Глава 100. Белый Нефритовый ГУ

В мгновение ока прошло десять дней. Глубоко в горах, в подземном каменном лесу.

Писк!

Десятки каменных обезьян прыгали в воздух с размытыми силуэтами. Они продолжали прыгать и агрессивно атаковать Фан Юаня. Если бы это было раньше, Фан Юань отступил бы без сомнения. Но теперь он стоял на месте с холодным выражением, словно камень.

Каменные обезьяны били, царапали и кусали тело Фан Юаня, но можно было услышать чёткий звук «динь-динь», как будто они нападали не на человека, а на крепкий нефритовый столб.

Яркий белый нефритовый свет покрыл всё тело Фан Юаня. Этот свет, несмотря на то, что он был тусклее зелёного свечения Нефритовой Кожи ГУ, имел в два раза большую оборонительную силу. Защита Нефритовой Кожи ГУ может только справиться с одновременной атакой шестнадцати обезьян, но теперь Фан Юань может противостоять более чем тридцати обезьянам в одиночку.

— На арене, я смог сломать защиту Нефритовой Кожи ГУ Фан Чжэна голыми кулаками, но если бы Фан Чжэн использовал Белый Нефритовый ГУ, даже сломай я запястье, и то не смог бы пробить его защиту.

Фан Юань задумался, погружаясь частью сознания в первобытное море. В красном стальном первобытном море Белый Нефритовый ГУ опустился на дно, постоянно поглощая первобытную сущность. Его поверхность также испускала слабое белое нефритовое свечение, как лампочка.

Каждый раз, когда каменные обезьяны нападали на Фан Юаня, поверхность Белого Нефритового ГУ, которая напоминала овальный камешек, слабо вспыхивала. В то же время Фан Юань мог чувствовать расход его первобытной сущности.

— Защита Белого Нефритового ГУ такого же типа, как и у Нефритовой Кожи ГУ, они оба требуют непрерывного источника первобытной сущности. При этом чем больше интенсивность атаки, тем больше расходуется первобытной сущности, — подумал про себя Фан Юань.

В то же время он контратаковал. Удары руками и ногами поднимали песчаную бурю. Его удары были простыми, но жестокими и эффективными, с внушительной аурой. Несмотря на то, что Белый Кабан ГУ исчез, сила, которую он дал Фан Юаню, всё ещё оставалась в его теле.

Несметное количество обезьян атаковал Фан Юань. Одни были отброшены прочь, ударяясь в каменный столб; другие были убиты в воздухе, превратившись в камень и разбившись на осколки, упав на землю. В то же время, одним движением руки Фан Юань посылал лунные клинки, и они летали вокруг, как коса Жнеца, пожиная жизни каменных обезьян. С запасом красной стальной первобытной сущности, Лунный Свет ГУ первого ранга мог нанести обезьянам больший урон при каждом ударе.

*Писк, писк…*

Каменные обезьяны в испуге закричали и отступили. Фан Юань уничтожил каменных обезьян в молниеносной контратаке, их осталось только пять или шесть. Фан Юань убил ещё одну, и оставшиеся каменные обезьяны сдались, отчаянно убегая вглубь каменного леса. Фан Юань не преследовал их, а продолжал идти дальше вглубь каменного леса.

В эти дни он упорно трудился, чтобы найти следующий ключ к наследству. С непрерывным исследованием, он побывал в большинстве районов вокруг каменного леса, но ничего не нашёл.

Он пытался угадать идею Монаха Цветочного Вина, и ему, похоже, это удавалось. Он считал, что следующий этап наследования, вероятно, связан с самым центральным участком каменного леса.

Чем глубже он заходил в лес, тем крупнее были каменные столбы, и тем больше каменных обезьян в них жило. Фан Юань заметил: в центре каменного леса, был большой каменный столб. Даже десятки людей, окружив его, не смогли бы обнять. Этот каменный столб и был его целью. Но, чем глубже он шёл, тем больше обезьян, и тем сложнее было продвигаться.

Фан Юань сделал решающий шаг и вошёл в зону группы обезьян.

*Писк, писк, писк!*

В чёрных пещерах каменного столба появлялись разъярённые каменные обезьяны с нефритовыми глазами, их было около сотни, и они прыгнули в сторону Фан Юаня.

Фан Юань спасся бегством. Против стольких обезьян, даже с Белым Нефритовым ГУ он не мог их победить. Каменные обезьяны преследовали Фан Юаня некоторое время, затем некоторые начали отказываться от погони и развернулись, возвращаясь в свои пещеры. В конце концов, только около тридцати обезьян последовали за Фан Юанем.

Фан Юань увидев подходящий момент, повернулся и атаковал. После раунда борьбы последние несколько обезьян убежали, даже не решившись вернуться в свои первоначальные пещеры. А после ещё нескольких раундов Фан Юань убил более сотни каменных обезьян. На дороге остались следы разбитых камней и трупы каменных обезьян.

— Недостаточно первобытной сущности, — Фан Юань осмотрел своё первобытное море и вздохнул, вынужденный остановиться.

Если бы это было раньше, он бы использовал свои первобытные камни, чтобы быстро восстановиться, но теперь, после создания Белого Нефритового ГУ, у него был серьёзная нехватка первобытных камней, а точнее, он был банкротом.

Фан Юань поднял нефритовые глазные яблоки и засунул их в свою сумку.

— Продолжение наследства должно быть в нижней части центра этого каменного столба. Но чтобы добраться туда, я должен открыть путь, — интуиция подсказывала ему, как нужно действовать, и Фан Юань посмотрел на него в последний раз, прежде чем открыть каменную дверь и вернуться во вторую секретную комнату.

В углу комнаты было несколько предметов. Маленький мешок с сотнями глазных яблок. Фан Юань открыл сумку и кинул награбленное за сегодняшний день. Нефритовые жемчужины столкнулись друг с другом, испуская чёткий звук.

Там была ещё одна сумка, и внутри были клыки кабанов. Но теперь Фан Юаню больше не нужно убивать диких кабанов. Он использовал Белого Кабана ГУ и Нефритовую Кожу ГУ, чтобы усовершенствовать Белый Нефритовый ГУ. Белый Кабан ГУ исчез и уменьшил свою потребность в свинине до 0.

Новый Белый Нефритовый ГУ больше походил на Нефритовую Кожу ГУ, он потреблял нефритовые камни. Нефритовой Коже ГУ требовалось два Ляна нефритовых камней каждые десять дней. В то время как Белый Нефритовый ГУ нуждается в восьми Лянах нефритовых камней каждые двадцать дней.

Обычно, чем выше ранг, тем больше интервал между приёмами пищи. ГУ второго ранга, как правило, питаются каждые полмесяца, в то время как ГУ третьего ранга питаются каждый месяц, или больше. Конечно, более высокий ранг ГУ также потребляет больше пищи. В среднем, Белый Нефритовый ГУ потреблял больше по стоимости, чем Нефритовая Кожа ГУ и Белый Кабан ГУ вместе взятые.

Но для Фан Юаня, у которого был этот каменный лес, не было недостатка в нефритовых камнях. При этом свинина ему больше не нужна, поэтому убивать кабанов ему не придётся, тем самым это избавило его от многих неприятностей и траты большого количества времени.

Завязав мешочек, Фан Юань взял бурдюк из бычьей кожи. Внутри бурдюка было золотое медовое вино. Несколько дней назад Фан Юань положился на Белый Нефритовый ГУ, перенёс атаки пчёл и собрал достаточно медового вина.

— У меня осталось всего два с половиной первобытных камня, пора идти в зал внутренних дел и завершить миссию.

Фан Юань крепко держал бурдюк и вернулся во внешний мир.

Был закат солнца.

Золотой солнечный закат зимы не был холодным, погода была яркой и прекрасной. Заходящее Солнце уплывало с уютными лучами красно-оранжевого цвета, изящным солнечным светом, проходящим через крону сосен и сияющим на горной земле.

В одиночестве он направился в сторону деревни. Тем не менее, Фан Юань не пошёл прямо, а сделал несколько кругов, чтобы запутать следы и предотвратить раскрытие трещины в скале. Зимний ветер дул ему в лицо, это был запах свободы.

В академии он мог улизнуть только ночью. Теперь, когда он был второго ранга, он мог свободно передвигаться днём без каких-либо подозрений. Что ещё более важно, смерть болезненной змеи и остальных позволила Фан Юаню двигаться в одиночку с меньшим количеством ограничений.

Единственное, Фан Юань был теперь один, без членов группы поддержки. Следующую миссию клана он должен был выполнить один, и это было бы трудно. Теперь, после малого звериного прилива, все группы перегруппировались. Фан Юань упустил свой шанс.

Из-за его репутации Фан Юань также был подвергнут остракизму ГУ мастерами. Присоединиться к другим небольшим группам было нелегко.

— А если я останусь в стороне? Чем больше я буду находиться на краю, тем меньше внимания будет мне уделяться, и тем выгоднее это для меня. Что касается миссии клана, она обязательна, так что я должен её выполнить. Но….

При мысли об этом, глаза Фан Юаня сияли холодным светом, у него уже были планы.

Клан предписывает правила, каждый ГУ мастер должен принимать миссию каждый месяц, но клан не заставляет выполнять её. Неспособность завершить миссию приведёт к снижению оценки. Это было то, чего ни один ГУ мастер не хотел допустить, поэтому они делали всё возможное, чтобы завершить миссию. Но для Фан Юаня эта оценка была дерьмом!

Прогуливаясь по деревне, нескончаемый поток людей шёл по известняковым дорожкам улиц. В это время обычно час пик. Многие ГУ мастера завершают свои миссии с травмами и ещё много с чем, возвращаясь в деревню. Проработав сутки, фермеры тащат ноги и уставшие тела, спокойно двигаясь вперёд. В этом мире жить было нелегко, было полно боли и страданий.

Заходящее солнце медленно опускалось ниже вершины горы, испуская последний луч тёплого света. Этот свет уменьшался из-за неравномерно перекрещенных ветвей деревьев, становясь фрагментами, разбросанными по зелёным нефритовым стенам бамбуковых домов.

— О нет, моя игрушка, — закричала девочка, гоняясь за волчком среди толпы.

Волчок покатился к ногам Фан Юаня, и девушка также ударилась о ногу Фан Юаня, упав на землю.

— Простите, простите! Господин ГУ мастер, пожалуйста, простите нас! — отец маленькой девочки поспешил извиниться. Когда он увидел одежду Фан Юаня, он стал белым как бумага, а потом мгновенно опустился на колени, кланяясь Фан Юаню.

Девочка вскрикнула от шока, слёзы скользили по её розовому лицу.

Проходящие смертные, увидев эту сцену, отвернулись и избегали их как чумы. Некоторые ГУ мастера холодно смотрели, прежде чем отвернуться и уйти.

— Перестань плакать, смутьянка! — отец рассердился и испугался, замахнувшись рукой, чтобы дать ей пощечину, но Фан Юань схватил его руку, не позволяя продолжить движения.

— Ничего страшного, не беспокойтесь, — Фан Юань слегка рассмеялся, касаясь головы маленькой девочки, мягко утешая. — Не бойся, всё в порядке.

Девочка перестала плакать, и сквозь слёзы взглянула на Фан Юаня, думая, что этот старший брат был действительно нежен.

— Благодарю тебя, господин, благодарю тебя, господин, за твою доброту! — отец девочки был вне себя от радости, кланяясь Фан Юаню без перерыва.

Фан Юань продолжил идти вперёд. Его арендованный дом был недалеко. И на первом этаже этого бамбукового дома его дядя Гу Юэ Дон Ту стоял, глядя на Фан Юаня, который всё ещё был вдали. Очевидно, он поджидал племянника уже какое-то время.

Оставить комментарий