Глава 123: Я странствую один через небеса и горы

— В чем дело? — Фан Юань посмотрел на Чи Шаня.

Даже зимой он ходил c голым торсом, его покрасневшая кожа испускала небольшой жар, стоявшие рядом с ним люди, чувствовали себя в тепле.

Весь снег, который касался его тела, мгновенно таял.

Он усовершенствовал Двухканальную Печь ГУ, она то и согревала его тело.

Печь ГУ — ГУ второго ранга. Она может накапливать внутреннее тепло, его так же можно использовать для атаки. Подавление холода было лишь побочным эффектом.

С серьёзным выражением на лице, он обратился к Фан Юаню:

— В течение нескольких дней, Сюн Ли из клана Сюн искал тебя, чтобы сравниться с тобой в силе, ты знал об этом?

— Да, знаю, — кивнул Фан Юань.

Вздохнув Чи Шань сказал:

— Он ищет тебя не просто ради соревнования, это так же относиться к распределению ресурсов альянса трех кланов. Если во время волчего прилива не создать альянс, то результат один — разрушение. Но после формирования альянса самая большая проблема — распределение ресурсов и наград. В течение трёх дней клан не может принять окончательное решение.

Фан Юань посмотрел на Чи Шаня, и мгновенно понял, зачем он искал его.

Проведение переговоров одна из трудных задач. Ради своих собственных интересов три клана будут стоять на своём. За столом переговоров, постоянно проходили политические баталии.

В этом мире ценностей, первое — сила, второе — родство.

Три клана горы Цин Мао не были едины, большие конфликты между ними возникали с давних пор, у каждого были старые и глубокие обиды. Конечно, семейные узы не могут быть использованы для смягчения отношений. Поэтому им пришлось прибегнуть к силе.

На Земле проводятся военные учения, для демонстрации силы. В этом же мире, действовала схожая система, проводились состязания ГУ, для показа силы фракции и получения выгод в итоге.

Чи Шань продолжил:

— Я состязался с Сюн Ли, у него есть Врожденная Сила Бурого Медведя ГУ, он сравним по силе с одним взрослым медведем. Он также имеет Великого Медведя ГУ, что позволяет ему в два раза увеличить силу. В итоге он имеет силу двух медведей. Как бы мне ни хотелось это отрицать, я недостоин, быть его соперником. Без сомнения, титул сильнейшего горы Цин Мао принадлежит ему.

Он сделал паузу, а затем продолжил:

— Ладно, давай перейдем к делу. По силе ты почти равен мне, так что ему неровня. Но у тебя нет вариантов, тебе нельзя проигрывать, ты же тот, кто разбудил Жабу, Поглощающую Реку, герой, который спас гору Цин Мао. После твоего поражения, интересы нашего клана Гу Юэ попадут под угрозу. Так что ради клана отбрось честь и избегай битвы!

Фан Юань молча смотрел на Чи Шаня.

Чи Шань уставился вниз:

— Я знаю, что это трудная задача. Твоя репутация сильно пострадает. Но это ради клана, если ты проиграешь, клану придётся отказаться от гораздо большего. Клан заботился о нас, мы, естественно, должны внести свой вклад, верно? Клан нуждается в тебе. Жертвовать своей репутацией ради клана — естественно! Но всё началось из-за меня, поэтому я обещаю компенсировать всё.

Во время своих слов, Чи Шань вручил Фан Юаню большой денежный мешок.

Фан Юань взвесил его и усмехнулся:

— Так моя репутация стоит всего двести первобытных камней?

Чи Шань услышал сарказм в его словах, его пристальный взгляд заострился, и он торжественно сказал:

— Фан Юань, пожалуйста, не нужно возмущаться! Всё же я пытался утешить тебя добрыми словами, правда в том, что избегать конкуренции — это приказ клана. Независимо от того, что ты думаешь, это приказ. Надеюсь, ты понимаешь ситуацию.

Сказав это, он повернулся и ушёл, оставив глубокие следы на снегу.

Фан Юань посмотрел на спину Чи Шаня, в его глазах читалось понимание.

«Уверен, клан уже воспользовался этим козырем в переговорах. Ведь Жаба, Поглощающая Реку, представляла угрозу для всей горы Цин Мао. Что бы лишить клан Гу Юэ полученных преимуществ, клан Сюн послал Сюн Ли бросить мне вызов».

«Для клана, я всего лишь шахматная фигура. Сюн Ли и Чи Шань — также просто шахматные фигуры. Печально то, что эти люди охотно становятся пешками, для них это естественно, отличная промывка мозгов кланом».

«Но я изначально не хотел конкурировать с Сюн Ли в любом случае, так называемая репутация просто лестные слова. Эта цепь, которая связывает людей, в прошлом захватила многих героев и гениев. И в чём же минус? Хе-хе, я должен поблагодарить Чи Шаня за то, что он подарил мне двести первобытных камней.

Думая об этом, Фан Юань ухмыльнулся.

Почему Сюн Ли хочет бросить ему вызов? Просто потому, что он получит славу. Почему Чи Шань бросил вызов Сюн Ли? Это было просто ради звания силача номер один горы Цин Мао.

Так называемая репутация — всего лишь морковка, лежащая на поверхности. Она соблазнила многих людей и растоптала многих других, манипулируя бесчисленными людьми.

Всё это довольно печально!

Снег продолжал медленно падать.

Вся деревня Гу Юэ была покрыта слоем снега. Люди носились по улицам.

«Что смешно, так это то, что они загнали себя в ловушку ради ложной славы!» — Слегка наклонив голову, Фан Юань посмотрел вниз, его жуткие темные глаза были наполовину покрыты волосами.

Свет, отразившийся от снега, освещал его молодое лицо, оно было бледным и холодным.

Внезапно рассмеявшись, Фан Юань произнес стихотворение:

— Белый снег покрыл землю, словно я странствую один через небеса и горы. В одиночестве, без привязанностей, моя одинокая тень движется полная свободы.

Он сделал большой шаг и продолжил движение.

Одинокая фигура Фан Юаня продвигалась между прохожими.

Члены клана, снег или деревня, всё это просто размытый фон.

Через мгновение он добрался до съемной комнаты.

Он продолжал жить там, хоть обстановка была довольно простенькой, Фан Юань не просил чего-то большего, ему просто нужна крыша над головой.

Сидя на кровати, Фан Юань начал культивировать.

ГУ мастерам для прорыва через большое царство, необходимы способности и талант. Но прорыв через малое царство — это просто накопление. С достаточным временем, апертура непрерывно питается, и она может продолжать улучшаться.

Согласно договоренности, когда наступил вечер, Цзян Я пришел в резиденцию Фан Юаня.

— Господин Фан Юань, вот первобытные камни, пожалуйста проверьте. — он вошёл в комнату, почтительно передав пять мешков с деньгами, наполненных первобытными камнями.

Внутри было более четырёх сотен первобытных камней, приближался волчий прилив, ГУ мастера все больше нуждались в листьях жизненности. Это привело к тому, что их цена продажи постоянно росла.

Фан Юань передал Цзян Я девять листьев жизненности, спросив:

— Ты купил то что я просил?

Цзян Я показал разочарованный взгляд, качая головой:

— Господин Фан Юань, сейчас неподходящее время. Волчий прилив приближается, и клан увеличил свой контроль над ресурсами. Не говоря о других вещах, Рыбья Чешуя ГУ только немного менее ценна, чем Нефритовая Кожа ГУ. Я уже старался изо всех сил, но трудно получить результаты немедленно.

Фан Юань нахмурился.

Рыбья Чешуя ГУ используется с Камнем Невидимости ГУ для создания Чешуи Невидимости ГУ. Без Рыбьей Чешуи ГУ он не смог бы усовершенствовать Чешую Невидимости ГУ.

«Даже с контролем ресурсов, это не значит, что невозможно найти Рыбью Чешую ГУ. Корень проблемы в том, что способности Цзян Я слишком незначительны. Похоже, что со слиянием Чешуи Невидимости ГУ придется повременить». — Фан Юань вздохнул в своем сердце.

Но он не был расстроен.

Девять из десяти, что что-то в этом мире не пойдёт по плану.

Это жизнь, а фраза «всё идёт как по маслу» — всего лишь красивое выражение.

«Клан Бай производит Рыбью Чешую ГУ, и наш клан также имеет их, хоть в меньшем количестве. Похоже, этот вопрос нужно отложить до формирования альянса».

Это было не к спеху, он знал, что как только три клана сформируют альянс, они создадут доску боевых заслуг. Это стимулировало бы ГУ мастеров активнее охотиться на волков. Тогда он сможет использовать свои очки заслуг для обмена на ресурсы трёх кланов.

Конечно, Лунный Свет ГУ клана Гу Юэ, Сила Медведя ГУ клана Сюн и Поток ГУ клана Бай были наследием клана, и не могли быть предоставлены на обмен.

Но Рыбья Чешуя ГУ определенно была в списке наград.

Опасность сопровождается возможностью.

Для ГУ мастеров волчий прилив был не только сложным испытанием, но и возможностью разбогатеть.

Под атакой волчьего прилива, многие известные ГУ мастера погибали, а другие получили известность. Старые фракции в клане ослабнут, а новые фракции поднимутся на политическую арену.

Ночью прибыли неожиданные гости.

Гу Юэ Цин Шу и Гу Юэ Фан Чжэн.

Цин Шу перешёл к главному, упомянув о своей предыдущей цели, покупка Ликерного червя у Фан Юаня.

А так же, он хотел купить Черного Кабана ГУ, и даже Девятилистную Траву Жизненности.

Девятилистная Трава Жизненности была источником его доходов, Ликерный червь уже давно стал Ликерным червём Четырёх Вкусов, даже если Фан Юань хотел, он не мог, таким образом, он отверг эти варианты.

Но Черный Кабан ГУ…

«Я уже обрел силу кабана, так что Черный Кабан ГУ больше не имеет для меня ценности. Лучший путь развития Черного Кабана ГУ — Стальная Грива ГУ. Хотя этот ГУ используется как для нападения, так и для защиты, для меня, у кого уже есть Белый Нефритовый ГУ, он не особо полезен. Я мог бы обменять его на Рыбью Чешую ГУ.»

Фан Юань подумал об этом и высказал своё предложение.

— Рыбья Чешуя ГУ? — Цин Шу нахмурился, затем кивнул. — Я понимаю, тебе не хватает защитного ГУ. Рыбья Чешуя ГУ может быть усовершенствована в Чешуйчатую Броню ГУ второго ранга. Она может обеспечить довольно хорошую защиту.

Рецепт использования Рыбьей Чешуи ГУ и Камня Невидимости ГУ, чтобы создать Чешую Невидимости ГУ, будет открыт только двести лет спустя, так что было естественно, что Цин Шу не знал об этом.

Фан Юань не стал раскрывать секрет:

— Черный Кабан ГУ является более ценным, чем Рыбья Чешуя ГУ, так что если произойдёт обмен, ты должен компенсировать мне разницу в цене.

— Естественно. — Цин Шу кивнул и спросил: — Не принимая во внимание Девятилистную Траву Жизненности, ты действительно не продаешь Ликерного червя? Он уже бесполезен для тебя, содержать его это просто пустая трата первобытных камней.

Фан Юань покачал головой:

— Не упоминай Ликерного червя, он не продается.

Цин Шу потер нос, горько смеясь:

— Фан Юань, всё куда сложнее, чем ты думаешь. Ты знаешь Гу Юэ Яо Ле? Она внучка старейшины зала медицины — Гу Юэ Яо Цзи, и новая ученица в этом году со способностями класса B. Гу Юэ Яо Цзи очень любит свою внучку и однажды попыталась купить Ликерного червя в доме ГУ, но не получилось.

— Ты использовал Ликерного червя раньше, я уверен, ты знаешь, какие преимущества он дает. Я больше ничего не скажу, но госпожа Яо Цзи очень хочет этого ГУ для своей внучки. Привязанность пожилых людей к внукам вполне понятна. Таким образом, она серьезно относится к его покупке, и предложила высокую цену. Она даже обещает, что если ты получишь травму во время волчьего прилива, ты получишь особое внимание в зале медицины. Я надеюсь, что ты тщательно рассмотришь этот вопрос.

Оставить комментарий