холодным взглядом Чжан Боцяня.

Взгляды всех присутствующих моментально сосредоточились на этих двоих.

Представителю управления внутренней инспекции, Фан Цинкуну, было немногим больше сорока, но по сравнению с присутствующей на собрании знатью, он мог считаться довольно молодым. Однако его голос и будущие перспективы не имеют отношения к его происхождению. Со стороны этот человек может показаться мягким и утончённым, но методы его работы отличались крайней резкостью и суровостью. Даже военная полиция опасалась его гнева. Присоединившись к инспекции, Фан Цинкун сделал неоднозначное заявление о том, что он будет служить бешеной гончей маршала Линь.

Несмотря на свой сложный характер, Фан Цинкун не только смог продержаться в политике империи целых семь лет, но и поднялся от незначительной исполнительной должности до третьего человека во всей инспекции. Не будет ошибкой сказать, что смерти этого инспектора желают даже больше, чем смерти самого Линь Ситана.

Чжан Боцянь бросил взгляд на Фан Цинкуна, после чего отвернулся в сторону, словно не заметив своего оппонента:

— Если вам нужна моя печать маршала, да будет так. Но пусть Линь Ситан сам придёт и возьмёт её.

В Зале Восходящего Облака стояла оглушительная тишина. Здесь собралась целая толпа людей, но в этот момент они словно разом перестали дышать.

Все присутствующие знали характер Чжан Боцяня и были готовы к его шокирующему ответу, но никто не ожидал, что он так легко согласится с таким серьёзным требованием. Маршал Боцянь никогда не тратил время на бесполезные слова. Если он сказал да, это значит да.

В этом зале были те, кто не собирался учувствовать в этом вопросе, те, кто решил половить рыбу в мутной воде, и те, кто планировал присоединиться к одной из сторон — но прямо сейчас никто из присутствующих не знал, как реагировать на слова Чжан Боцяня.

Именно поэтому Фан Цинкун отреагировал быстрее всех и с тёплой улыбкой сказал:

— Если Маршал Линь будет решать все вопросы лично, что тогда останется нам, его подчинённым?

Чжан Боцянь безразлично ответил:

— Ты не достоин даже умереть от моей руки.

В этот момент из-за окружённого туманом занавеса раздался голос императора, отразившийся по всему Залу Восходящего Облака:

— Кабинет министров должен представить письменный отчёт о сегодняшних обсуждениях. Все нерешённые вопросы должны быть переданы кабинету министров, военному ведомству и резиденции императорского клана. Собрание двора окончено.

Участники собрания исполняли церемониальные поклоны и покидали зал под звон колокола. Оказавшись снаружи, они сразу разделялись на небольшие группы и начинали обсуждать произошедшее.

С момента своего присоединения к императорскому двору, «Два Бриллианта Империи» занимали противоположные политические позиции. После того, как Чжан Боцянь был удостоен титула принца, их разногласия стали усиливаться, и достигли своего апогея во время кровавой битвы под железным занавесом.

Многие чиновники понимали, что Чжан Боцянь отправился на Континент Вечной Ночи без конкретного приказа и оставался там только для того, чтобы подавлять сторонников про-императорской партии. Из-за этого Линь Ситану тоже пришлось выдвигаться на Континент Вечной Ночи.

И всё бы ничего, но во время его отсутствия в столице тоже начались проблемы, в результате которых императорская партия фактически раскололась, а один из её членов даже предал Линь Ситана. Если бы Покой Гиганта не привлёк внимание двора к конфликту с фракцией Вечной Ночи, сложно даже представить, как могли сложиться дальнейшие события.

Большинство знающих людей были уверены, что Линь Ситан отомстит, как только у него появится такая возможность, но никто не ожидал, что он загонит Чжан Боцяня в угол, предложив отстранить его от должности маршала.

Кроме того, при более глубоком рассмотрении этого вопроса, всем становилось понятно, что отстранение Чжан Боцяня не столкнётся с особым противодействием имперской аристократии. Проблема заключалась в войне за Покой Гиганта, результаты которой были практически монополизированы кланом Чжан. После этого даже те аристократические семьи, которые поддерживали Чжан Боцяня, не хотели видеть дальнейшие усиление его клана. В лучшем случае, они займут нейтральную позицию.

Что же до реорганизации военных округов, которая была предложена Фан Цинкуном — этот вопрос всё равно пришлось бы решать. Начавшаяся война против Вечной Ночи явно будет затяжной, поэтому оборонительная система Империи нуждается в соответствующей корректировке. Но поднять этот вопрос вместе с отстранением Чжан Боцяня… Это был действительно восхитительный шаг.

Фан Цинкун обладал необычайно скверным характером, но его сегодняшнее противостояние с Чжан Боцянем наверняка произвело впечатление на многих больших акул.

Герцог Вэй эмоционально вздохнул и обратился к Герцогу Ю:

— Неужели Искусство Тайны Небес способно творить чудеса? Линь Ситан всегда умел разбираться в людях. Чтобы настолько талантливый человек обладал такой преданностью… — Мужчина о чём-то задумался и внезапно продолжил. — Эх, какая неудача! Этот ребёнок из клана Сун продолжает сближаться с кланом Чжан!

Герцог Ю знал, что Герцог Вэй разглядел талант Сун Цзынина ещё до того, как тот успел прославиться. Когда все военные заслуги Чёрного Потока были переданы клану Чжао, он даже сделал тайный запрос о том, собираются ли они завербовать этого молодого человека?

Но Сун Цзынин возвысился слишком быстро, а его отделение от клана Сун произошло совершенно неожиданно. Также ходили слухи о том, что Чжао Цзюньду имеет довольно натянутые отношения с этим юношей.

В результате, когда все наконец-то разобрались в этом ворохе неожиданных новостей, Сун Цзынин уже получил должность в штабе Чжан Боцяня. Теперь этого парня не получится завербовать, просто посулив большие выгоды или угрозы.

При упоминании Сун Цзынина, Герцог Ю Чжао Сюаньцзи невольно подумал о Цянь Е. Секретное сообщение, которое он получил сегодня утром, привело его в глубокую депрессию. Что там говорят насчёт ценности гениев? Клан Чжао никогда не испытывал недостатка в молодых талантах, но глядя на детей Чжао Вэйхуана, начинаешь понимать, что слово «гений» практически эквивалентно слову «проблемы».

В это же время, в отдалённом лагере клана Чжао, на стол для собраний лёг секретный отчёт с тем же содержанием. Во главе этого стола сидел Чжао Цзюньи, старший из четырёх детей Чжао Вэйхуана, который, в отличие от остальных братьев, был вылитой копией своего отца. Он служил в армии с момента своего совершеннолетия, поэтому его поведение и внешний вид полностью соответствовали суровой военной манере.

Цзюньи внимательно посмотрел на своих младших братьев, после чего повернулся к Цзюньду и спросил:

— Что происходит? Почему имя Чжао Цянь Е появилось в списке приглашённых экспертов клана Цзинтан Ли?

Однако ответ пришёл от Чжао Цзюньхуна. Он небрежно пролистал доклад и спокойно ответил:

— Цянь Е — превосходный снайпер, обладающий прекрасным зрением и широким диапазоном восприятия, поэтому география Туманного Леса идеально подходит для его боевого стиля. Кроме того, его имя занимает одно из первых мест в этом списке приглашённых экспертов. Семья Ли наверняка предложила ему очень щедрые награды.

Чжао Цзюньи заметно нахмурился. Рассуждения его брата подходили для любого независимого эксперта, но применять их на Цянь Е было по меньшей мере смешно. Сам Цзюньи никогда не встречался со своим единокровным младшим братом, поэтому не испытывал к нему ни симпатии, ни вражды. Но в случае Чжао Цзюньду всё было совершенно иначе — его покровительственное отношение к Цянь Е вызвало немалые волнения внутри клана Чжао.

Оставить комментарий