Глава 143. Ответ

Вскоре после этого, подоспел и Фан Чжэн.

— Господин Цин Шу! — у него было радостное выражение на лице, он глупо бежал в сторону Гу Юэ Цин Шу, но вскоре он был вынужден отступить из-за иголок.

— Лидер группы, это я Фан Чжэн!!! — он закричал от шока, наконец заметив, что что-то не так.

Но как Гу Юэ Цин Шу мог ответить ему.

— Старший брат, что случилось с господином Цин Шу? — Фан Чжэн, был замешательстве и шоке, он мог обратиться только к Фан Юаню.

Но Фан Юань проигнорировал его, присев на корточки и вытянув правую руку в сторону Бай Нин Бина, образуя форму когтя пальцами.

Грабеж ГУ!

Он тайно активировал этого ГУ, быстро чувствуя, что схватил что-то.

Он быстро потянул назад, и ГУ вылетел из тела Бай Нин Бина.

Это была Красная Стальная Реликвия ГУ!

Она была отдана Бай Нин Бину главой клана Бай, но Бай Нин Бин никогда не использовал её, так как он быстро достиг третьего ранга.

Сейчас же она стала добычей Фан Юаня.

Увидев Красную Стальную Реликвию ГУ, вышедшую из тела Бай Нин Бина, улетевшую и приземлившуюся на ладонь Фан Юаня, ГУ мастера клана Бай встревожились, их глаза покраснели, в гневе они начали кричать.

— Подонок, если не хочешь умереть, остановись сейчас же!

— Как ты смеешь красть ГУ нашего клана Бай прямо у нас на глазах!!!

— Это Красная Стальная Реликвия ГУ…

Фан Юань холодно рассмеялся. Как только Красная Стальная Реликвия ГУ была схвачена, он использовал Цикаду Весны и Осени, чтобы мгновенно усовершенствовать её, но он не спрятал её в свой апертуре, вместо этого положив под одежду, создавая тем самым иллюзию.

Он схватил ещё раз, и на этот раз вылетел серый жук.

— Каменная Апертура ГУ… — Фан Юань немедленно узнал этот ГУ. Он снова усовершенствовал её и спрятал в одежду.

— Черт побери, еще один ГУ!

— Остановим его, он смеет делать это открыто, полностью проигнорировав наш клан Бай.

— Спасем Бай Нин Бина, убьем этих парней!

ГУ мастера клана Бай, не выдержав такой наглости, направились к братьям.

Бай Нин Бин имел полную поддержку клана, так что каждый ГУ в его распоряжении был исключительно редким. Сейчас же, когда они были отняты Фан Юанем на глазах людей из клана Бай, их сердца обливались кровью.

Это было хуже, чем смерть.

Увидев, как мастера приближаются с их внушительной аурой, Фан Чжэн сделал шаг назад в испуге, но его брат был невозмутим.

Они были по разные стороны, он и Фан Чжэн были на восточной горной тропе, а ГУ мастера клана Бай были на западе, а между ними были Гу Юэ Цин Шу и Бай Нин Бин.

Свист, свист!

Иголки разлетелись дождём.

— Черт… — ГУ мастера клана Бай начали ругаться, так как они были остановлены Гу Юэ Цин Шу.

«Гу Юэ Цин Шу может умереть в любую секунду, оставшееся время позволит мне использовать Грабеж ГУ только один раз, что ж попытаем свою удачу?» — Фан Юань успокоился, снова используя Грабеж ГУ.

Каждый раз, когда Грабеж ГУ был использован расходовалось большое количество первобытной сущности. Это зависело от того, насколько сильным был захваченный ГУ. Чем сложнее процесс, тем больше расход первобытной сущности. Если грабеж провалится, ГУ мастер столкнется с обратной реакцией.

Таким образом, Грабеж ГУ являлся довольно ненадежным ГУ, с ограниченным применением.

Но в этот момент Бай Нин Бин был почти мертв, его сознание было туманным, и он был на пределе. Кража его ГУ доставляла больших хлопот.

Среди ГУ во владении Бай Нин Бина, наиболее ценным является Морозный Демон ГУ. Он по редкости наравне с Древесным Шармом ГУ, он позволяет человеку превращаться в морозного демона. Но если использовать его в течение длительного времени, жизненная сила ГУ мастера иссякнет, и он превратиться в ледяную статую.

Бай Нин Бин знал об этом недостатке, поэтому он никогда не использовал ГУ до такой степени, как Гу Юэ Цин Шу.

После Морозного Демона ГУ, вторая по ценности — Голубая Птица Ледяного Гроба ГУ, ГУ третьего ранга. Прямо сейчас она находится в горле Бай Нин Бина.

Если он сможет украсть Голубую Птицу Ледяного Гроба ГУ, это будет лучшим исходом. Но Грабеж ГУ только второго ранга, даже если ГУ мастер захочет, у него просто не будет возможности.

В конце концов, Фан Юань заполучил Водный Щит ГУ Бай Нин Бина.

Это было не так уж плохо. Водный Щит ГУ вместе с Белым Нефритовым ГУ может обеспечить Фан Юань большую оборонительную мощь.

Дух дерева, в который превратился Гу Юэ Цин Шу, был в конечном счете срублен ГУ мастерами клана Бай.

Они разбили деревянную клетку и спасли Бай Нин Бина, который потерял сознание.

Как только они собирались убить Фан Юаня и Фан Чжэна, прибыло подкрепление клана Гу Юэ.

Какое-то время все были в тупике, прежде чем разойтись в взаимопонимании.

Смерть Цин Шу и травмы Бай Нин Бина, во время волчьего прилива, такой результат уже ужасает. Если бы вспыхнули широкомасштабные бои, давление на каждый клан значительно усилилось бы.

Независимо от того, в каком мире люди всегда борются за личные выгоды.

И величайшая награда в мире, несомненно, является «жизнь».

В конце концов, труп Гу Юэ Цин Шу и его ГУ, были взяты ГУ мастерами клана Гу Юэ.

Обе стороны проявляли осторожность, отступая с поля боя.

Шел дождь, и вся местность была покрыта тьмой.

Группа людей стояла на склоне позади деревни, это было кладбище.

Время от времени здесь воздвигали еще несколько надгробий.

В этом мире людям было трудно выжить, будь то внешняя угроза или внутренний конфликт, всегда будут жертвы.

Голос старейшины клана низким тембром, вошёл в уши каждого, заставляя их чувствовать себя ещё более подавленными.

— У нас одинаковые фамилии, мы из одного клана, одна и та же кровь течет в наших телах.

— Расстояние между нами так мало, но мы навсегда разделены жизнью и смертью.

— Моё сердце ноет от боли.

— Ждите.

— Когда-нибудь в будущем, я тоже буду лежать рядом с вами.

— Позволь нам превратиться в прах, вся надежда на будущее поколение…

Около недавно возведенного надгробия группа людей низко опустила головы. Некоторые плакали тихо, а некоторые смотрели на имя на надгробной плите, полные печали.

Смерть жестока, она подобна белой костлявой руке, наносящей кровавую рану каждому сердцу.

За исключением того, что некоторые уже онемели от боли, в то время как другие были еще слишком наивны.

Гу Юэ Фан Чжэн был среди этих людей, его опустившиеся глаза смотрели на надгробие с четырьмя словами — «Гу Юэ Цин Шу».

Мертв?

В его глазах была бесконечная неопределенность.

Вчерашняя битва, весь процесс и обстановка всё ещё были запечатлены глубоко в его сердце.

Его опыт был ограничен, он не понимал трогательную и трагическую храбрость Гу Юэ Цин Шу, а также его самопожертвование.

Но теперь, когда правда была перед ним, он не мог принять её в одночасье.

«Мертв? Добрый господин Цин Шу, который всегда улыбается, советует, проявляет заботу и заботится обо мне… Действительно мертв?»

«Почему это произошло?»

«Почему в этом мире, хорошие люди умирают, а плохие живут долго?»

«Это сон, мне снится сон прямо сейчас?»

Фан Чжэн сжал кулаки, ощущение прикосновения заставило его почувствовать себя ещё более расстроенным.

Обсуждения окружающих ГУ мастеров достигли его.

— (Вздох) Я не могу поверить, что на этот раз, даже господин Цин Шу пожертвовал собой.

— Все в конце концов умрут, но это слишком жалко, я слышал, что Бай Нин Бин всё ещё был на последнем издыхании, но в конечном счете спасен.

— Пусть он покоится под землей и благословит нас чтобы мы пережили волчий прилив…

Толпы медленно разошлись, пока Фан Чжэн не остался один.

Одинокая тень молодого человека стояла перед кладбищем, полным надгробий.

— Господин Цин Шу! — он внезапно опустился на колени, слезы падали на землю.

Он был растерян, он сожалел, ему было больно!

Кап, кап, кап…

Капли дождя размером с боб упали с темных облаков, разбиваясь об землю, заставляя листья и ветви деревьев согнуться.

Резкий запах земли достиг носа Фан Чжэна, он рыдал от мучительного горя. Звук его плача и капли дождя смешались в единое, его десять пальцев вцепились в землю, пытаясь вернуть жизнь Цин Шу, но в конце концов, у него руках оказалось всего две пригоршни земли.

Пошёл дождь, Бай Нин Бин, лежал на мягкой кровати, безучастно наблюдал за ним.

О правой руке, которая была разрушена, уже позаботились, она была обернута белой повязкой. Его цвет глаз также вернулся к черному, его культивация была третьего ранга, он больше не подавлял её.

Когда он проснулся от своего сна, он внезапно потерял всю бодрость духа, чувствуя себя очень пустым.

Он мирно лежал на кровати, в таком состоянии более десяти часов. Он позволил белой серебряной сущности третьего ранга питать его апертуру, ему надоело беспокоиться об этом.

Этот дождь вызвал самые глубокие воспоминания в его сердце.

Именно под таким летним дождем он был официально усыновлён главой клана Бай. Доброжелательный и полный надежды взгляд главы клана упал на него, когда окружающие старейшины клана кидали свои поздравления, хлынувшие, словно приливные волны.

Он был молод, стоял босиком на ледяной земле и смотрел на дождь за окном, но чувствовал себя потерянным и одиноким.

«В чем смысл жизни?» — этот вопрос беспокоил его в течение двадцати лет и мог продолжать беспокоить его, пока проблема взрыва апертуры не всплыла снова.

«Это ради семьи? Для клана?» … — Бай Нин Бин неизбежно подумал о Гу Юэ Цин Шу.

С юности до сих пор, он видел такое много раз — иногда им являлся человек клана Бай, иногда клана Гу Юэ или клана Сюн.

Он не мог понять этих фанатиков, он родился холодным и безэмоциональным человеком.

Гу Юэ Цин Шу не мог дать ему ответы, поэтому Бай Нин Бин подумал о Фан Юане.

В первый раз, когда он увидел его, Фан Юань сидел у дерева и ел дикий фрукт, который он сорвал, и совершенно без эмоций наблюдал за битвой внизу.

Он был возбужден, пока его тело не задрожало, задрожало от волнения. Причина в том, что он увидел себя в глазах Фан Юаня — похожих на жуткую бездну.

Но теперь, когда он подумал об этом, взгляд Фан Юаня содержал большее, чем просто «его».

Это больше — ответ на его вопросы.

Дождь усилился, гремел гром, молнии сверкали в небе.

«В чем смысл жизни?» — в темной комнате, Гу Юэ Фан Чжэн задал тот же вопрос.

Глава клана Гу Юэ, Гу Юэ Бо вздохнул. Он с жалостью посмотрел на молодого человека, потерявшего душу, а затем выглянул в окно, на дождь.

Сомнения Фан Чжэна были понятны, неизбежная смерть всегда побуждает людей задуматься об истинной ценности бытия.

— Знаешь, более десяти лет назад был ещё один молодой человек, и он задал мне тот же вопрос. — спустя долгое время, Гу Юэ Бо продолжил.

— Он… мой приемный сын — Гу Юэ Цин Шу.

Фан Чжэн был на мгновение ошеломлен, подняв голову. Пара опухших красных глаз, демонстрировала сильное желание получить ответы.

Оставить комментарий