Глава 1: Не скорбите, когда умирает демон.

«Будь хорошим мальчиком и отпусти Цикаду Весны и Осени, Фан Юань, и я облегчу твою участь!»

«Старый демон Фан, ты должен прекратить это бесполезное сопротивление! Все праведные пути сошлись здесь сегодня, чтобы сокрушить твоё логово монстров. Мы уже расставили сети! Теперь ты точно останешься без головы!»

“Презренный монстр, Фан Юань, ты забрал десятки миллионов жизней, чтобы взрастить эту Цикаду Весны и Осени! Ты уже совершил отвратительное преступление, достойное возмездия! Это непростительный грех! Слишком подло!

“Демон, это ты низверг меня 300 лет назад! Разорвал мое невинное тело, убил десять поколений моего рода! С того момента я ненавижу тебя так сильно, что готов есть твою плоть и пить твою кровь! Сегодня я хочу пожелать тебе смерти!

На Фнь Юане был истрепанный нефритовый плащ, ветер трепал его волосы. Его тело было залито кровью с головы до ног, когда он взглянул на окружающее его действо. Горный ветер заставлял его кровавые одежды трепетать на ветру, как боевое знамя.

Свежая красная кровь лилась из сотен ран на его теле. Он просто постоял на месте некоторое время, но под ногами уже собралась большая лужа.

Враги взяли его в кольцо, отрезав все возможные пути побега. Казалось, что у него не оставалось выбора, кроме как встретить смерть сегодня. Фан Юань видел текущую ситуацию так же ясно, как пылающий во тьме огонь. Но даже несмотря на то, что смерть была неизбежной, он оставался спокойным, а его лицо безэмоциональным. Его глаза были похожи на далекие древние озера, как и прежде, наполненные бездонной глубиной.

Толпа героев из Праведных Сект включала в себя ряды не только маститых старейшин. Были так же известные и молодые люди. Все они надежно окружили Фан Юаня, некоторые рычали от гнева, кто-то наоборот холодно улыбался, а кто-то смотрел хитрыми и сощурившимися от боли и страха глазами, сжимая раны.

Никто не сделал ни единого движения, все стояли в ужасе от заключительного боя Фан Юаня перед его смертью. Напряженная толпа окружила его за шесть часов. Когда солнце зашло, сияние заката осветило облака и сделало их такими же яркими, как огонь. Фан Юань, который все время стоял тихо и неподвижно, как статуя, медленно повернулся. Собравшихся героев охватило смятение, и все они на шаг отступили.

На момент происходящего серовато-белые камни под ногами Фан Юаня уже давно окрасились в темно-красный цвет, а его лицо было бледно-белым от потери крови, но в сиянии заката они внезапно приобрели легкий красивый блеск.

Глядя на пейзаж состоящий из гор на фоне заходящего солнца, Фань Юань мягко улыбнулся. «Заходящее солнце средь голубых гор, весенний ветер, осенняя Луна. Как говорится, когда солнце сядет, молодая династия погибнет, засыпанная снегами. Верно или неверно, победа или поражение; Один оборот головы заполнит её пустотой».

Когда он говорил, видение перед его глазами восстановило детали его предыдущего воплощения на Земле.

Он был учеником в Средиземном Царстве этого мира, но счастливый случай перенес его в другой. Спустя нелегкие триста лет, он маршем прошел по землям в течение более чем двести лет, и таким образом прошло лет пятьсот.

Воспоминания, похороненные глубоко в его сердце, в этот миг стали яркими, представая перед его глазами. “В конце концов, я был побежден…” Фань Юань мысленно вздохнул. Он был взволнован, но сожалений не чувствовал. Он предвидел такой результат на ранней стадии, ещё когда сделал свой выбор и морально подготовился к нему.

Так называемый Путь Зла, или Дао, не давал никаких заслуг, зато позволял сжигать и убивать. Преступления идущих по нему были таковы, что ни люди, ни боги не могли простить их, все окружающие были врагами, а самим последователям приходилось беспрепятственно идти по зову прихотей своего сердца.

«Если Цикада Весны и Осени, которую я только что взрастил, принесет пользу, я стану демоном зла и в моей следующей реинкарнации!» Думая таким образом, Фан Юань не смог громко не рассмеяться.

«Над чем ты смеешься, старый демон?»

«Будьте осторожны! Перед смертью враг обычно контратакует.»

«Спешите и захватите Цикаду Весны и Осени!»

Герои ринулись вперед, держась вместе, когда Фан Юань взорвался с оглушительным «БА-БАХ».

***

Весенний дождь безмятежно капал, тихо впитываясь в гору Цинмао. Ночь уже наступила, и порывы холодного ветра несли мелкие капли. Гора Цинмао не была темной, она была полна проблесками света от основания до середины, словно на ней был блестящий пояс.

Эти огни исходили от больших нависающих домов. Хотя их лампы не насчитывали десятков тысяч, их количество по-прежнему составляло тысячи. Это была это была древняя горная Деревня Луны, центр человеческой цивилизации на просторах гор.

В самом центре деревни Древней Луны стоял величественный павильон. В настоящее время состоялась грандиозная церемония принесения жертв предкам. Вся область деревни была ярко освещена чудесным сиянием.

“Получив благословение предков, мы надеемся, что на этот раз церемония предоставит нам благородных, разумных молодых людей, чтобы получить новую кровь и надежду нашего клана!” Предводитель клана Древней Луны был мужчиной средних лет, волосы на его висках уже затронула морозная седина. На церемонии жертвоприношения он был одет в торжественные белые одежды и стоял на коленях на светло-коричневых половицах. Верхнюю часть тела он держал прямо, сжав ладони и плотно закрыв глаза, так как он искренне произносил свои молитвы.

Перед ним был высокий черный покрытый лаком алтарь, разделенный на три уровня. На каждом уровне хранилась мемориальная табличка с именем предка, и каждая табличка была обрамлена с двух сторон красными медными курильницами, испускающими волнистые пряди ароматного дыма.

За его спиной стояли на коленях еще десять фигур, одетых в просторные белые робы, все — старейшины или важные представители власти клана. Через некоторое время, произнеся молитвы, глава клана Древней Луны нагнулся вперед, опираясь ладонями на пол, чтобы поклониться. Его лоб с мягким стуком коснулся пола.

Старейшины, стоявшие за ним, имели торжественные, полные почтения лица, когда они, в свою очередь, тоже кланялись.

Некоторое время в родовом зале клана не было слышно ничего, кроме легких ударов головой о пол.

После того, как великая церемония закончилась, все медленно встали и тихо покинули величественный зал. Когда они вышли в коридор, каждый из них вздохнул, будто на них снизошло облегчение. Медленно начали возникать разговоры среди толпы.

«Я и глазом не моргнул, как год прошел. Время идет так быстро.»

«Я помню предыдущую церемонию будто она была вчера.»

«Завтра будет ежегодная церемония Расширяющихся Горизонтов, кто знает, что за новая кровь придет в наш клан?»

«Да, надеюсь, у нас имеются талантливые молодые люди «первого сорта». Наш древний клан Луны уже прожил три года без гения».

«Это правда. У Белого Клана и у Клана Медведя гении появились за эти несколько лет. Особенно Бай Нинбин [1] из Клана Бай, скрытый талант которого пугающ.»

Было непонятно, кто это сказал, но упомянуть имя Бай Нинбина было достаточно, чтобы на всех лицах возникла тревога. Скрытый талант этого молодого человека был чрезвычайно выдающимся, и всего за два года он усовершенствовал себя до третьего уровня Мастера Гу [2]. Что касается нынешнего поколения, то он был самым выдающимся, до такой степени, что даже старшее поколение считало, что он прекрасно поразил всех, кто следил за его продвижением.

Он был уверен, что через определенное время сможет стать столпом силы Клана Бай. По крайней мере он был бы сильным лидером, способным самостоятельно контролировать сегменты своего клана. Никто не сомневался в этом.

«Тем не менее, есть какая-то надежда на участие молодежи в Церемонии Расширения Горизонтов в этом году.»

«Это да, кстати, у Фанов родился молодой гений. Он мог говорить уже через три месяца, ходить в четыре месяца, и слагать фразы и стихи к пятому месяцу. Он необыкновенно умный ребенок, наполненный талантом. Жаль, что его отец умер молодым. Теперь его воспитывают брат его матери и невестка.»

«О, это ребенок, который рано достиг мудрости и имеет высокие стремления. Я слышал о работах, которые он написал: «Предложение Тоста», «Ода сливе» и «Город пригородов». Настоящий гений!»

Глава клана Древней Луны был последним, кто покинул зал предков. Когда он медленно закрывал дверь, он подслушал разговор между старейшинами в коридоре.

Сразу же он понял, что они говорили об одном из молодых Древней Луны, Фан Юане. Как глава клана, он, естественно, уделял пристальное внимание выдающейся молодёжи. И Фан Юань Древней Луны был самым ослепительным и замечательным из всех.

Опыт показал, что те, кто мог выучить что-то наизусть, прочитав всего один раз или обладал силой взрослого в молодом возрасте, а так же любым количеством врожденных талантов, всегда имели все основания для совершенствования.

«Если мы воспитаем молодёжь с такими природными способностями, они могут все еще не совпадать с уровнем Бай Нинбина. Даже если они по-прежнему будут вторыми по мастерству среди нас, в будущем они останутся единственными в своем роде и станут знаменем нашего клана Древней Луны. Но что касается таланта второго разряда, это слишком мало для такого ребенка. Вероятно, он талант первого ранга.» Когда возникла эта мысль, губа главы клана Древней Луны не могли не дрогнуть в улыбке.

Вскоре после этого он откашлялся и заговорил со собравшимися старейшинами. «Господа, время уже позднее. Ради завтрашней церемонии «Расширение Горизонтов» мы должны сегодня хорошо отдохнуть, чтобы восстановить силы».

Когда старейшины услышали эти слова, их охватила легкая тревожность. Каждый из них видел в глазах другого намек на сохраняемую бдительность. Значение, заложенное словах Главы Клана, было глубоким.

Каждый год, чтобы сражаться во имя гениев последнего поколения, Старейшины из клана будут драться друг с другом, пока их лица не покраснеют, а они не разобьют друг другу головы. Они действительно должны были сохранить силы для завтрашнего соревнования.

Это всё имело ещё большее значение для Фан Юаня Древней Луны. Его потенциал для получения первого ранга был огромен. Не говоря уже о том, что оба его родителя уже скончались, оставив его одной из двух оставшихся сирот в семье Фан. Если бы он мог быть взят в ученики и продвинут должным образом, то можно было бы получить 100 лет гарантированного процветания!

«Однако, плохие новости. Вам нужно сражаться честно, без закулисных заговоров, которые могли бы навредить чести нашего клана. Старейшины, запомните это!» Глава клана старался, чтобы его тон был ровным и серьезным.

«Мы не посмеем».

«Мы уже давно помним это.»

“Тогда мы пойдем, нет нужды сидеть здесь до последнего, Предводитель.”

Погруженные в свои мысли, старейшины ушли, рассеявшись.

Вскоре коридоры заполнила тишина. Весенний дождь шумел за окнами, когда Глава Клана подошел к ним. Вдруг свежий горный воздух проник до самого его сердца.

Это был третий этаж павильона. Глава Клана смотрел на деревню, которую отсюда было видно полностью. Что необычно, многие фонари ещё горели в домах, несмотря на такой поздний час.

Завтра — Церемония Расширения Горизонтов, которая затрагивала интересы каждого человека. Атмосфера нервного возбуждения окутала членов клана, поэтому, конечно, многим из них было трудно заснуть.

«Это надежда клана на будущее», — Глава Клана втянул воздух, наблюдая за точками из света.

В то же время небольшая пара ясных глаз тихо рассматривали те же огни, а их обладатель испытывал достаточно сложные чувства.

“Это Деревня Древней Луны, которая была 500 лет назад?! Похоже, что Цикада Весны и Осени действительно сработала…” Взгляд Фан Юаня был направлен вдаль. Несмотря на дождь и ветер, которые хлестали по его телу, он стоял прямо у окна.

Цикада Весны и Осени была использована для путешествия сквозь время. В рейтинге «Десяти Мистических Гу» она заняла седьмое место, так что это не было легкой задачей. В итоге, это было похоже на возрождение.

«Используя Весеннюю и Осеннюю Цикаду, чтобы начать все заново, я вернулся на 500 лет назад!» Фан Юань протянул руку, пристально глядя на его молодую и нежную ладонь, кожа которой была еще бледная и белая. Затем он медленно сжал ладонь в кулак, чтобы понять что все происходящее реально. Дождь барабанил по окну, и он медленно закрыл глаза. Через долгое время снова открыл их и вздохнул. «Эти 500 лет действительно походили на сон».

Но он прекрасно понимал что они не были сном.

-o-

[1] Бай Нинбин (白凝冰) – Фамилия – Бай, “белый”. Имя — Нинбин, что значит “замораживать”.

[2] Гу (蛊) – такое же значение, как у Гу Мастера Дао. Название легендарного ядовитого насекомого.

Оставить комментарий