Глава 122. Жизненный путь труден

Свист!

Три лунных клинка рассекая воздух, сверкнули жутким лунным светом.

Писк!

Мгновенно, шестнадцать-семнадцать каменных обезьян были убиты.

Группа каменных обезьян, преследующая Фан Юаня, была мгновенно сокращена наполовину.

Фан Юань даже не думал отступать. Вместо этого он поднял правую руку и трижды взмахнул.

Ещё три лунных клинка врезались в группу каменных обезьян, обезглавливая каждую встречную обезьяну.

Трупы каменных обезьян рассыпались по земле. Их глаза превратились в нефритовые жемчужины, которые моментально окрашивались в красный цвет, вокруг были лужи крови.

Фан Юань осмотрел свою апертуру, у него все еще оставалась больше половины темно-красной первобытной сущности.

Лунное Сияние ГУ требовало около десяти процентов светло-красной первобытной сущности для использования лунного клинка. Фан Юань мог создавать четыре лунных клинка на начальной стадии второго ранга. Число увеличилось до восьми, когда он достиг средней стадии. А на высшей стадии число удвоилось еще раз, достигнув шестнадцати.

По правде говоря он ещё не был на высшей стадии, но с Ликёрным червём Четырёх вкусов, усовершенствовавшего его первобытную сущность, находился на ложной высшей стадии, благодаря этому его боевая сила резко возрастала.

Раньше ему нужно было отступать, когда его преследовали семьдесят или восемьдесят каменных обезьян. Теперь же он просто атаковал лунными клинками, быстро и чётко убив большинство из них. Оставшиеся каменные обезьяны сбегали, поджав хвост.

«Я расчистил три каменных столпа всего за два дня. Такая скорость во много раз превышает прошлую! Если так будет продолжаться, то примерно через полмесяца я смогу вновь проложить путь к центральной области», − подумал Фан Юань.

«Судя по стилю Монаха Цветочного Вина, следующим испытанием будет пещера, расположенная в центральном столбе. Очень вероятно, что где-то там будет еще одна Земная Цветочная Сокровищница ГУ. Думаю, что наследие Монаха Цветочного Вина почти подходит к концу. Всё же, он был серьезно ранен, в его состоянии вряд ли смог бы создать что-то получше. В лучшем случае, ещё будет два испытания.

Фан Юань пришёл к такому выводу, вспоминая проекцию на стене, как пропитанный кровью Монаха Цветочного Вина был на последнем издыхании. Всё же с таким глубоким опытом, сложно ошибиться.

Да у Монаха Цветочного Вина было довольно мало времени, но это особый случай.

ГУ мастера обычно использовали годы, чтобы создать свое наследство. Были некоторые крупные наследства, доступ к которым можно получить лишь раз в десять или более лет. А так же наследства были разделённые и разбросанные в разных регионах, иногда даже в разных концах света.

Последующим поколениям потребуется не один десяток лет, чтобы пройти через все испытания такого наследства.

Некоторые даже не будут полностью изучены в течение жизни одного ГУ мастера, ГУ мастера часто оставляли эту незавершенную задачу для своих потомков.

«Наследство Монаха Цветочного Вина можно классифицировать как микроскопическое наследство, его недостатком является небольшое количество предметов наследования. Но и в этом есть свое преимущество — первое препятствие устроено в соответствии с местными условиями и при этом довольно просто. Я последовательно получил Ликерного червя, Белого Кабана ГУ, Нефритовую Кожу ГУ. Камень Невидимости ГУ едва ли можно считать наследием. Далее, вероятно, осталось только две Земных Цветочных Сокровищниц ГУ. Я надеюсь, что ГУ в них будут связаны с разведкой или передвижением!»

Время пролетело незаметно, прошла осень и наступила зима.

Ранняя зима, первый снегопад.

Небо было серым, снежинки плавно падали на гору Цин Мао.

Фан Юань двигался один по снегу. Он только что вышел из секретной пещеры и поспешил к деревне.

«Прошло более двух месяцев, но мой прогресс в зачистке каменных столбов не особо хорош». – Фан Юань нахмурился.

Это было не потому, что он не прикладывал усилий, волчий прилив постепенно подходил к границам деревни.

Зимой было мало еды, растущие стаи волков начали увеличивать свои масштабы охоты, чтобы утолить свой голод.

Группы диких зверей в окрестностях были очищены. Малые звериные приливы участились, различные события породили покалеченные стаи волков.

Раненные волки были изгнаны из логова. Образованная группа, стала часто навещаться в окрестностях деревни.

Они ещё не полностью обезумили, что бы нападать на саму деревню. Охотники больше не выходили на промысел в горы, но всё же несколько жертв было в окрестных деревнях.

Деревня Гу Юэ мобилизовала многих ГУ мастеров для проведения операции по очистке. Из-за этого множество людей постоянно перемещали по территории, и практически в каждой группе были ГУ мастера разведки. Фан Юань по разумным причинам уменьшил количество ходок в пещеру.

Конечно же, это заставило его прогресс, в продвижении к центру, замедлиться.

Холодный ветер усиливался день ото дня, а так же обильно начал выпадать снег.

– Ау-у-у-у.

Глубокий звериный вой, заставил Фан Юаня остановиться и оглядеться.

Мелкая волчья стая, приблизительно двадцать или более грозовых волков, быстро появилась в пределах его видимости.

«Чёрт, снова!» – Фан Юань пробормотал, это уже восьмая группа зверей, с которой он столкнулся в этом месяце.

Однако на этот раз все было несколько иначе.

«Волчьи стаи передвигаются уже так близко к деревне. Скоро, ГУ мастера клана будут делать свои выходы чаще. Секретная пещера не далеко, похоже, я не смогу ходить туда в течение некоторого времени». – сердце Фан Юаня пропустило удар от этих мыслей.

Жизненный путь труден, всегда существуют препятствия, мешающие людям прогрессировать.

Волчья стая напала на Фан Юаня.

– Ау-у-у! Ау-у-у! Ау-у-у!

Они завыли, прежде чем напасть на него, постепенно приближаясь один за другим.

«Лунное Сияние ГУ», – подумал Фан Юань, лунный клинок вылетел из его руки.

Жуткий голубой лунный клинок разрезая ветер, пробирался к искалеченным волкам. Он мгновенно обезглавил трех волков, но когда достиг четвертого, волк ловко увернулся от лунного клинка.

Хотя большинство из этих искалеченных волков были инвалидами, слепыми или без хвоста, они имели большой боевой опыт и были очень хитрыми.

Обычный ГУ мастер средней стадии второго ранга был бы в большой опасности, если бы столкнулся с такой группой искалеченных волков, особенно после того как он был окружен этими волками.

Но Фан Юань был спокоен.

Его богатый боевой опыт и темно-красная первобытная сущность наполняли его уверенностью.

Умри, умри, умри!

Он ловко двигался под совместными атаками искалеченных волков, спокойно уклоняясь и решительно нападая.

Волки продолжали гибнуть от его рук.

Через некоторое время количество грозовых волков в стае сократилось наполовину.

– Ау-у-у!

Волк скорбно завыл, волчья стая немедленно остановила их наступательные атаки и начала отступать.

Волки были довольно хитрыми.

Когда они обнаружили, что Фан Юань был крепким орешком, они решительно отступили, отказавшись от охоты на Фан Юаня.

Эти старые, больные и раненые волки не были в идеальном состоянии, но то, что они смогли выжить до сих пор, показывало их мудрость в способности выживать.

Фан Юань стоял на месте и спокойно смотрел на исчезающих в метели волков. Зачем раскрывать свои карты, если он мог скрыть истинную силу?

Подтвердив, что волчья стая полностью сбежала, он быстро собрал с трупов зубы и содрал кожу, они представляли хоть какую-то ценность.

Хоть рыночная цена была низкой, однако определённое количество будет иметь более внушительную ценность.

За эти два месяца, Фан Юань немного подзаработал, уничтожая этих искалеченных волков.

Кровь, текущая из трупов волков, была еще теплой. Были некоторые волки, которые все ещё учащённо дышали, в их глазах можно было уловить след борьбы.

«В этом мире не только люди, но и все живые существа борются за выживание. Этот мир использует жизнь и смерть, ради эпических баталий на арене!» – Фан Юань вздохнул, прежде чем безжалостно убить этих умирающих волков.

Боевая сила искалеченного волка была выше, чем у двух каменных обезьян. При координации со стаей их боевая мощь удвоится.

«Я все еще могу справиться с мелкими волчьими стаями. Но было бы хлопотно сражаться с крупной или маленькой и здоровой волчьей стаей».

Это давило на него.

«Волчий прилив скоро вспыхнет, и весь клан будет мобилизован. Я не смогу действовать в одиночку. Если я хочу охотиться на грозовых волков сам, я должен иметь ГУ типа разведки или передвижения. В противном случае, я рискую умереть во время волчьего прилива».

Фан Юань четко осознавал свои недостатки из-за своего богатого опыта.

Его боевая мощь резко возросла после получения Ликёрного червя Четырёх вкусов. С Лунным Сиянием ГУ и Белым Нефритовым ГУ, у него были как нападение, так и защита. С глубоким накоплением его предыдущей жизни, он мог быть наравне с Цин Шу, Чи Шань и Мо Янь.

Можно было сказать, что он едва был в состоянии состоять в высших рядах среди ГУ мастеров клана второго ранга.

Почему едва? Потому что он не был на самом деле, на высшей стадии, и в то же время его талант был класса C, он был очень ограничен.

Будучи в состоянии проделывать такое с его боевой силой, уже был лучший результат, но боевая сила была только одним аспектом для выживания в волчьем приливе.

«У меня должен быть метод разведки. Если у меня будет ГУ типа разведки, я смогу почувствовать движения волчьей стаи и быстро отступить или двигаться по другому маршруту. Или ГУ типа передвижения, чтобы быстро убежать из осады волчьей стаи», – размышлял Фан Юань.

Его выживаемость значительно увеличилась, если бы у него был только один из этих двух ГУ. Так он смог бы легко передвигаться.

«Надеюсь, что наследство Монаха Цветочного Вина содержит такие ГУ. Даже если это не так, больших проблем не возникнет. Из моих воспоминаний, три клана совместно создали список вкладов во время волчьих приливов и поместили свои накопленные ГУ в роли награды. В списке было много драгоценных ГУ. Тогда, я смогу использовать свой вклад и обменять его на ГУ деревни Бай или Сюн.»

Фан Юань всё распланировал.

За короткое время он быстро собрал трофеи и упаковал их в сумку, которую затем закинул за спину.

Снег продолжал падать, и вскоре волчья кровь замерзла, трупы постепенно покрылись белым покровом.

– Смотри, Фан Юань вернулся.

– Он несет сумку, он снова выходил охотиться на искалеченных волков?

– Это он спас нашу деревню?

– Эй, ему просто повезло. Мы оба знаем, как все прошло, если бы у меня была такая большая сила, я бы тоже мог это сделать. В этом нет ничего особенного.

Когда Фан Юань шел по деревне, люди уступали ему дорогу, кто-то похвалил, у кого-то просто любопытство, а некоторые заливались завистью.

– Фан Юань! – Чи Шань внезапно вышел из-за угла и окликнул.

Оставить комментарий