Глава 146. Угнетение

Посмотрев на Гу Юэ Е, чьё лицо было весьма мрачным, Цзян Я почувствовал себя более счастливым.

Этот старик силой заставил Цзян Я привести его в это место. С его культивацией первого ранга он был младшим, ему ничего не оставалось кроме как опустить голову и привести его сюда.

Но теперь, после всех унижений в сторону Гу Юэ Е, в своём сердце Цзян Я завидовал безудержной личности Фан Юаня.

Гу Юэ Е хотел дать Фан Юаню несколько пощечин, чтобы проучить этого высокомерного младшего. Но ради травы жизненности, он вынужден был контролировать себя:

— Младший Фан Юань, ты не можешь так говорить. Ты ещё молод, ты не знаешь на сколько важны человеческие отношения, придёт время, когда тебе придётся выпрашивать других. Только подумай, в будущем, когда ты попросишь меня об услуге, а я буду так с тобой обращаться, что ты почувствуешь?

«Бред про человеческие отношения!» — Фан Юань презрительно рассмеялся в своём сердце.

Так называемое единство существует только потому, что они индивидуально слабы.

Человеческие отношения были важны на земле. Ведь не было никакой разницы в личной силе между людьми. Но в этом мире, где люди могли культивировать, все было по-другому.

Человеческие отношения были просто побочным продуктом силы, если кто-то силён, их отношения с людьми будут процветать.

Но тем, кто стремится к отношениям, определенно есть о чём просить других.

Что касается тех не нуждается в связи с другими — если кто-то слишком силён, они могут забрать себе всё, что хотят, отдать или умереть, зачем им нужны человеческие отношения?

Такие мысли принадлежат демоническому пути, и Фан Юань, естественно, не будет афишировать их публично.

Но так как ему помешали, Фан Юань мог бы заняться этим делом.

Таким образом, он сказал:

— Дело не в том, что я не продаю. Один лист жизненности — шестьдесят восемь первобытных камней. Сколько ты хочешь?

— Ха! — Гу Юэ Е за дверью был шокирован этой ценой, быстро сказав. — Младший Фан Юань, эта цена слишком высока!

Фан Юань фыркнул:

— Тогда не покупай. Среди ресурсов, предоставляемых кланом, также есть листья жизненности, ты можешь обменять их на очки заслуг.

Гу Юэ Е горько рассмеялся.

— Как будто я этого не знал, все листья жизненности продаются тем, у кого есть связи, старейшина медицинского зала — Гу Юэ Яо Цзи имеет полный контроль, как я могу вмешиваться? Младший Фан Юань, окажи мне услугу, я обязательно отплачу тебе. По-моему, шестьдесят первобытных камней — справедливая цена.

— Я не рассчитываю на возвращение услуг от людей, ты потратил достаточно моего времени. Семьдесят первобытных камней, если не хочешь покупать, уходи. — ответил Фан Юань.

Гу Юэ Е яростно топнул:

— Младший Фан Юань, как ты можешь так вести дела?

Фан Юань рассмеялся:

— Всё меняется, теперь — семьдесят два первобытных камня, каждое предложение, которое ты говоришь, тратит часть моего времени, поэтому я чувствую себя несчастным и повышаю цену, надеюсь, что ты сможешь принять правильное решение.

Услышав это, лицо Гу Юэ Е стало разъяренным, он хотел что-то сказать, но каждый раз, когда он открывал рот, ни слова не было слышно.

Его старое лицо позеленело и налилось красным, Цзян Я, который стоял рядом с ним, увидев это, сильно обрадовался.

Наконец, он стиснул зубы, сказав:

— Хорошо, я куплю, мне нужно пять листьев жизненности.

— Ты можешь передать первобытные камни Цзян Я. Что касается листьев жизненности, заберешь их у него через три дня.— сказал Фан Юань.

Его слова были властны, торговля товарами за деньги так же была и самой основной справедливостью.

По этому Гу Юэ Е все равно заплатил деньги, передав несколько мешочков Цзян Я.

Его движения были слегка дрожащими, ибо это были его скудные сбережения, сбережения, которые он копил годами, и теперь все они были в руках хитрого торговца!

Наконец, он вышел из этого бамбукового здания с бесконечным чувством негодования.

— Господин Фан Юань, то, что вы сделали, было действительно великолепной местью! Но я боюсь, что вы окончательно оскорбили Гу Юэ Е. Этот старик, когда был молод, всегда мстил людям, он так всё не оставит. — снаружи, осторожно сказал Цзян Я.

— Пускай, старик, полагающийся только на свой стаж, обязательно будет устранён кланом. — Фан Юань открыл дверь, и Цзян Я передал ему мешки.

Клан хочет противостоять волчьему приливу, так что нуждается в большом количестве ресурсов. С меньшим количеством ресурсов, они не смогут поддерживать большую организационную структуру, поэтому им нужно избавиться от членов.

Эти старики, оставаясь живыми, растрачивали и без того ограниченные ресурсы, им было суждено быть отсеянными.

Стаи волков устраняли старых и больных, изгоняя искалеченных волков. В человеческом обществе, это не на настолько очевидно, они всегда действуют скрытно, в этот раз, они призвали этих старых ГУ мастеров для боя.

И что с того, если Гу Юэ Е поймёт смысл их действий?

Они часть системы, человек в обществе, у них нет выбора.

Клан использует причину защиты своей семьи и клана, чтобы призвать их сражаться и пожертвовать собой, как они могут отказаться?

На Земле есть высказывание, если император хочет, чтобы подданные погибли, они не могут поступить иначе. Но всё же бесчисленное множество людей сражается за позицию подданного императора. Это было очарование и жестокость системы.

— После каждого волчьего прилива, среди тех старых ГУ мастеров, которые пошли на поле битвы, сколько выжило? Давайте не будем говорить о пяти листьях жизненности, даже если дать Гу Юэ Е пятьдесят, он может не выжить. — Фан Юань стоял у двери, холодно смеясь.

Когда Цзян Я услышал этот тон, его сердце замело.

Он чувствовал ауру от Фан Юаня, полную холода, она словно замораживает, будто северный ветер дует из-за чего он не может поднять голову.

Фан Юань посмотрел на Цзян Я, его глаза были темными и черными, продолжив:

— С этого момента, кроме установленных сроков, ты не можешь тревожить меня! Если ты нарушишь мои правила, будь готов к последствиям. Я позволил тебе продавать листья жизненности из-за твоего брата. Но уважение дается другими и ими же забирается. Обдумай свои действия.

Цзян Я слушал лекцию Фан Юаня, не смея вставить и слова. Думая о досадном состоянии Гу Юэ Е, пот полился с его лба.

— Также, отныне, подними цену листьев жизненности до семидесяти первобытных камней. — снова сказал Фан Юань.

— Семьдесят?! — Цзян Я был потрясен, сглотнув, его глаза сияли, как будто он смотрел на бесконечный запас первобытных камней.

Но он также побаивался, смиренно спрашивая:

— Господин Фан Юань, так поднимая цены, не заставит ли других думать, что мы наживаемся на горе? Будем ли мы подозреваться в том, что пользуемся положением клана ради выгоды? Мы можем подвергнуться общественному негодованию.

— Общественное негодование? Хм, что они могут сделать, делай то, что я сказал, не неси чепухи. Если кто-то будет создавать неприятности, скажи им, что листья жизненности продаю я.— Фан Юань отнёсся пренебрежительно.

— Да, да, да. — Цзян Я энергично закивал, слова Фан Юаня были тем, что он хотел услышать.

Он был мелким мальком первого ранга, он не может обидеть слишком многих людей. Он уже начал скидывать все эти проблемы на Фан Юаня.

У маленького малька также есть свои собственные методы для самосохранения, и намерения Цзян Я, Фан Юань понимал в глубине души.

Но из-за разницы в культивации, Фан Юань имеет другой образ жизни.

После использования этой Красной Стальной Реликвии ГУ, он достигнет пиковой стадии второго ранга, и будет близок к третьему. Наличие этой силы означает, что его нынешняя жизнь и будущее будут разительно отличаться.

В прошлом ему нужно было быть незаметным, но теперь он должен быть властным, угнетая.

Только когда он притесняет других, он может получить наибольшую выгоду.

Что касается этого Цзян Я, он всё ещё полезен. Даже с его мелкими проступками, до тех пор, пока они не влияют на выгоды Фан Юаня, это можно терпеть.

Даже раскрытие некоторых несущественных козырей не имеет большого значения.

В мирное время этим высокопоставленным лицам нечем заняться, поэтому они могут вызвать проблемы. Но теперь, во время волчьего прилива, у кого останутся силы, чтобы заботиться о таких мельчайших деталях?

После окончания волчьего прилива, нет гарантий, что деревня Гу Юэ всё ещё будет существовать.

Через полмесяца.

Грозовые волки атакуют, как приливные волны, заставляя ГУ мастеров отступить в спешке.

— Сюн Юань Чжэн, ты должен держаться! Деревня Гу Юэ не слишком далеко. — Сюн Цзяо Мэн уставилась на соклановца на земле, её глаза покраснели, когда она кричала.

— Лидер, старшая сестра, я больше не выдержу. Есть кое-что, что я хочу тебе сказать… — Сюн Юань Чжэн был на последнем издыхании, его раны были тяжелыми, и его лицо было наполнено смертью.

— Хорошо, говори! — всхлипывала Сюн Цзяо Мэн. Она знала в своем сердце, что хотя Сюн Юань Чжэн обычно был тихим, он был тайно влюблен в неё. В этот момент она поняла, что он хотел сказать.

Но когда Сюн Юань Чжэн открыл рот, он не успел признаться и сказать «Я люблю тебя.»

Он умер, умер от потери крови, ранения были слишком тяжелые.

Его тело было усыпано травмами, полученные от укусов грозовых волков. Самая смертельная рана на груди, простиралась от правого плеча до пупка — это было вызвано атакой Смелого грозового волк.

— Старшая сестра, ситуация ухудшилась, пришла ещё одна группа Смелого грозового волка! — крикнул ГУ мастер разведки, его голос наполнился паникой.

Плачь Сюн Цзяо Мэн прекратился, она положила тело Сюн Юань Чжэна. Она была лидером группы, члены её группы нуждаются в ней!

Мертвые ушли, а те, кто жив, должны продолжать бороться с жестокостью этого мира.

— Эти проклятые волки, есть ли им конец?! — Сюн Цзяо Мэн ругалась. У неё была горячая фигура и красивое миленькое личико, поэтому, когда она злилась… это было очаровательно.

Услышав её слова, остальные почувствовали спокойствие.

Когда Сюн Цзяо Мэн ругалась, она оценивала обстановку.

Результат проверки заставил её немного огорчиться. Она могла убить группу Смелого грозового волка, пробить себе путь через две группы, но против четырех групп Смелых грозовых волков самое мудрое решение — отступить в долину позади неё и использовать Сигнальный ГУ, надеясь на подкрепление.

— Отступаем в долину, — крикнула Сюн Цзяо Мэн, приведя в движение двух гигантских медведей, для защиты.

Эти два гигантских медведя были выращены ею. Один коричневый и один черный, с гладким и блестящим мехом, но они оба были полны ранений по всему телу.

Когда Сюн Цзяо Мэн и остальные успешно отступили в долину, в живых остался один, черный был поглощен стаей грозовых волков, исчерпав свои силы после убийства десятков грозовых волков.

ГУ вылетел из трупа медведя, возвращаясь обратно в руку Сюн Цзяо Мэна в мгновение.

Это было Порабощение Медведя ГУ.

Его можно посадить в медведей, что позволит ГУ мастеру манипулировать им.

Конечно, это может быть только обычный медведь, ибо Порабощение Медведя ГУ — ГУ второго ранга — он не может поработить короля медведей.

Если бы он был на это способен, сила намного увеличиться. Потому что у медвежьего короля, даже самого слабого, есть по крайней мере сотня подчиненных.

Если ГУ мастер сможет поработить короля медведей, это означает, что у него будет группа зверей в подчинении.

— Сейчас, подождём подкрепления, надеюсь, они скоро прибудут! — вздохнула Сюн Цзяо Мэн.

Они отступили в долину, таким образом, область, которую они должны были защищать, значительно уменьшилась, в результате чего давление со стороны волчьих стай также уменьшилось. Но это также означало, что им некуда отступать, а кровь и непрерывная битва привлекут ещё больше волчьих стай.

Это не лишило их критического положения.

— Привет. — в этот момент с утеса над их головами послышался голос.

Все подняли головы, чтобы посмотреть, и увидели, молодого человека.

— Это он…

— Гу Юэ Фан Юань!

Семь ГУ мастеров клана Сюн сначала были воодушевлены, но почти сразу были озадачены, что было видно на их лицах.

Оставить комментарий