Глава 2: Знать все на пятьсот лет вперед

Легенда гласит что в этом мире была река, которая была связана с орбитой планеты. Используя Цикаду Весны и Осени, можно было пройти против течения и отправиться в прошлое. Слухи об этой легенде были разнообразными и противоречивыми. Многие люди не верили в неё, а некоторые верили наполовину.

В итоге, не было тех кто верил полностью.

Это было потому что использование Цикады Весны и Осени требовало жертвоприношения. Тело и энергия жертвы использовались для того чтобы отмотать время назад. Такая большая жертва для людей! Особенно если не знаешь, сработает ли Цикада после того, как они отдадут свои жизни. Даже если бы у кого-то она и была, он бы не стал использовать её просто так.

Можно ли предположить что это всего лишь легенда?

Однако, если бы у Фан Юаня были другие варианты решения, он бы не использовал именно этот так скоро. Но сейчас он верил. Потому что реальные факты, которые были перед его глазами, неоспоримы. Он по-настоящему возродился!

«Жаль, что пришлось использовать такое хорошее Гу, как она. Мне стоило недюжинных затрат сил чтобы вырезать сотни тысяч человек, что было достаточно чтобы вызвать гнев Небес и людей и пройти через все эти препоны, перед тем как я усовершенствовал её.» Фан Юань мысленно вздохнул. Несмотря на то что он переродился, Цикаде такого не светило.

Людская мысль может иметь направления в сотни тысяч векторов, но Гу – это совершеннейшие существа средь Небес и Земли.

Есть много разнообразных способов использования Гу, их почти не счесть. Некоторые могли быть использованы от одного до трёх раз и тут же исчезали. Другие могли быть использованы повторно, если не переусердствовать. Возможно, Цикада Весны и Осени была из тех, кто исчезал после одного раза.

«Но если её уже нет, то я могу создать ещё одну. Если я сделал это в прошлой жизни, почему бы не смог сделать в этой?» После короткого момента сожаления, Фан Юань не смог подавить всплеск амбициозности. Будучи возрожденным, он смог смириться с потерей Цикады Весны и Осени. Более того, у него было сокровище, которого не было ни у кого больше.

Это были пятьсот лет воспоминаний и опыта.

В его памяти были все тайны, которые люди этого времени ещё не открыли. Воспоминания об основных событиях, которые должны были произойти, означали, что он легко мог понять ход истории. Там были и образы людей, кто-то был старше него, кто-то – молодым талантом, а кто-то ещё не родился. Кроме того, это был с трудом заработанный опыт, который он получил за пятьсот лет борьбы.

В его руках были и начало и конец. Пока он умело манипулировал всем, чем мог, он шел по жизни как элегантный, но грозный человек, обладающий страшной силой. Возможно, он даже достигнет более высокого уровня существования!

«Но чем я должен манипулировать?…» Фан Юань был убежденным сторонником логики, потому собрался достаточно быстро. Посмотрев на вечерний дождь за окном, он задумался.

Он не мог не видеть множество нитей и тупиков, в какие обращались его мыслительные процессы. Он все больше хмурил брови. Пятьсот лет это действительно долго. Если оставить в стороне те воспоминания, которые были размытыми и нечеткими, то оставались и места нахождения дорогих сокровищ, и встречи с высшими наставниками. Но они были так далеки от конкретных шансов, которые открылись перед ним в настоящее время.

«Самой важной вещью все ещё является моя основа для развития. Сейчас моё Первозданное Море ещё не открыто, и я ещё не ступил на путь совершенствования Гу-мастера… Я всего лишь обычный человек! Мне нужно будет начать совершенствоваться в ближайшее время и как можно быстрее, чтобы увеличить свои шансы на то, чтобы я мог подчинить себе историю и захватить лидерство. Тогда я получу отличные результаты.»

В конце концов, многие тайны невозможно было понять без необходимого багажа знаний. И они совсем недавно перестали его беспокоить. Прямо сейчас первая проблема Фан Юаня разрешалась.

Он как можно быстрее должен был начать организовывать основу. Если он промедлит, как прошлой жизни, то будет слишком поздно.

«Чтобы ускорить развитие, мне нужно будет брать ресурсы из моего клана. В моей нынешней ситуации, нет никаких способов ходить туда и обратно между горами… Обычный дикий кабан сможет убить меня. Если я достигну третьего уровня мастерства Гу, то я уже смогу защитить себя. Тогда можно будет путешествовать и в неблагоприятных условиях».

После пятисотлетнего опыта развития на демоническом пути, эта гора Цинмао для его была слишком мала. А Секта Древней Луны больше походила на клетку. Но в то же время то, что она заперла его, это обеспечило определенную степень безопасности.

«Хм, для начала я останусь в этой клетке и немного по ней погуляю. Когда я достигну третьего уровня мастерства Гу, я смогу покинуть это несчастное место. К счастью, Церемония Расширения Горизонтов уже завтра. После нее не займет много времени начало совершенствования моего мастерства.” Вышли на поверхность старые, давно нетронутые воспоминания о прошлой Церемонии…» Скрытый талант, не так ли…” Он холодно засмеялся, все ещё глядя в окно.

В то же время маленький мальчик слегка приоткрыл дверь и вошёл в комнату.

«Старший брат, зачем ты мерзнешь около окна?»

Этот юноша был худым и тонким, немного ниже Фан Юаня. Они были очень похоже внешне. Когда Фан Юань обернулся и посмотрел на него, выражение лица его прояснилось.

«А, это ты. Мой младший брат-близнец». Он слегка приподнял брови, и лицо его снова приобрело привычное холодное выражение.

Фан Чжен опустил голову, посмотрев на пальцы ног, это уже было его привычкой. “Я увидел что окно старшего брата все ещё открыто, и я захотел тихонько закрыть его. Завтра Церемония Расширения Горизонтов. Уже поздно, почему старший брат ещё не отдыхает? Если дядя и тётя узнают, они будут волноваться.”

Он привык к холодности Фан Юаня, с того времени, как брат родился таким. Иногда он думал что все гении отличаются этим от обычных людей. Несмотря на то что он очень сильно был похож на старшего брата, он был совершенно обычным. Они были рождены из одной утробы, тогда почему небеса так несправедливы? Они дали старшему интеллект, который сиял как бриллиант, когда интеллект младшего был по своей заурядности равен простому камню.

Все окружающие будут называть его «младшим братом Фан Юаня». Дядя и тётя будут все время говорить ему, чтобы он брал пример с него. Иногда он смотрел на себя в зеркало и не мог видеть своё лицо! Эти мысли долгие годы крутились у него в голове, оседая в глубинах сердца. Это ощущалось как давящий на грудь тяжёлый камень, заставляющий Фан Чжена склонять голову всё ниже и делающий его все более скрытным.

«Волноваться…» Когда Фан Юань вспомнил своих тетю и дядю, на его лице выступила тихая ухмылка. Он очень хорошо помнил, как родители данного тела ушли на миссию от клана и исчезли. Он и его младший брат стали сиротами, когда им было всего три года. Их тетя и дядя, под предлогом того, чтобы стать приемными родителями, открыто взяли на себя наследство родителей, а до этого жестоко обращались с ним и его братом.

Будучи путешественником во времени, он должен был скрыть свои способности, выжидая своего часа, но трудности его предыдущей жизни заставили Фан Юаня проявить немного экстраординарного «таланта». Этот так называемый талант был просто зрелой душой и разумом, а также было несколько известных стихов, оставленных для потомков. Таких мелких трюков было достаточно, чтобы заслужить титул «талантливый» и пристальное внимание со стороны людей. Супротив этого давления со стороны молодой Фан Юань решил притвориться холодным и отрешенным, чтобы защитить себя. Это также минимизировало шансы разоблачить его секрет. Шло время, и вскоре его безразличие стало привычным.

Таким образом, его тетя и дядя больше не могли быть чем-то значимым для него и брата. По мере того как они росли, их перспективы, казалось, улучшались, а уделяемое им внимание увеличивалось. Тем не менее, это была не любовь, а инвестиция. Было смешно, что его младший брат не мог видеть их истинное лицо. Мало того, что он был обманут тётей и дядей, он сам себя обидел. Он мог показаться послушным и милым, но Фан Юань кое-что помнил. После того, как Фан Чжен обнаружил скрытый талант класса А, он лично воспитывался кланом. К тому времени вся его прежде сокрытые зависть и ненависть раскрылись, и он потратил немало усилий, на конкуренцию и создание препятствий своему собственному старшему брату.

Что касается его скрытого таланта… ха, это был максимум класс C. Судьба, безусловно, любила шалить.

Пара близнецов из одной утробы: старший брат С-класса, которого более десятилетия называли гением. Между тем, никто никогда не слышал о его младшем брате, который, в конце концов, обладал скрытым талантом класса А.

Результаты церемонии «Расширения Горизонтов» удивили все кланы, а также полностью изменили положение двух братьев. Маленький брат был похож на спящего дракона, который внезапно поднялся в небо, в то время как старший брат был молодым фениксом, который упал на землю. Впоследствии он остался лицом к лицу с интригами своего младшего брата, холодными взглядами своей тети и дяди, а также презрением к своему собственному клану.

Ненавидел ли он?

Да. В его первой жизни Он ненавидел то, что у него не было скрытого таланта, ненавидел бессердечность своих соклановцев, ненавидел несправедливость Судьбы. Но теперь он у пережил пятисотлетнюю жизнь и мог пересмотреть свои взгляды. В его сердце больше не было волн ненависти.

Чему тут возмущаться?

Посмотрев со стороны можно было понять и младшего брата, и тётю с дядей. Он мог так же понять членов праведных сект, которые окружили его через пятьсот лет. Слабые были добычей сильных, в мире где выживал сильнейший. В этом была его суть. Более того, у каждого были свои амбиции, конкурирующие друг с другом за сокровища Небесных тайн. Было совершенно понятно, что они будут сражаться, давить и убивать друг друга. Пятисотлетний опыт давно позволил ему увидеть это. В его сердце оставалась только одна задача: искать долгую жизнь и идти по Великому Пути.

Если кто и попытается остановить его, то кто бы это ни был, это был бы случай когда кто-то умрет, а он выживет. Его устремления были теперь так велики, ведь он ступил на свой путь. Он был готов захватить весь мир как и подчинить своих врагов, оставаясь в тени. Он выбрал убийство и обман. Это был его заключительное решение после прожитой жизни длиной в пятьсот лет.

Я не ищу мести. Но, разумеется, Демонический Путь не имеет ничего общего с компромиссами. Размышляя здесь, Фан Юань не мог не улыбнуться. Он мягко посмотрел на своего младшего брата и сказал: «Возвращайся к себе».

Сердце Фан Чженя по необъяснимым причинам громко билось от ужаса, он чувствовал, что взгляд его брата был таким же острым, как ледяное лезвие, которое пронзало темную глубину его сердца. Под взором брата наблюдением он чувствовал, что стоит нагишом в снежном поле, где негде скрыться.

«Тогда увидимся завтра, старший брат», он больше не решился ничего сказать. Фан Чжен медленно закрыл дверь и вышел.

Оставить комментарий