Глава 228. Темный леопард умирает за любовь

Заходящее солнце было окрашено кровью, а облака на западе напоминали горящее пламя.

Под заходящим солнцем безногая птица начала медленно падать вниз после того, как пролетела большую часть дня.

Она совершила ряд экстремальных прыжков в воду и поднялась, страдая от взрыва человеческого факела; ее тело было в трещинах и больше не могло продолжать летать.

БАМ!

Под тщательным контролем Фан Юаня безногая птица, наконец, упала в лес.

Дым и пыль летели повсюду, и группы зверей бежали в панике.

«Где мы?» — Бай Нин Бин спрыгнул с птицы и осмотрел окрестности.

Деревья были короткими и толстыми, но имели много пышных листьев, в отличие от редкого количества костяных деревьев горы Бай Гу. Деревья в этом лесу были похожи на кроны, закрывающие солнечный свет; листья были фиолетовые – светло-фиолетовые, темно-фиолетовые, красновато-фиолетовые, фиолетовые…

Вечерний ветер подул, и если посмотреть вдаль, все, что они увидели, было фиолетовым морем.

«Фиолетовый лес… мы двигались на север все это время, и, согласно нашему курсу, это должно быть рядом с горой Цзы Ю», — догадался Фан Юань.

Он был обеспокоен: «Гора Цзы Ю безопасна днем, но чрезвычайно опасна ночью. Уже темнеет, нужно быстро уходить и искать безопасное место для проживания».

«Хорошо», — Бай Нин Бин кивнул головой.

После более чем двух часов они нашли пещеру, к счастью.

Первоначальным владельцем пещеры был надутый медведь.

Этот вид медведя обладал сумкой на животе, как и кенгуру.

Сухие дрова горели с треском, костер тихо полыхал; мясо, тушенное в железном котле над стойкой, уже кипело, источая густой аромат.

Жирные, нежные медвежьи лапки уже были поджарены. Кроме того, было также много деликатесов из клана Бай, хранящихся в цветке тусита.

Они быстро начали пожирать пищу, и их напряженное настроение начало расслабляться.

Бай Нин Бин внезапно рассмеялся, его темно-синие глаза смотрели на Фан Юаня: «Смотри, это возмездие. Ты сжег этих брата и сестру до смерти, и теперь ты сам сожжен до этого состояния».

Свет огня сиял на лице Фан Юаня, тяжелые раны на его лице заставили его выглядеть ужасающим и уродливым. Если робкая девушка увидит его внешность, она, вероятно, закричит от страха прямо там и тогда.

Фан Юань, однако, рассмеялся, не обращая внимания на комментарий, он был даже внутренне счастлив.

«Удачно, мы имеем косточку мяса Гу, не будет трудно вернуть твое первоначальное тело. Тебе просто нужно отрезать сгоревшие кожу и мясо, можно использовать мясо кости Гу и вырастить их заново. Но ты только первого ранга и не можешь использовать косточку мяса Гу. Иди, умоляй меня, может быть, мое доброе и великодушное сердце пожалеет тебя и исцелит», — Бай Нин Бин не упустил шанса подшутить над Фан Юанем.

Фан Юань сделал движение, подняв брови, несмотря на то, что брови уже были сожжены.

«Почему я должен хотеть исцелиться? Разве эта ситуация не хороша?» — он рассмеялся: «Мы убили двух молодых мастеров клана Бай, а также разыграли лидера клана Бай и старейшину, как ты думаешь, они нас отпустят? Эта травма избавляет меня от необходимости менять внешность».

Трава уха земного слуха была разрушена; правое ухо Фан Юаня было разрушено. Повреждения хряща в его ухе не было чем-то, что могла исцелить мясная кость Гу. Но даже если бы он мог исцелить его, он предпочел бы иметь на одно ухо меньше, чтобы изменить свою внешность.

В прошлом была демоническая фигура, Бай Шань Цзы, который был схвачен и заключен в тюрьму. Он притворился сумасшедшим, разбив табурет о свое тело, отрезав даже пятую конечность, и стал евнухом. Его враги, наконец, поверили, что он сошел с ума и, таким образом, ослабили свою бдительность, давая ему шанс бежать. Позже он вернулся, чтобы отомстить и уничтожил всю семью своих врагов, включая старых и молодых.

Была великая фигура на праведном пути, императрица Ву Цзи. Когда она была молода, ее старшая сестра захватила ее права на трон; она могла только скрыть эту обиду внутри себя. Ее старшая сестра завидовала ее красоте и, таким образом, чтобы избежать затруднений, императрица Ву Цзи отрезала переносицу, обезображивая себя, но получила пространство, чтобы выжить и вырасти. Спустя более десяти лет она свергла режим своей старшей сестры и восстановила свою власть. Затем она приказала отрезать пять органов чувств старшей сестры, чтобы она жила в состоянии, в котором она не могла жить или умереть.

На протяжении всей истории все великие личности хорошо выжидали и не привязывались к плотской внешности.

Неважно, праведный это путь или демонический, независимо от мужчин или женщин, все они были такими.

После того, как императрица Ву Цзи взяла контроль, она не исцелила свой нос, даже притом, что у нее были средства исцеления, держа это как предупреждение для себя. Клан Ву стал главным кланом южной границы, подавляя клан Те, клан Шан, клан Фэй; его господство не может быть оспорено!

Те, кто предавался плотской внешности, были в основном поверхностными, и им было бы трудно добиться успеха.

Независимо от того, был ли это этот мир или Земля, оба засвидетельствовали этот момент.

Король Вы Чжоу, просто за улыбку от своей любимой наложницы Бао Си, зажег предупреждающие маяки, чтобы обмануть вассальные состояния; каков был результат? Люди потеряли доверие к нему, и он был убит варварами.

Цао Цао был невысоким, Сунь Бинь был инвалидом, Сыма Цянь был кастрирован…

Все любят красоту. Однако достижения не имели ни малейшего отношения к плотской красоте, только темперамент, который мог твердо отпустить, был основой для большого успеха.

«На самом деле это ты слишком ослепителен со своими голубыми глазами и серебряными волосами, ты должен это изменить», — Фан Юань сказал, осматривая Бай Нин Бина.

Бай Нин Бин холодно фыркнул и не ответил.

Фан Юань продолжил: «Безногая птица была повреждена, но мы пролетели всего несколько тысяч миль. Хотя мы довольно далеко от клана Бай, они определенно придут, чтобы захватить нас за то, что мы сделали. Мы находимся в опасной ситуации, если они распространят разыскиваемые плакаты, наши дни станут еще сложнее».

Бай Нин Бин нахмурился, прежде чем согласиться: «Хорошо, я тоже устал от этого наряда, приобретение нового внешнего вида может быть блестящим опытом».

Затем двое начали подсчитывать свои потери и прибыли.

Были потери; ушная трава, бензопила золотой сороконожки, панцирь Гу, железный чертополох, весы Гу, безногая птица, все были уничтожены в погоне.

Однако для Фан Юаня быть живым было самым важным.

Только будучи живым, могут быть возможности и надежда.

Это было основой всего.

Продолжать жить, даже если ему придется отказаться от цикады, ну и что?

Одним словом, способность отпустить была характером великого человека!

Как успехи?

Было большое количество костяного копья Гу и спирального костяного копья Гу в отверстии Фан Юаня. Они также получили летающий костяной щит третьего ранга, нефритовую кость Гу, железную кость Гу, исцеляющую мясную кость Гу и несколько костных книг, в которых были все виды рецептов.

Помимо этого, они также получили очищающее тепло Гу от клана Бай.

Конечно, самым значительным по-прежнему было единство костной плоти Гу, которое они успешно усовершенствовали в такой опасный момент.

По сравнению с прибылями их потери не были такими серьезными!

В конце концов, это было полное наследство. Монах цветочного вина может быть экспертом пятого ранга, на голову выше ученого серой кости четвертого ранга, но прибыль Фан Юаня от наследования монаха цветочного вина проигрывает этому наследству Бай Гу.

Причина была в том, что наследовании Бай Гу проходило с осторожностью, а также было запланировано в течение длительного времени, тогда как наследование монаха цветочного вина было завершено в спешке и спешности.

На самом деле Фан Юань шел только по основному пути наследования Бай Гу, было много других боковых ветвей, и кроме того, было много стальных зубных замков, которые не были выбиты в секретной камере мешка плоти. Все это будет служить клану Бай.

Они контролировали это место, и пока они тратили время и энергию, они определенно могли поглотить все наследство.

«Но это не имеет значения, я взял всех червей Гу в моем списке. Покуда это единство костяной плоти Гу покажет свои влияния, оно далеко перегонит другие. Хорошо, что ушная трава была разрушена, с ней было немного хлопотно».

Философия Фан Юаня заключалась только в том, что практичные вещи могут быть ценными.

Они потеряли бензопилу золотой сороконожки, но спиральное костяное копье Гу могло претендовать на ее замену. Железный чертополох и панцирь Гу исчезли, но у них все еще был полог Гу и летающий костяной щит. Тем не менее, с потерей ушной травы, у них теперь была дыра в следственном аспекте.

Раньше им не хватало аспектов исцеления и движения, но теперь эти два аспекта более или менее заполнены, тогда как в аспекте расследования появился пробел.

В жизни вещи часто не идут своим путем.

Ночное время в горах Цзы Ю было намного живее, чем днем. Фан Юань и Бай Нин Бин по очереди дежурили; оба не выспались.

Изредка рев и звуки сражений диких зверей приходили из-за пределов пещеры.

Особенно на рассвете. Интенсивная битва произошла возле пещеры, разбудив крепко спящего Фан Юаня.

Это была битва между двумя тысячами королей зверей!

Два крылатых черных пера питона спровоцировали темного леопарда.

Эти двое обменивались убийственными движениями взад и вперед, их движения были очень шумными, и их импульс был удивительным.

Темный леопард был свирепым зверем, характерным для горы Цзы Ю. У них были фиолетовые пятна на коже, их тела были мощными, и они были чрезвычайно быстрыми; они часто оставляли после себя эфирные остаточные изображения, когда двигались по лесу. Их движения были спокойными, и их добыча обычно оказывалась в их желудках, даже не будучи в состоянии реагировать.

Фан Юань и Бай Нин Бин были на краю, они могли даже сказать, что они были в ловушке в пещере, не в состоянии убежать.

Со временем темный леопард постепенно становился сильнее, попадая в угол.

Это была беременная самка леопарда.

Темные леопарды всегда приходили парами. Самка леопарда была беременна, а самец вышел на охоту. Кто бы мог подумать, что черный пернатый питон атакует во время этого разрыва.

В конце концов, самка леопарда погибла от сжатия черного пернатого питона.

Тем не менее, прежде чем черный пернатый питон смог убежать, вернувшийся леопард увидел его, затем после еще одной битвы жизни и смерти леопард убил убийцу, но его приветствовал холодный труп женского леопарда.

Наступил рассвет.

Первые лучи света озарили прекрасный мех темного леопарда.

Однако самки леопарда больше не было.

Самец леопарда ходил взад и вперед вокруг самки леопарда и испускал скорбный стон. Они были так близко, но так далеко, разделенные жизнью и смертью.

«Почему он не уходит?» — Бай Нин Бин ворчал.

«Расслабься, самец и самка темного леопарда имеют одно сердце, если один умрет, другой не будет продолжать жить один», — Фан Юань вздохнул: «Я вернусь спать».

Он вернулся в глубины пещеры, чтобы снова уснуть, в то время как Бай Нин Бин оставался у входа в пещеру, чтобы наблюдать.

Самец леопарда ходил взад и вперед, прежде чем лечь; он высунул язык и начал лизать раны самки леопарда.

Раны на самке леопарда стали черными как смоль из-за яда черного питона.

Самец леопарда прожил здесь всю жизнь, он мог отличить этот яд лишь по запаху. Однако теперь это уже его не заботило.

В конце концов, его блестящие глаза начали тускнеть и медленно закрылись.

К тому времени, когда был полдень, все уже прошло. Он тихо лежал вместе с самкой леопарда, их красивый мех сделал их похожими на тонкие произведения искусства.

Лично увидев весь этот ход событий, Бай Нин Бин не мог не издать глубокий вздох.

Вскоре после этого Фан Юань проснулся и вышел, полный сил, он увидел Бай Нин Бина, отдыхающего у стены пещеры, безучастно смотрящего на трупы двух темных леопардов.

«Как проходит уборка урожая?» — спросил Фан Юань.

Бай Нин Бин пожал плечами и заговорил с угасающим интересом: «Черви Гу, которые могли летать, улетели, у меня нет никаких средств, чтобы захватить Гу. Кроме того, разве ты не видел вчерашнюю битву? Эти Гу черви погибли или ранены, остальные нам не нужны. Ха-ха, если бы не это, зачем кому-то вроде тебя снова спать?».

Фан Юань рассмеялся: «Черви Гу на них не являются чем-то большим. Но это не обязательно означает, что нет урожая, хе-хе».

Сказав это, Фан Юань подошел к трупам темных леопардов.

Оставить комментарий