Глава 119. Этот парень упрямый, непокорный и непослушный

− Гу Юэ Фан Юань? — старейшины переглянулись друг с другом, услышав это имя.

Они четко знали личность Фан Юаня, с самого начала это имя иногда достигало их ушей.

Особенно после церемонии пробуждения, когда он начал своё культивирование, с каждым днём этот парень становился всё более неугомонным. Частые беспорядки, вызванные им, постоянно были на слуху.

− Ах, я его хорошо помню. Не тот ли это парень, который продал свои семейные активы ради покупки красной стальной Реликвии ГУ? − старейшина сразу понял о ком речь.

Лица Гу Юэ Чи Ляня и Гу Юэ МО Чэня исказились, показывая жуткую гримасу.

Если бы Чи Шань или МО Янь использовали красную стальную Реликвию ГУ, они смогли бы подняться на пиковую стадию и были бы равны Гу Юэ Цин Шу.

Это точно отразилось бы на высшем руководстве, будь то фракция МО или фракция Чи, получившая Реликвию ГУ, имела бы огромное преимущество в политической войне. Но подумать только, этот расточительный ребенок все испортил!

− Вернёмся к основной теме, этот малыш действительно силен. На арене ранее, он голыми руками разрушил защиту Нефритовой Кожи ГУ и избил Фан Чжэна, став чемпионом, − припомнил старейшина.

В этот раз неловкость испытывал глава клана − Гу Юэ Бо,

Он обучал Гу Юэ Фан Чжэна, его поражение, в некотором смысле, было поражением фракции главы клана.

Пока кто-то входит в систему, любой будет привлечён фракциями. Были нейтральные политические фракции, но абсолютно ни одного человека без фракции.

− Однако с точки зрения физической силы, его сила не сравнима с твоей, не так ли? − Чи Лянь сомнительно спросил Чи Шаня.

Чи Шань почтительно ответил:

− Старейшины, возможно, вы не знаете, что Фан Юань приобрел не только красную стальную Реликвию ГУ, он также купил Черного Кабана ГУ. Последние несколько месяцев он покупал свинину, чтобы кормить Черного Кабана ГУ и увеличить свою силу. Однажды я видел, как он перемещал огромный камень, для измерения силы. Я не уверен, насколько он силен, но его сила точно не уступает моей.

− Вот как. Подумать только, этот парень, Фан Юань, вырос до такого уровня. − Гу Юэ Бо кивнул головой. − Тогда давайте поручим группе Фан Юаня попробовать.

Услышав это, старейшина из зала внутренних дел неловко встал со своего места. − Глава клана, Фан Юань − одиночка и не присоединился к группе.

− Что это значит? − Гу Юэ Бо нахмурился.

− Дело в том, что после первого звериного прилива его группа была полностью уничтожена, он был единственным выжившим, − ответил старейшина зала внутренних дел.

− Даже если это так, почему он не рассматривался при реорганизации группы? − с любопытством спросил другой старейшина.

− «Вздох!» − Старейшина зала внутренних дел тяжело вздохнул. — Я также призывал его, но он отказался присоединяться к каким-либо группам. Честно говоря, я не одобряю этого ребенка. Он очень много дурачится, может быть, он потерял волю к борьбе после получения наследства.

− Дурачится? Как такое может быть, он не присоединился ни к каким группам, так как же он завершает ежемесячные миссии клана? − старейшина высказал сомнения.

Старейшины зала внутренних дел опустил голову:

− Каждый месяц он получает обязательную миссию, но они все провальные. Я не видел записей хуже, чем его, почти все миссии записаны как провалы. Я уже несколько раз пытался с ним поговорить, но он все равно хочет продолжать в том же духе, ни капельки не раскаиваясь. Тем не менее, он не нарушил правила клана, единственное, на что я способен это дать небольшое наказание, этому непослушному и хитроумному ребенку!

Старейшины посмотрели друг на друга, они никогда не слышали, чтобы младший отказывался продвигаться дальше.

Неудачи в миссии означали более узкий карьерный рост внутри клана.

− Этот ребенок запутался…

− Хм, он слишком непослушный!

− Он разрушает свое собственное будущее!

− Если бы у меня был такой ленивый сын, я бы избил его до смерти!

− Достаточно. − Гу Юэ Бо поднял руку, положив конец разговорам старейшин, никто не мог сказать в каком он настроении.

Взгляд Гу Юэ Бо прошелся по кругу, остановившись на старейшине зала внутренних дел. − Отправьте обязательный приказ, пусть Гу Юэ Фан Юань попробует свои силы. Этот ребенок упрямый, непокорный и эгоистичный, его нужно приструнить. Если он потерпит неудачу, мы можем использовать этот предлог, чтобы наказать его.

− Да будет так, как говорит глава клана, − старейшина зала внутренних дел быстро согласился.

В таверне было шумно.

− Знаете ли вы, ребята, клан послал группу Чи Шаня к подножию горы, но они в конечном итоге провалились.

− Жители деревень, живущие у подножия горы, стоят на коленях перед входом, блокируя ворота.

− Хм, эти простолюдины даже представить себе не могут. Жаба, Поглощающая Рек − это ГУ пятого ранга, они действительно думают, что будут в безопасности в деревне?

Хотя слова были сказаны с усмешкой, в воздухе явно витала паника. Эти ГУ мастера насильно успокаивали себя.

Фан Юань прослушав пару фраз, больше не обращая на них внимания, это далеко не свежие новости. Встав, он собирался уходить, в этот момент в таверну ворвался посетитель.

Он был высоким, с мускулистым телом. Верхняя половина была обнажена, мышцы были ярко-красного цвета.

Это был Гу Юэ Чи Шань.

Разговоры в таверне немедленно прекратились. Бесчисленные взгляды устремились на него.

Чи Шань проигнорировал их, оглядевшись и найдя Фан Юаня.

− Так ты был здесь. − под многочисленными взглядами, он подошел к Фан Юаню. − Пойдем к подножию горы, клан уже выдал обязательный приказ, я расскажу тебе подробности по дороге.

Взгляд Фан Юаня обострился, он не мог отказаться от обязательного приказа. Более того, не было большой опасности при столкновении с Жабой, Поглощающей Реку, поэтому он согласился.

Как только Фан Юань и Чи Шань покинули таверну, она снова наполнилась шумом.

− Лавочник, небеса всё видят. Ты только посмотри на это, такое быстрое кармическое возмездие! Этот ГУ пятого ранга, даже другие ГУ мастера беспомощны перед ним, он ещё так молод, разве это не пустая трата его жизни?!

− Мы думали, что молодой мастер Фан Юань отличается от других ГУ мастеров и будет сопереживать нам, смертным. Хм, подумать только, он такой же. К черту его, никто не будет жалеть, даже если он умрет.

− Лавочник, ты не пострадал за зря, жизнь ГУ мастера взамен, хорошая награда.

Голова старого лавочника была обвязана кругами белых бинтов. Прямо сейчас он продолжал стонать, слабо прислонившись к углу.

Несколько официантов утешали его.

Глаза старика вспыхнули с негодованием, но его настроение слегка улучшилось, после этих слов.

Тем не менее, немного послушав, он начал ругал их тихим голосом:

− Закройте рты, это то, о чем мы можем говорить? Вы не боитесь потерять свою жизнь, если другие ГУ мастера услышат?!

Официанты хихикнули:

− Лавочник, ты слишком волнуешься. В таверне так шумно, кто мог услышать наш шепот?

Как только они сказали это, ГУ мастер, сидевший рядом с ними, усмехнулся:

− Я слышал.

Их лица поникли, они были очень напуганы.

− Господин… − старый лавочник проигнорировал чувство головокружения и поспешно подошел к ГУ мастеру, чтобы попросить прощения.

Этот ГУ мастер поднял руку и остановил его.

− Вы все говорили очень складно, мне понравилось. Фан Юань, этот ублюдок, даже если он умрет, об этом не стоит сожалеть! Продолжайте, я дам вам хорошо вознагражу, если мне понравятся ваши слова! − ГУ мастер достал первобытный камень и хлопнул им по столу с треском.

Если бы Фан Юань был здесь, он бы узнал этого человека. Это был ГУ мастер исцеления с недавнего малого звериного прилива. Фан Юань использовал девушку, которую любил ГУ мастер, как щит, чтобы прикрыть свое тело. Он имел глубокую ненависть к Фан Юаню.

Официанты переглянулись. Один из них с большим мужеством начал смотреть на камень на столе с широко раскрытыми глазами.

Трое товарищей ГУ мастера нахмурились, но не остановили его. Они стали слушать, как официанты ругают Фан Юаня, как будто это соревнование.

Это была ранняя осень, вырисовывался великолепный пейзаж.

В лесах некоторые листья были темного оттенка, а некоторые светлого. Зеленые листья меняются на жёлтые, а жёлтые на красные.

На рисовом поле, вместе с осенним ветром колыхались поля желто-оранжевых зерновых культур.

Фан Юань мчался от середины горы, следуя за группой Чи Шаня вниз к подножию горы, внизу он увидел Жабу, Поглощающую Реку.

Напоминая небольшой холм, лежа животом вверх, она перекрывала русло реки. Вверх по течению уже накопилось столько воды, что она начала выходить из берегов. А ниже по течению реки, было видно лишь неглубокое влажное русло.

Брюхо Жабы, было белоснежным и покрыто слоем блеска. Ее спина была небесно-голубого цвета, а также имела глянцевый блеск, без бородавок, как у обычных лягушек и жаб.

В этот момент она крепко спала. Но не было никаких звуков храпа; она спал очень тихо.

Почувствовав ее ауру, два Ликерных червя в апертуре Фан Юаня свернулись в клубок. Резвость Черного Кабана ГУ, казалось, пропала, когда он нырнул в море. Лунное Сияние ГУ, которое жило в его правой ладони, скрыло свое сияние.

Только Цикада Весны и Осени все еще мирно спала.

Фан Юань убрал Лунное Сияние ГУ в свою апертуру. До тех пор, пока он не возьмет на себя инициативу использовать эти ГУ, их аура не просочится. Это был очень надежный и безопасный способ.

− Фан Юань, теперь дело за тобой, — заговорил Чи Шань сбоку.

Он уже объяснил большинство деталей по дороге.

Фан Юань также одобрил этот метод. Конечно, самым простым способом было использовать Цикаду Весны и Осени; как только аура ГУ шестого ранга просочится, эта Жаба, Поглощающая Реку, испугалась бы и немедленно убежала.

Не только из-за ауры, просто Жаба, Поглощающая Реку, не любит сражаться. Если бы это был агрессивный ГУ, как Питон Кровавой Реки, аура Цикады Весны и Осени вместо этого свела бы его с ума, и он с безумием начал бы атаковать.

Фан Юань стоял на берегу реки, пытаясь оттолкнуть ее. Жаба, Поглощающая Реку, была скользкой, появлялось чувствово, что вся приложенная сила была сведена на нет.

Кроме этого, она была чрезвычайно тяжелой, никто не мог даже немного сдвинуть её с места.

− Думаешь у тебя получиться? − Чи Чэнь усмехнулся со стороны.

Фан Юань проигнорировал его и сказал Чи Шаню:

− Хоть у меня есть увеличенная сила от Черного Кабана ГУ, вероятно она не на много больше твоей. Пытаться сдвинуть Жабу, Поглощающую Реку не совсем безнадежно, но мне нужна твоя помощь.

− Какая помощь? − спросил Чи Шань.

Фан Юань медленно объяснил. Чи Шань сомневался:

− Если мы поступим так, не будет ли это считаться за помощь? Даже если Жаба, Поглощающая Реку, проснется, она все равно признает тебя и охотно уйдет?

Фан Юань улыбнулся:

− Не волнуйся. До тех пор, пока вы, ребята, будете держаться на расстоянии и не позволите ей обнаружить себя, всё возможно. В конце концов, это ГУ, не думайте, что она слишком умная.

Оставить комментарий