Глава 120. Буквально без усилий

В разгар осени, воздух был освежающим, а редкие облака медленно протекали под живописным солнцем.

Облака, словно перья, покрывали голубой небосвод.

Ветер мягко подул, колыша одежду Фан Юаня.

Издали, можно было заметить, как в близлежащих деревнях количество людей сильно уменьшилось. Рядом дремала Жаба, Поглощающая Реку, перекрывая русло. Фан Юань, стоявший на краю реки, выглядел как маленькая обезьянка рядом с большим слоном.

Сердце Фан Юаня было спокойно, как вода, без следа нервозности, размышляя: «я использовал Белого Кабана ГУ и Черного Кабана ГУ, чтобы улучшить свое тело и поднять физическую силу. Вместе с моей собственной, у меня есть сила пяти или шести взрослых. Но чтобы оттолкнуть эту Жабу, мне нужно иметь силу двух быков. С моей текущей силой я не справлюсь. Но, если я позаимствую силу прилива…»

(Звук) Шелест, шелест, шелест…

Фан Юань развернулся и увидел, что волны разбиваются и надвигаются, вызывая огромное движение в мирной речной воде.

Приливы становились все больше и больше, постоянно врезаясь в Жабу, Поглощающую Реку, заставляя капли от волны взлетать высоко в небо.

Фан Юань недолго простоял в воде, прежде чем полностью промок.

Он не возражал, и начал толкать Жабу, Поглощающую Реку, с силой.

Жаба все также спала. Первоначально это была ГУ, которая жила в реках и море, и для неё сила волн была привычной и не могла её пробудить.

С импульсной силой волн, ему удалось немного оттолкнуть Жабу, Поглощающую Реку, от ее первоначального местоположения.

Русло реки становилось шире по течению. Постоянные потоки воды облегчали задачу Фан Юаню.

Примерно через триста метров Жаба, Поглощающая Реку, открыла свои сонные глаза.

Пара темно-зеленых глаз, в сонном состоянии, постепенно сжалась и уставилась на Фан Юаня.

Не испытывая страха, он направил свой взгляд на встречу.

В её темных и жутких глазах Фан Юань мог рассмотреть свое отражение.

− Цзянa-a-a-a-н! — Жаба, Поглощающая Реку, подняла голову, внезапно открыв рот, и испустила странное кваканье.

Звук распространился по всей горе Цин Мао.

Фан Юань сразу почувствовал оглушение от звона.

Опустив голову, Жаба, с открытым ртом, начала всасывать речную воду.

(Звук) Свист, свист, свист!

Речная вода ускорила своё течение раз в десять быстрее первоначальной скорости, можно было увидеть невооруженным глазом, как уровень воды снижается.

Фан Юань стоял рядом с Жабой, Поглощающей Реку, и ясно видел, что большое количество морепродуктов также отправляется в её желудок.

Почувствовав изменение уровня речной воды, группа Чи Шаня поспешила обратно, увидев всё своими глазами, их поглотил небольшой шок.

− Какое захватывающее зрелище! − подметил Чи Чэнь, не в силах скрыть свой шок.

− Тебе это удалось? − Чи Шань посмотрел на Фан Юаня.

− Похоже на то, − слегка кивнул Фан Юань.

Уровень воды снижался с ужасающей скоростью, наполнив свой желудок, Жаба, Поглощающая Реку, открыла рот, и начала изрыгая многочисленных рыб, креветок, черепах и т. д.

Моментально огромное количество морепродуктов посыпалось, издав при этом четкий звук.

Рыба дергалась на земле, черепаха растерянно упала на спину, крабы убегали горизонтально, а после их сбивали падающие морепродукты.

Фан Юань не возражал и смотрел небрежно, как вдруг почувствовал аромат вина.

− Странно, почему здесь пахнет вином? − Чи Чэнь принюхался, с лицом полного удивления.

− Это должна быть столетняя горькая ракушка, − сказала женщина ГУ мастер, указав на сломанную черную ракушку размером с диск.

Она была черной, как чернила, с белыми круглыми отметинами, как кольца в стволе дерева.

− Верно. Вода в столетней горькой ракушке, накапливается и через время превращается в вино. Нынешний глава клана Бай любит пить это горькое ракушечное вино, − добавил Чи Шань.

Пустые слова для Фан Юаня, он уже давно взялся за эту ракушку, начиная собирать её горькое вино.

Недавно он ещё ломал голову над тем, как заполучить это горькое ракушечное вино, подумать только, оно появилось перед ним вот так.

Правдива фраза «когда ищешь, ничего не находишь, находишь, когда не ищешь».

Жаба, Поглощающая Реку, поглотила почти всю воду в реке. На дне обитало горстка столетних горьких ракушек, зарытых в земле, из-за Жабы, Поглощающую Реку, верхний слой размыло, показывая их наружу.

Фан Юань быстро собрал шесть столетних горьких ракушек. Две из них были разбиты, но остальные четыре целы.

«Наконец, я нашёл горькое вино, ну что же можно начать усовершенствование Ликерного червя Четырёх Вкусов». В этот момент, Фан Юань был вне себя от радости, но ему было не с кем разделить эту радость.

− Цзянa-a-a-a-н! − после того, как Жаба, Поглощающая Реку, изрыгнула морепродукты, она снова квакнула, затем посмотрев на Фан Юаня начала движение вдоль течения реки.

− Ему действительно это удалось! − Пробормотал Чи Шань, почувствовав облегчение на сердце. Он наблюдал, как Жаба, Поглощающая Реку, уходит, пока её силуэт полностью не исчез из виду.

− Что? он так легко спугнул ее. Если бы я знал об этом раньше, мы могли бы сделать это сами, но теперь мы позволили Фан Юаню стать героем, да так легко! − Чи Чэнь надулся, его тон был полон ревности и зависти.

− Фан Юань, несмотря ни на что, на этот раз ты сделал доброе дело, ты герой клана Гу Юэ! − Чи Шань уставился на Фан Юаня испытывая с сложные эмоции.

− О! − рассеянно ответил Фан Юань. В то же время его взгляд сверкал, пока он продолжал рыться и искать столетние горькие ракушки среди морепродуктов.

Герой? Это всего лишь титул.

Хвала и клевета − всё это мнение и слова других о тебе.

Фан Юаню плевать на мнения других.

«Думайте, что хотите, я живу своей жизнью».

«Герой? Ничтожество? Хе-хе, мне важнее горькая ракушка».

Новости о том, что Жабу, Поглощающую Реку, прогнали, достигли деревни.

Гу Юэ Бо сказал «Хорошо» три раза подряд, и зал наполнила торжественная атмосфера.

Только старейшина внутренних дел имел противоречивые чувства, он был плохого мнения о Фан Юане. Не так давно он даже критиковал его, но теперь, когда деревня была в опасности, Фан Юань был тем, кто решил проблему. Теперь же, как воспринимать это?

«Гу Юэ Фан Юань изгнал Жабу, Поглощающую Реку, думаю мы сделаем исключение, повысив его до лидера группы и наградив пятью сотнями первобытных камней». Подумал Гу Юэ Бо, прежде чем отдать приказ, наполненный особым смыслом.

В винной таверне.

− Что, Фан Юань действительно преуспел?!

− Странно, он же новичок, как он смог прогнать ГУ пятого ранга?

− Даже Чи Шань с треском провалился, но у него получилось…

После распространения новостей, все были в шоке.

− Фан Юань стал героем нашего клана? Это … − мужчина ГУ мастер, который имел вражду с Фан Юанем, впал в ступор, услышав новость.

Его лидер внезапно крикнул, указывая на работников таверны:

− Вы простые смертные, как вы смеете клеветать героя нашего клана, вы заслуживаете казни!

Еще не закончив своих слов, он выстрелил лунным клинком.

Лавочник не ожидал, что такое возможно, после удара лунным клинком по шее, он был обезглавлен.

− Господин, пощади нас! − работники, увидев это, сначала немного растерялись, однако быстро опустились на колени, громко моля о пощаде.

− Лидер группы, что ты делаешь? − мужчина ГУ мастер встал.

− Что я делаю? − его лидер группы сдвинул брови, торжественно вздохнув: − Времена меняются, А Хай. Фан Юань внезапно превратился в героя, начальство обратит на него внимание. Если слова нашей клеветы в его адрес распространятся, как ты думаешь, что будет? Есть много ГУ мастеров типа обнаружения вокруг, если кто-то захочет навредить нам, просто скажет пару слов старейшинам клана, а наше будущее будет разрушено!

Мужчина ГУ мастер вспыхнул в холодном поту от страха.

Это было действительно так, клановые отношения властвовали над всем. Фан Юань пошел и справился с ГУ пятого ранга, рискуя жизнью, чтобы защитить свой клан. В то же время он был оскорблен ими. Что подумают другие? Неблагодарность, холодность, бесчувственность и полное пренебрежение к отношениям клана!

Как и в истории на Земле, Юэ Фэй сражался на полях битвы до последнего, защищая свою страну, но Цинь Хуэй оклеветал его в суде. (П.Р. Эта история ранее уже упоминалась)

Хотя эти ГУ мастера не сделали ничего столь жестокого, как репрессия, но если этот вопрос распространится, высшее руководство будет чувствовать себя в безопасности рядом с такими людьми?

Если бы это были Мо Янь или Чи Чэнь, люди с большим влиянием, это было бы приемлемо. Но люди без…

Попытка взобраться вверх по карьерной лестнице, это столкновения и соперничество, наступая друг на друга. Если бы другие использовали этот инцидент в своих целях, их будущее было бы под угрозой!

− Ситуацию спасти ещё не поздно, мы просто должны показать наше отношение, тогда нечего будет сказать. У этих смертных дешевая жизнь, так что неважно, если они умрут. Пусть будут жертвами для нас, это честь для них. Вы, ребята, должны немедленно атаковать, каждый из вас должен убить одного. После убийства вы должны похвалить Фан Юань и выразить нашу позицию! − выкрикнул лидер группы.

− Черт возьми! − ГУ мастер выругался, между ненавистью и его будущим, он без колебаний выбрал последнее.

От лунного клинка работник умер на месте.

− Господин, пожалуйста, пощадите нас. − сразу же все остальные работники были парализованы, упав на земле от испуга, от страха они намочили штаны.

ГУ мастер совершено не заботился о них, под пристальным взглядом каждого, он праведно указал на этих жалких смертных, крича:

− Вы заслуживаете смерти. Гу Юэ Фан Юань — герой, собственной силой, он защитил клан, что же дало вам смелость клеветать на него?!

ГУ мастер сказал это нахмурившись, он явно выдавил эти слова из себя.

Это были его истинные эмоции. Фан Юань был тем, кого он глубоко ненавидел, но он должен был хвалить его публично, он чувствовал сильное отвращение и раздражения по отношению к себе.

− Господин, разве ты не просил нас … Ах! − работник чувствовал несправедливость, и громко закричал.

Но он не мог закончить предложение, прежде чем остановился.

Лунный клинок разделил его пополам.

− Кучка рабов, не только клевещущих на Фан Юаня, но вы ещё обвиняете и нас! − женщина ГУ мастер нанесла удар, её выражение было холодным, когда она яростно закричала.

Другие ГУ мастера, увидев это, почувствовали, что смотрят мыльную оперу.

Некоторые ухмылялись, некоторые были безразличны, а некоторые продолжали болтать, но никто их не останавливал.

И что, если несколько смертных умрут?

Просто немного компенсации семье, чей слуга был убит, было достаточно.

Все были частью клана, это семья. Никто не будет вмешиваться или расследовать это дело, вызывая проблемы для себя.

Оставить комментарий