Глава 18. Пусть прошлое рассеется, как дым

Столкнувшись с вопросом брата, Фан Юань не заговорил; он продолжал есть свой завтрак. Он знал характер своего младшего брата — Фан Чжэн не был тем, кто мог держать себя в руках.

Конечно же, Фан Чжэн увидел, что его старший брат даже не моргнул глазом, как будто Фан Юань притворился, что его нет. В следующий момент он крикнул тоном, полным несчастья » старший брат, что ты сделал с Шэн Цуй? С тех пор, как она вчера вышла из твоей комнаты, она плакала все время. Когда я утешал ее, она плакала еще больше.»

Фан Юань посмотрел на своего младшего брата, его лицо было без выражения. Фан Чжэн нахмурился, уставившись на старшего брата, ожидая его ответа.

Атмосфера накалялась.

Но Фан Юань посмотрел на него на секунду, прежде чем опустил голову и продолжил есть.

Фан Чжэн был немедленно рассержен. Отношение Фан Юаня было явно нескрываемым презрением к нему. Со стыдом и разочарованием он ударил рукой по столу, громко ревя, «Гу Юэ Фан Юань, как ты можешь так себя вести! Шэн Цуй, служанка, служила тебе столько лет; я видела ее нежность и заботу к тебе. Да, я знаю, что ты чувствуешь себя потерянным, и я могу понять твои унылые чувства. Да, ты просто талант класса С, но это не значит, что ты можешь излить свой гнев на других только из-за своего несчастья. Это несправедливо по отношению к ней!»

Он едва закончил, когда Фан Юань встал, подняв руку в мгновение ока.

Хлоп!

С громким хлопком он нанес Фан Чжэну сильный удар.

Фан Чжэн прикрыл правую щеку, отшатнувшись на два шага назад, его лицо было полно шока.

«Бесполезный ублюдок, каким тоном ты разговариваешь со своим старшим братом?! Эта Шэн Цуй всего лишь служанка! Только из-за такой скромной девушки, как она, ты забудешь, что я твой старший брат?»Фан Юань сделал выговор низким голосом.

Фан Чжэн наконец среагировал, его жгучая боль на лице нахлынула на его нервную систему. Он смотрел широко раскрытыми глазами, тяжело дыша, и недоверчиво сказал: «старший брат, ты ударил меня? С тех пор, как я был молод, пока не вырос, ты никогда не бил меня раньше! Да, я оказался ранг А таланта, ты просто С. Но ты также не можешь винить меня за это, это все расположения небес…»

Хлоп!

Фан Чжэн не закончил говорить, но Фан Юань воспользовался тыльной стороной ладони и ударил его снова.

Фан Чжэн прикрыл обе щеки двумя руками. Он был ошеломлен.

«Наивный дурак, ты еще помнишь! С самого детства и до сих пор, как я заботился о тебе? Когда наши родители умерли, наша жизнь была тяжелой. На Новый год дядя и тетя подарили нам только один халат, я его носил? Кому я отдал его, чтобы носить? Когда ты был маленьким, ты любил есть сладкую кашу, я сказал повару сделать еще одну миску для вас каждый день. Когда над тобой издевались другие, кто помогал тебе? Не говоря уже о тонне других вещей, я не думаю, что об этом стоит говорить. Ну, прямо сейчас, из-за горничной, ты говоришь со мной вот так, приходя допрашивать меня?»

Лицо Фан Чжэна было красным. Его губы дрожали, пристыженный и раздосадованный, а также удивленный и злой. Однако он не смог сказать ни слова опровержения.

Потому что все, что сказал Фан Юань, было правдой!

«Все.» Фан Юань усмехнулся, » так как ты даже отказался от своих биологических родителей и признался кому-то другому, насколько я важен для тебя, как просто твой старший брат?»

» Старший брат, как ты можешь так говорить. ты также знаешь, что я всегда стремился к теплу семьи, так как я был молод, я… » немедленно объяснил Фан Чжэн.

Фан Юань махнул рукой, останавливая брата. «С сегодняшнего дня ты не мой младший брат, и я больше не твой старший брат.»

» Старший брат!» Фан Чжэн удивился, открыв рот, чтобы сказать больше.

В этот момент Фан Юань сказал » тебе нравится Шэн Цуй? Не волнуйтесь, я ничего ей не сделал. Она все еще девственница, нетронутая и чистая. Передайте мне шесть первобытных камней, и я передам ее тебе, с сегодняшнего дня она может быть твоей личной служанкой.»

«Старший брат, почему ты …» чтобы его внутренние мысли открылись вслух так внезапно, Фан Чжэн почувствовал прилив паники, чувствуя себя довольно неподготовленным.

Но в то же время его сердце успокоилось. Единственное, о чем он беспокоился больше всего, не сбылось.

Не так давно ночью Шэн Цуй лично обслуживала и мыла его.

Несмотря на то, что ничего важного не произошло, Фан Чжэн не мог забыть мягкость той ночи. Каждый раз, когда он думал о Шэн Цуй, он вспоминал ее умелые руки и ее мягкие красные губы, и его сердце билось.

Искренние чувства молодости давно засели в груди молодого человека, начиная расти.

Таким образом, когда он узнал о необычном состоянии Шэн Цуй вчера вечером, приступ гнева сразу вырвался из его сердца. Он немедленно отказался от переработки своего Лунного Света ГУ и вывернул деревню наизнанку, пытаясь найти Фан Юаня, желая сделать заявление.

Видя, что Фан Чжэн не отвечает, Фан Юань нахмурился и сказал: «любовь это естественно, будь честнее. Нет смысла прятаться. Конечно, если ты не хочешь обмениваться, тогда все в порядке.»

Фан Чжэн был встревожен на месте. «Я поменяюсь! Почему бы мне не обменяться. Но первобытных камней на мне уже не шесть.»

Когда он сказал это, он достал свой денежный мешочек, его лицо было красным.

Фан Юань взял мешочек и нашел в нем шесть кусков, но один из камней был меньше обычного первобытного камня на половину. Он сразу понял, что Фан Чжэн впитал первобытную сущность этого камня, чтобы ускорить процесс очистки его Лунного Света ГУ. Ведь чем больше естественная сущность впитывается из первобытного камня, тем меньше становится камень, и тем легче становится его вес.

Несмотря на то, что это было всего лишь пять с половиной штук, Фан Юань знал: это были все первобытные камни, которые Фан Чжэн имел в своем распоряжении прямо сейчас. У Фан Чжэня не было сбережений, и эти шесть первобытных камней были тем, что тетя и дядя дали ему не так давно.

«Я оставлю их себе, можешь идти.» Выражение лица Фан Юаня было холодным, когда он убрал сумку.

«Старший брат…» Фан Чжэн хотел сказать больше.

Фан Юань слегка поднял брови, медленно и спокойно говоря » прежде чем я передумаю, тебе лучше исчезнуть из моих глаз.»

Фан Чжэн почувствовал, как его сердце сжалось. Он стиснул зубы и, наконец, повернулся и ушел. Когда он вошел в дверной проем гостиницы, он подсознательно закрыл грудь рукой, чувствуя волну беспокойства. Было ощущение, что он только что потерял что-то очень важное.

Но очень быстро ему стало жарко, когда он подумал о Шэн Цуй и о той мечтательной ночи. «Наконец-то я могу получить тебя по праву, Цуй Цуй (1).» Он не оглянулся и вышел из поля зрения Фан Юаня.

Фан Юань стоял без выражения; он стоял в течение длительного времени, затем он, наконец, медленно сел.

Яркий солнечный свет проходил через окно, сияя на его равнодушном лице, заставляя тех, кто видел это, чувствовать себя немного холодно внутри. Бизнес в кафетерии был довольно скудным, а улицы заполнялись людьми. Шум и волнение от шумной толпы путешествовали, заставляя место чувствовать себя тише. Блюда охладели. Работник подошел внимательно, спрашивая, не хочет ли Фан Юань разогреть свой завтрак.

Фан Юань не слышал этого. Его взгляд все время смещался, как облако, как будто он вспоминал какие-то старые воспоминания. Рабочий подождал некоторое время. Но когда он увидел Фан Юаня в трансе, не сказав ни слова, он мог только потереть нос и горько уйти.

После долгого времени, глаза Фан Юаня снова сфокусировались. Прошлые воспоминания в его сердце были словно дым; они уже рассеялись.

Он снова вернулся к реальности. Солнечный свет, который вливался, сиял над половиной стола. Горячий воздух, который веял из блюд, уже исчез, и шум толпы на улицах донесся до его ушей.

Он полез в свою одежду и погладил пять с половиной первобытных камней за пазухой, губы его свернулись в горькой и насмешливой улыбке. Но улыбка быстро рассеялась.

«Официант, идите и разогрейте эти блюда для меня.» Фан Юань взглянул на свою посуду и слабо открыл рот, выкрикивая в сторону. В этот момент его глаза выглядели такими холодными.

«Что! Твой старший брат действительно так сказал? В зале дядя нахмурился, его голос был холодным. Тетя сидела в стороне, молча глядя на свежий красный отпечаток руки на щеках Фан Чжэня.

«Да, когда я встретил старшего брата, он завтракал в гостинице. Все прошло вот так», вежливо ответил Фан Чжэн.

Хмурый взгляд дяди углубился, на лбу появились 3 черные линии .

После нескольких вдохов он вздохнул и сказал торжественным тоном » Фан Чжэн, дитя мое, ты должен помнить это. Служанка Шэн Цуй не является личной собственностью Фан Юаня; мы передали ее ему. Как он может использовать ее в качестве торгового предмета? Если ты этого хотел, ты должен был сказать нам раньше. Мы бы просто назначили ее тебе.»

«А?»Фан Чжэн был ошеломлен, когда слушал это.

Дядя махнул рукой. «Ты можешь идти. Ты отдал все свои первобытные камни Фан Юаню, так что я дам тебе еще шесть. Запомни, используй их правильно на усовершенствование твоего ГУ и будь первым. Мы будем очень гордиться тобой, когда ты справишься.»

«Отец, твоему ребенку стыдно…» — внезапно разрыдался Фан Чжэн. Дядя вздохнул и ответил «» просто иди, поспеши обратно в свою комнату и переработуй свое ГУ. У тебя осталось не так много времени.»

Когда Фан Чжэн ушел, лицо дяди показало свирепое и сердитое выражение.

Бац!

Он ударил по столу ладонью, используя большую силу, шипя » Хм, этот чертов ублюдок. Он действительно взял наших подчиненных для обмена, он действительно хитер!»

Тетя посоветовала: «муж, успокойся. Это всего лишь шесть первобытных камней.»

«Что ты понимаешь, женщина! Этот Фан Юань-всего лишь талант класса С. если он хочет усовершенствовать Лунный Свет ГУ, ему понадобятся первобытные камни. С его слабым опытом шести первобытных камней будет недостаточно, чтобы его усовершенствовать. Но теперь, когда у него двенадцать камней, этого будет более чем достаточно. Дядя был так взбешен, что стиснул зубы.

Он добавил: «развитие ГУ мастера будет очень быстрым, пока есть достаточно ресурсов и нет препятствий. Через два или три года клан сможет произвести ГУ мастера второго ранга. Чем ниже ранг культивации Фан Юаня, тем меньше его надежды захватить семейное наследство год спустя. Сейчас он еще молод, только начинает культивировать. Мы будем мешать ему, и пусть его начальный прогресс отстает от тех, кто в его возрасте. Ресурсы академии всегда присуждаются отличникам. С его скрытым талантом, как только он отступит, он не сможет получить никаких ресурсов. Без помощи ресурсов его развитие будет падать еще больше. С этим порочным кругом, я хотел бы видеть, если он имеет возможность наследовать семейное наследство через год!»

Тетя ничего не поняла. «Даже если мы не остановим его, он будет в лучшем случае на средней стадии через год. Муж, твоя культивация второго ранга, почему ты все еще боишься его?»

Дядя был так зол, что топнул и сказал: «женщина, ты действительно случай» длинных волос, но короткой проницательности»! С моей идентичностью как старшего, я действительно должен победить молодое поколение? Если он хочет вернуть наследство, это разумно и не может быть остановлено напрямую; я могу только отбиваться, используя правила клана. Это указано в правилах клана: чтобы быть главой дома в шестнадцать лет, человек должен иметь по крайней мере среднюю стадию первого ранга. В противном случае это означает, что Фан Юань не будет иметь права тратить ресурсы клана. После того, как я сказал это, теперь ты понимаешь?»

Тетя была просвещенная.

Дядя сузил глаза, и взгляд его заблестел. Он немного покачал головой, вздохнув, сказал » Фан Юань слишком умен, слишком хитер. Он видел даже через игру власти. Что это за интеллект такой? Коварный и расчетливый в таком юном возрасте, как страшно! Сначала я собирался продолжать строить заговор против него, но он сразу же съехал. Я хотел в дальнейшем полагаться на Шэн Цуй, чтобы контролировать и беспокоить его, но в конце концов он ушел и даже заработал шесть первобытных камней.»

«Увы, если бы он мог быть таким же глупым, как Фан Чжэн, это было бы здорово. Ах да, с сегодняшнего дня ты должен относиться к Фан Чжэню лучше. В конце концов, он талант класса A. Не говоря уже о том, что я вижу, что у него есть чувство неудовлетворенности и несчастья по отношению к Фан Юаню. Эти эмоции — это хорошо, ими нужно правильно руководствоваться. У меня такое чувство, что он станет лучшим инструментом для борьбы с Фан Юанем в будущем!»

В мгновение ока, прошло два дня.

В номере в гостинице не было никакого света. Лунный свет заливал, бросая цвет Мороза. На кровати сидел скрестив ноги Фан Юань с закрытыми глазами. Он перенес свою зеленую медную первобытную сущность, сосредоточив свое внимание на переработке Ликерного червя. На его теле небольшой разрез уже был окрашен в зеленый цвет зеленой меди, но воля Ликерного червя была все еще столь же живучей, как и прежде. Он постоянно боролся посреди эфирной первобытной сущности.

Процесс переработки Фан Юаня не шел гладко. Это было очень трудно.

«Я провел два дня и две ночи, только отдыхая по два часа каждый день, и я потратил двенадцать кусков первобытного камня, но только удалось усовершенствовать около 1/15. Учитывая прошедшее время, я думаю кто-то преуспеет в усовершенствовании своего ГУ в ближайшее время.»

Фан Юань мог ясно видеть ситуацию. Однако его талант все равно был плохим, добавьте Ликерного червя, который он пытался усовершенствовать, имеющий невероятную волю к жизни; он был сильнее обычного Лунного Света ГУ. В результате ситуация отставания была нормальной.

«Момент отставания — ничто, до тех пор, пока у меня есть Ликерный червь…» сердце Фан Юаня было ясно, как зеркало, ни единого следа беспокойства и уныния в нем. Внезапно Ликерный червь свернулся клубочком.

«О нет, Ликерный червь контратакует!» Фан Юань мгновенно открыл глаза, намек на удивление в его взгляде. Перед ним Ликерный червь свернулся в круглую клецку, яростно испуская ослепительный белый свет.

Он рисковал всем в этой последней схватке!

Сразу же Фан Юань почувствовал сильную волю, исходящую из тела Ликерного червя, протекающего прямо через первобытную сущность и спускающегося в первобытное море в его апертуре.

Ситуация, когда ГУ контратаковали очень редко. Только ГУ с чрезвычайно сильной волей отдал бы все свои силы, это был либо успех, либо смерть. Перед лицом такого сценария обычный подросток будет паниковать прямо сейчас.

Хотя он был удивлен, Фан Юань не паниковал; на самом деле он был несколько рад. «Делать ставку на все в одной последней попытке, это тоже хорошо. Пока я могу справиться с этой контратакой, воля Ликерного червя сильно ослабнет. Однако мне нужно полностью сосредоточиться на борьбе с этой волей, я не могу получить даже малейшего вмешательства извне. Или это было бы плохо, вздох …, но я надеюсь, что никто не придет и не побеспокоит меня в этот период.»

Его мысли завершились, он был готов собрать первобытную сущность в своей апертуре, готовый принять волю Ликерного червя. Он будет запутан с ним и бороться с ним 300 раундов.

Но в этот момент произошло чудесное событие!

В середине его апертуры, прямо над морем высоко в воздухе, появился ГУ.

Бум!

Из этого ГУ вырвалась могучая сильная аура.

Это аура было похоже на Млечный Путь, изливающийся, и паводковая вода хлынула с гор. Тем не менее, он был похож на ужасного зверя, чье достоинство было оскорблено, который открыл свои алые красные глаза и огляделся, чтобы увидеть, кто осмелится нарушить его территорию!

«Это Цикада Весны и Осени?!»Увидев этого ГУ, Фан Юань был полностью шокирован!

(1) Цуй Цуй просто ласковый способ назвать Шэнь Цуй.

Примечание автора: (он благодарит кучу людей)

Я буду продолжать идти вперед, 3 года, 6 лет, 9 лет… в этот период времени, некоторые из вас могут уйти временно, а некоторые навсегда останутся. В напряженном процессе человеческой жизни мы постоянно отмечаем свое постоянное существование, и все мы доказываем друг другу, что жили раньше.

Я представлял себе такой сценарий: когда мы состаримся, вы все будете смотреть на’ ГУ Чжэнь Рэнь ‘этот ID, и будете смеяться в своих сердцах » о, это он, когда я был молод, я читал его книгу раньше.»Может быть, я открою свой предыдущий макет и увижу все эти знакомые ID, те, которые вознаграждали, голосовали и комментировали раньше. Я буду вспоминать те времена, когда я писал один, эти имена были компанией моего долгого и трудного путешествия, дарившей мне теплые огоньки.

Прямо здесь в книге есть небольшой поворот. Фан Юань начнет по-настоящему показывать свой уникальный стиль. Те, кто смог читать до сих пор, предопределены. Я гарантирую вам прямо здесь, эта книга станет более захватывающей.

Оставить комментарий