Глава 124. Меня не волнует, можешь ли ты понять меня

— Вот как, — Фан Юань потер подбородок и покачал головой, — этот ГУ не продается. Раз Яо Цзи настолько настойчива, почему она не найдет ГУ мастера, который купил Ликерного червя?

Цин Шу, словно гром сред белого дня услышал:

— Мы не знаем, кто его купил. После покупки этого Ликерного червя не было абсолютно никаких новостей. Мы ничего не можем найти, а осмотреть апертуры не имеем права. Это табу, самое большое табу среди ГУ мастеров. Из-за такого вызывать общественный гнев, верх неблагоразумия. Конечно этого члена клана можно понять, такова человеческая натура.

Конечно, Цин Шу не знал, что реальный покупатель Ликерного червя, сидел перед ним.

Он никогда не подозревал Фан Юаня, так как с его точки зрения, у Фан Юаня уже был Ликерный червь, ему не нужно было покупать второй. Какая от этого польза?

Если бы он знал о рецепте Ликерного червя Четырёх Вкусов, определенно Фан Юань был бы первым подозреваемым. Однако это секрет исключительно Фан Юаня, и только через пару веков он откроется миру.

Единственный, кто знал, кто был покупателем, это Цзя Фу. Но для него, Фан Юань скорее помогал другому человеку купить его. Будь то для родственника или любовницы, что-то подобное естественно. Например, Яо Цзи помогала купить Ликерного червя своей внучки.

— Несмотря ни на что, я не отступлюсь от своих слов. — Фан Юаня был тверд, он просто ухмыльнулся про себя.

Это была система.

Система давала силу, но она также ограничивала.

Гу Юэ Яо Цзи — ГУ мастер третьего ранга. Она была намного сильнее, чем Фан Юань, но из-за системы она не могла вырвать Ликерного червя у него. Из-за правил и заботы о своей репутации она также не может насильно купить его.

Фан Чжэн, вдруг выдавил:

— Брат, Ликерный червь бесполезен для тебя, зачем цепляться за него. Бабушка Яо Цзи очень добрая. Я тоже много раз встречался с сестрой Яо Ле, она хороший человек, я уверен, что она будет хорошо относиться Ликерному червю. Он очень поможет ей. Доброта порождает доброту, брат, ты спас деревню и я рад за тебя. Это приносит честь и нашей семье. Но почему ты сейчас такой упрямый, разве это не слишком мелочно?

Лицо Фан Юаня напряглось, и он холодно ответил:

— Мой хороший младший брат, ты читаешь мне лекции? Это моё дело, и мне решать. Даже если он сгниет у меня в руках, ты не имеешь права диктовать мне, что делать.

Он на самом деле не был зол, но отношение — это маска сердца, показав свое отношение, Цин Шу увидит его решимость.

«Кажется, Фан Юань настроен отказаться. Специально привести сюда Фан Чжэна было плохим шагом. У братьев плохие отношения, они всегда ссорятся, я сам выкопал себе могилу», — взгляд Гу Юэ Цин Шу засиял.

— Фан Чжэн, не мог бы ты выйти, иди, прогуляйся. — Фан Чжэн хотел сказать что-то в ответ, но Цин Шу его остановил.

Фан Чжэн стиснул зубы, но все еще подчинялся командам Цин Шу.

— В чём проблема, я не могу понять тебя, старший брат. — он открыл дверь, оставив свою последнюю фразу.

— Меня не волнует, можешь ли ты понять меня, Фан Чжэн. — Фан Юань не церемонился.

Он на мгновение остановился, но вскоре быстро вышел из комнаты, не оборачиваясь, хлопнув дверью.

Это действие заставило атмосферу в комнате стать еще более неловкой.

— Если нет ничего другого, брат Цин Шу можешь уходить. — Фан Юань немедленно начал выпроваживать гостя.

— Хе-хе-хе, — сухо засмеялся Цин Шу, пытаясь снять напряжение, но выражение лица Фан Юаня было холодным как лед, не показывая никаких признаков перемен.

Характер Цин Шу был мягкий, и он не расстроится.

Прикоснувшись к носу, Цин Шу неловко рассмеялся:

— Есть еще один вопрос, насчёт Девятилистной Травы Жизненности.

— Она не продается. — Фан Юань закатил глаза.

— Я знаю, знаю, — кивнул Цин Шу. — Это касается листьев жизненности, и это личное дело моей группы. Надеюсь, что ты сможешь продавать их нам. Конечно, мы заплатим соответствующую цену.

Заметив выгодную сделку, Фан Юань, естественно, не отказался:

— Тогда шестьдесят пять первобытных камней за лист.

Цин Шу, услышав цену, лишился дара речи.

Согласно рыночному курсу, первоначальная цена продажи клана — пятьдесят пять первобытных камней за лист. Хотя лист жизненности — расходный ГУ первого ранга, исчезающий после одного использования, он мог сохранить жизнь, и никто бы не недооценил его.

С приближением волчьего прилива, клан также поднял цены, и каждый лист продается за шестьдесят первобытных камней. На самом деле, не только лист жизненности, но и ресурсы также становятся более дорогими. Это непостоянство ситуации, и ГУ мастера должны с этим жить.

Но чего Цин Шу не ожидал, так это того, что цена Фан Юаня была даже выше, чем у клана.

— Считаешь это дорого? Тебе не обязательно их покупать. Но, насколько я знаю, после волчьего прилива, клан будет жестко контролировать ресурсы, и лист жизненности будет иметь избыточный спрос. К тому времени цены снова взлетят, возможно, даже не останется запасов, что думаешь? — тон Фан Юаня был спокоен.

Цин Шу был в тупике:

— Ты прекрасно всё понимаешь. Однако твоё повышение цен немного властно. Не боишься обидеть людей? Снизив цены, можно воспользоваться ситуацией, для построения хороших отношений. Но если ты поднимешь цены, то члены клана затаят обиду на тебя, раз ты пытаешься нажиться на них.

Фан Юань подняв голову и засмеялся:

— Волчий прилив приближается, я всего лишь мелкая сошка, могу умереть в любой день. Почему я должен беспокоиться о таких мелочах?

— Ты давно прошел стадию мелкой сошки, и человеческие отношения тоже не так просты. — Цин Шу посмотрел на Фан Юаня глубоким взглядом, затем слегка покачав головой сказал: — Но у каждого есть свои собственные мысли и решения, я не буду заставлять тебя. Однако будь более осторожен, госпожа Яо Цзи не отпустит тебя так легко… До встречи.

Цин Шу больше не упоминал о покупке листьев жизненности, цены Фан Юаня испугали его.

Он был умным человеком, и когда умный человек покупает вещи, он не действует импульсивно, сначала нужно хорошенько обдумать своё решение. У умного человека всегда есть предел, на который он будет согласен, и как только цены превысят стоимость, он спокойно откажется.

Фан Юань, казалось, только увеличил цену на пять первобытных камней, но Цин Шу не покупал потому, что волчий прилив продлиться, по крайней мере, один год, он потратит много листьев жизненности за это время. В результате выходит очень большая сумма.

— Спасибо за совет, береги себя, я не буду провожать, — сказал Фан Юань, наблюдая за уходом Цин Шу. Он был спокоен, поскольку знал, что Цин Шу определенно вернется.

Это потому, что он слишком недооценил суровость волчьего прилива.

При таком волчьем приливе смерть может мгновенно обрушиться на кого угодно, у листьев жизненности нет недостатка в спросе. В его воспоминаниях цена взлетела до ста первобытных камней!

Конечно, эта цена была в период, когда волчий прилив был самым сильным. Прямо сейчас то, что хотел сделать Фан Юань, это учитывая период времени, постепенно повышать цены.

Со временем, зимний ветер становился все более холодным и суровым.

В этом году зимние ветра были явно холоднее, чем в предыдущие годы для трех деревень горы Цин Мао.

Возьмем, к примеру, деревню Гу Юэ.

Все больше искалеченных волков появлялось в окрестностях деревни.

Клан выдавал большое количество миссий, и почти все они были на уничтожении этих волков.

В декабре, когда количества искалеченных волков достигло пика, привело к быстрому ухудшению ситуации, она достигла ужасающего уровня. На самом деле, была даже ситуация, когда деревушка у подножия горы была истреблена большой стаей волков.

Хорошо, что дюжина ГУ мастеров в деревне вовремя отступили. Высокопоставленные лица клана вздохнули с облегчением, так как смерть ГУ мастеров заставила бы их чувствовать сожаление чуть более половины дня, но смертные, они все равно были рабами, так и быть, если они умрут.

В этом мире нет никаких прав человека.

Жизнь ГУ мастера ценнее сотни смертных, это точка зрения каждого.

Однако смертность и травмы, безусловно, будут в большом количестве, таким образом, в деревне были звуки стонов и плачей с утра до ночи.

Деревня излучала чувство горя и подавленности на каждом шагу.

Искалеченные волки были лишь прелюдией, истинный волчий прилив был еще более ужасающим.

Все больше и больше людей начинали понимать, что волчий прилив в этом году является исключительным.

Под таким давлением переговоры, которые находились в тупике, получили быстрый прогресс, и был сформирован альянс трех кланов.

Месяц спустя, в конце зимы.

Склон Альянса — встреча трёх кланов альянса.

Маленькие снежинки, которые были похожи на мягкий белый мех, медленно дрейфовали вниз.

Сотни и тысячи ГУ мастеров собрались здесь, образуя грандиозный масштаб.

Изначально склон альянса был обычным горным склоном, но в истории, главе клана Гу Юэ второго поколения удалось создать первый альянс трёх кланов на склоне. Таким образом, все будущие сборы альянса проходили там.

После многих лет усовершенствования, нынешний склон альянса расширился в десятки раз, став гигантской городской площадью.

Городская площадь находилась вдоль горной стены, и там была воздвигнута огромная скала.

На огромной скале, были вырезаны здания, и в зданиях была корректно скомпонована каменная мебель. Высокопоставленные лица трёх кланов сидели внутри, тщательно обсуждая.

Под гигантским каменным зданием, ГУ мастера трёх кланов заняли свое соответствующие места, образуя три большие группы.

ГУ мастера носили схожую боевую одежду, благодаря поясам, их соответствующие уровни культивирования были очевидны. Фан Юань был среди них.

Он следил за ситуацией.

ГУ мастера внизу сцены были ГУ мастерами второго ранга. Большинство мастеров первого ранга были выделены для поддержки, и только мастера второго ранга были настоящими мобильными войсками. Что касается мастеров третьего ранга, они были старейшинами клана, а для клана среднего размера, как клан Гу Юэ, даже после усилий каждого поколения, было чуть больше двадцати старейшин.

Фан Юань наблюдал, и другие ГУ мастера также наблюдали. Бесчисленные взгляды пересекались с ненавистью, любопытством и настороженностью.

ГУ мастера клана Гу Юэ были худыми и стояли в стороне. ГУ мастера клана Сюн были сильными и здоровыми, от них веяло силой. ГУ мастера клана Бай, возможно, из-за жизни у водопада за горой, имели беловатую кожу и были окружены аурой Инь.

«Парень с длинными волосами — Гу Юэ Цин Шу, пиковая стадия второго ранга, он ГУ мастер второго ранга номером один, клана Гу Юэ», — некоторые отметили для себя.

«МО Янь! Из-за неё я лишился руки. После волчьего прилива я должен отомстить!» — кто-то фыркнул в своём сердце.

— Вау, эта девушка верхом на гигантском медведе, она должна быть Сюн Цзяо Мэн. Не обманывайтесь её внешним видом, она сумасшедшая, когда сражается.

— Видишь ту белую толстую девушку? Она — Бай Чжун Шуй, боец высшей стадии второго ранга, у которой есть Водный Кабан ГУ. Она очень неразборчива и очень похотлива по отношению к мужчинам. Вы, новички, будьте осторожны, она может спокойно изнасиловать вас.

Вражда и обиды трех кланов уже давно глубоко укоренились.

Шум обсуждения на склоне альянса стал громче, со временем он превратился в гул. Многие старшие ГУ мастера, представляли сильнейших людей из двух других кланов своим младшим, что они были осторожнее с ними.

Оставить комментарий