Глава 158. Времена изменились

Гу Юэ Яо Цзи хотела заполучить Девятилистную Траву Жизненности Фан Юаня, использовав своё влияние, она издала указ о передачи Девятилистной Травы Жизненности.

Тем не менее, Фан Юань прорвался н третий ранг и стал старейшиной, мощно контратакуя, это привело Гу Юэ Яо Цзи к обмороку и позволило Гу Юэ Чи Чжуну выйти на сцену.

Новый должностное лицо у власти должно показать свою компетентность, Гу Юэ Чи Чжун взял на себя инициативу найти Фан Юаня и убедить его передать Девятилистную Траву Жизненности.

— Отдать вам Девятилистную Траву Жизненности, это вполне возможно, — сказал Фан Юань, пробормотав про себя.

Была поговорка: то, что было правдой раньше, теперь правдой не является.

И сейчас ситуация отличается от прежней…

Ранее, Гу Юэ Яо Цзи хотела, чтобы Фан Юань передал Девятилистную Траву Жизненности, это был приказ, вы должны были передать его, хотите вы этого или нет.

Тем не менее, Фан Юань уже стал старейшиной, и его статус равен Гу Юэ Яо Цзи и другим, и только ниже, чем у главы клана Гу Юэ Бо. Таким образом, просьба Гу Юэ Чи Чжуна, передать Девятилистную Траву Жизненности, не являлась приказом, а вместо этого это являлась сделкой с равными выгодами.

Девятилистная Трава Жизненности, действительно, очень драгоценна, её способность производить листья жизненности, представляет собой источник мелкомасштабного дохода и имеет высокий спрос. Фан Юань сейчас содержал много ГУ и большая часть его расходов производилось на их пищу.

Однако в этом мире не было ничего, что нельзя было бы продать. Дело было лишь в том, что прибыль была слишком мала, чтобы заинтересовать.

Девятилистная Трава Жизненности драгоценна, но если соответствующая цена будет предложена, то почему бы не продать?

ГУ являются лишь инструментами, методами для достижения своих желаний и амбиций. И что с того, даже если это Цикада Весны и Осени? Пока обстоятельства будут подходящие, то почему бы не отдать её, в обмен на ещё большую выгоду?

Если кто-то хочет получать выгоду, ему нужно сначала научиться отдавать.

Естественно, Фан Юань осознавал это и смотрел на Гу Юэ Чи Чжуна.

Гу Юэ Чи Чжун понял и улыбнулся:

— Если сир готов передать Девятилистную Траву Жизненности, я охотно компенсирую это командным знаком.

Сказав так, он достал жетон.

Дизайн этого жетона был прост, он был треугольной формы с округленными углами. На лицевой стороне были написаны слова, в форме пирамиды — «Подарочный Жетон», аналогично на обратной стороне — «Награда за вклад „.

Подарочный Жетон, Награда за вклад.

— Сир — недавно назначенный старейшина, и может не знать что это. Этот Подарочный Жетон выдается ГУ мастерам, которые внесли большой вклад в клан. Даже среди старейшин мало кто им обладает. С помощью этого жетона вы можете спуститься в подземную пещеру ГУ клана и выбрать любого ГУ, который вам нравится. Подземная пещера содержит много редких, драгоценных ГУ. Среди десяти лучших ГУ выставленных на баннере, четыре из них были выбраны из подземной пещеры ГУ, — объяснил Гу Юэ Чи Чжун.

Фан Юань мгновенно заинтересовался.

Он не удивился этому, так как клан Гу Юэ возвышался на протяжении веков, и было невозможно не иметь никаких козырей и сбережений.

На самом деле, любой старый клан, также имеет секретные места для хранения ГУ, такие как подземная пещера ГУ.

Но чтобы получить оттуда ГУ, нужно внести большой вклад, а также быть лояльным к клану.

Фан Юань только недавно стал старейшиной, так что он был очень далёк от такой квалификации.

‚Я хочу покинуть клан, поэтому мне нужен ГУ типа хранения. Этот жетон — хороший вариант, но… — у Фан Юаня были некоторые опасения.

Если он должен отказаться от Девятилистной Травы Жизненности, то так тому и быть, она являлась большим подспорьем для Фан Юаня, но в скором будущем она станет бесполезной.

Её исцеляющая способность не выдающаяся, и невозможно постоянно использовать листья жизненности для исцеления.

Фан Юань беспокоился о том, что в подземной пещере ГУ не обязательно будет нужный ему ГУ.

Гу Юэ Чи Чжун наблюдал за выражением лица Фан Юаня, и он неправильно понял колебания последнего, сказав:

— Подземная пещера имеет не только ГУ третьего ранга, но и четвертого. Старейшина Фан Юань, вы не останетесь в проигрыше. Но, если вы пожалеете об этом, мы можем обменяться ими. Это можно сделать через некоторое время, тайно.

Фан Юань поднял глаза, не в силах удержаться от взгляда на Чи Чжуна.

‚Он действительно уникальный человек‘, — удивился он про себя.

Новое должностное лицо у власти должно продемонстрировать свою компетентность, Чи Чжун чётко понимал, почему его повысили, он должен был установить баланс не только с главой клана, но и с фракцией Чи и медицины. И в то же время, ему нужно было проявить свои способности.

Передача Фан Юанем, Девятилистной Травы Жизненности, имеет особое значение для него, и он был готов заплатить высокую цену за это.

‚Мир велик, бесчисленные выдающиеся таланты повсюду! Из-за волчьего прилива старики становятся жертвами, а новички продвигаются вперед. С определенной точки зрения, это также можно назвать преобразованием, которое позволяет клану сохранять свою жизнеспособность и возвышаться, не падая‘, — подумал Фан Юань.

Слишком много стариков у власти только создаст гниющую организацию. Таким образом, процесс ликвидации является единственным способом для организации продолжить работу.

Гу Юэ Чи Чжун яркий пример этого.

Весь мир посвящён выживанию сильнейших. Человеческое тело продолжает жить из-за процесса метаболизма. ГУ мастер не должен придерживаться тех же ГУ, только с переменами они могут прогрессировать.

Такая мысль натолкнула Фан Юань принять жетон от Гу Юэ Чи Чжуна, и затем он передал Девятилистную Траву Жизненности. Поскольку это было сотрудничество, Чи Чжун смог быстро усовершенствовать её.

Только после того, как он убрал её в свою апертуру, он издал большой вздох облегчения.

У него были свои амбиции, и возможность выступать в качестве временного старейшины зала медицины была для него чрезвычайно важной возможностью. Если бы он смог хорошо справиться, и впоследствии даже занять эту должность официально, а не временно.

Однако для этого ему придется пойти на компромисс с тремя сторонами. Ведь политика это искусство компромиссов.

Яо Цзи ничего не могла сделать с Фан Юанем, пока она руководила. Но после того, как он занял должность, он смог заставить Фан Юаня передать ему Девятилистную Траву Жизненности. Это не только показывало добрую волю к фракции медицины, будучи в состоянии справиться с делами, оставленными Яо Цзи, но и тонко показывало собственные способности.

Таким образом, он без колебаний отказался от Подарочного жетона, который получил с большим трудом.

— Господин Чи Чжун, с вами действительно приятно общаться. Интересно, у вас ещё есть время? — спросил Фан Юань, убрав жетон.

Глаза Гу Юэ Чи Чжуна вспыхнули, он был озадачен.

Через некоторое время.

В зале.

— Мы отдаем дань уважения двум старейшинам! — дядя и тетя Фан Юаня поклонились и поздоровались. Они были очень уважительны и даже немного боялись.

После того, как было объявлено о том, что Фан Юань стал старейшиной, он стал образцовым примером для молодых ГУ мастеров, в то же время напустило удивление и панику на дядю и тётю.

‚Он явно обладает талантом класса С. Как он смог прорваться на третий ранг и стать старшим так быстро?‘

Даже Гу Юэ Фан Чжэн, который является талантом класса А, в настоящее время находится на втором ранге.

После удивления появился страх.

Они не могли не бояться.

Когда они думали о том, как они издевались и были так жестоки с Фан Юанем, их сердца дрожали от страха.

Что посеешь, то и пожнёшь!

Они боялись, что Фан Юань отомстит им после такого успеха.

В конце концов, Фан Юань пришёл к ним на порог, а также привёл с собой ещё одного старейшину.

‚Они пришли с плохими намерениями, плохими намерениями!‘ — Гу Юэ Дон Ту вздохнул в своём сердце.

Фан Юань хихикнул.

— Дядя, тетя, не нужно быть таким вежливым. Хоть я и стал старейшиной, я всё ещё ваш племянник. Давайте все присядем.

Сказав это, он сел на главное место.

Гу Юэ Чи Чжун сел рядом с ним.

Эти два места обычно занимали дядя и тетя, места глав семьи.

Дядя и тетя, однако, не были ни капли недовольны. Они даже были полны трепета и страха, присев на более низких по статусу местах.

Это была сила старейшин клана.

Дядя и тётя посмотрели друг на друга, они были, как на иголках и сидели у края стульев.

Слуги принесли с чё.

Гу Юэ Чи Чжун сохранял молчание и не стал пил. Фан Юань, однако, сделал глоток спокойно и спросил:

— Как дядя и тётя поживают в эти дни?

Фан Юань улыбался, когда он спросил. Но в глазах дяди и тёти он казался ещё страшнее, чем, если бы он впал в ярость.

Особенно это было так для его тёти, когда она подумала о том, как она оскорбила Фан Юаня, она начала дрожать от страха.

(Вздох) — Жизнь в полном беспорядке из-за волчьего прилива. Таверна была вынуждена закрыться, а арендная плата за бамбуковые дома уменьшились. На самом деле, мы настолько бедны, что чуть ли не голодаем, — сказал дядя, а затем неожиданно слезы упали с его глаз.

Раньше он очень хорошо поддерживал свое здоровье, но теперь его лицо больше не было румяным, в то время как волосы возле висков побелели, а морщины на лице увеличились. Его затруднительное положение было ещё более очевидным из-за принудительной вербовки.

Тем не менее, Фан Юань знал, что его дядя управлял таверной в течение многих лет, так что у него определенно есть сбережения. Несчастный вид, который он изображал сейчас, был потому, что он боялся мести Фан Юаня, и хотел использовать свой жалкий вид, чтобы получить его сочувствие.

‚Дядя обычно такой проницательный, но как он может быть таким глупым, когда дело касается его самого? Если бы я пришел отомстить, зачем бы я взял с собой Гу Юэ Чи Чжуна?‘ — Фан Юань усмехнулся в своём разуме. Он очень не любил и не уважал своих дядю и тётю, но это не означало, что они бесполезны.

— Дядя, тетя, вы так долго обо мне заботились, все мои текущие достижения связаны с вашим воспитанием. Я только что получил выплату от клана, это триста первобытных камней, пожалуйста, примите их. — сказав это, Фан Юань передал мешок с деньгами дяде.

— Что? Это… — выражение лица Гу Юэ Дон Ту было действительно потрясающим в этот момент.

Его удивление, было полно беспокойства, оно граничило со страхом, а под страхом было недоверие.

Тётя, которая находилась сбоку, была ошарашена, она тупо смотрела на денежный мешок в руке Фан Юаня.

Что, чёрт возьми, происходит?

Не было никакой мести, которую они себе представляли, но вместо этого, они были одарены тремя сотнями первобытных камней?

Слова Фан Юаня были пронзительны, независимо от того, как они на это смотрели. Слова ‚заботились’ и ‚воспитание‘ были полны сарказма, который заставили их почувствовать, что вся ситуация была ещё более странной.

‚Что он замышляет?‘

‚Какого черта он хочет сделать? Как он хочет нас мучить?!‘

Дядя и тётя посмотрели друг на друга. Оба колебались и не решались получить денежный мешок.

— Это сыновье благочестие старейшины Фан Юаня, примите его, — без эмоционально произнес Гу Юэ Чи Чжун со своего места.

— Да, да, да. — дядя несколько раз кивнул головой и поспешно взял денежный мешок. Даже если его звали скрытым старейшиной, перед старейшиной зала медицины он был никем.

Обеими руками он держал сумку, полную трёхсот первобытных камней. Обычно он любил деньги, но прямо сейчас, он чувствовал, будто денежный мешок был обжигающе горячим и он хотел немедленно бросить его!

— Так как дядя взял его, я уйду, — сказал Фан Юань и начал уходить.

Дядя и тетя тут же попытались проводить их, но их остановил Фан Юань.

— Можешь выходить, — в углу, мать Шэнь испустила вздох облегчения и сказала своей дочери Шэн Цуй.

Выражение лица Шэн Цуй было мрачным, и она смотрела на силуэты Фан Юаня и Чи Чжуна сзади, пока они полностью не исчезли.

— Мама, неужели я сделала неправильный выбор? — она спросила.

Старейшина может иметь жену и двух наложниц, если бы она была верна с самого начала, кто знает, возможно, она могла бы стать наложницей Фан Юаня к этому моменту.

— Я действительно не ожидала этого. Этот Фан Юань достиг такого, только со способностями класса С! — Мать Шэнь беспомощно покачала головой. — Дочь, не унывай. У Фан Чжэна талант класса А, его достижения не будут меньше!

— Да, — ответила Шэн Цуй, и какой-то блеск появился в её темных зрачках.

В этом мире статус простого смертного был таким мелким и низким!

Сколько у неё было вещей, которые могли бы тронуть сердца великих ГУ мастеров?

Она уже отдала свое тело Фан Чжэну, это её авантюра, и она больше не может повернуть назад.

Оставить комментарий