Глава 38. Демон, идущий к свету

Из темных облаков шел весенний дождь.

Капли дождя были тонкие, как волосы. Когда они упали, то окутали гору Цин Мао слоем тумана.

Столовая на первом этаже гостиницы была почти пустой. Занято было всего четыре стола.

Фан Юань сел у окна. Подул порыв ветра, принеся с собой поэтическую атмосферу и аромат цветов.

«Легкий дождь, изящный и бодрящий, трава видна издалека, но исчезает, когда близка». Фан Юань выглянул в окно и процитировал стихотворение, прежде чем вернуться в гостиницу.

Перед ним был стол, на котором стояли хорошее вино и блюда. Цвет, запах и вкус были на высшем уровне. Особенно зеленое бамбуковое вино, которое благоухало ароматом алкоголя с оттенком свежести. Темно-зеленое вино находилось в бамбуковой чашке. С его угла зрения оно сияло янтарным блеском.

Дедушка с внуком сидели за ближайшим к нему столом. Будучи смертными людьми, они носили скромную одежду.

Дед потягивал рисовое вино, завистливо глядя на Фан Юаня. Очевидно, его привлекло зеленое бамбуковое вино, но он не мог себе этого позволить.

Внук ел тушеные бобы, и когда он жевал, слышался хрустящий звук. В это же время он приставал к дедушке, сжимая ему руку.

— Дедушка, дедушка, расскажи мне историю Рен Зу. Если ты мне не расскажешь, я сообщу бабушке, что ты тайно пошел выпить!

— Я не могу даже выпить спокойно, — дед вздохнул, но на его лице было любящее по отношению к ребенку выражение. Тонкой рукой он похлопал мальчика по голове.

— Тогда позволь мне рассказать тебе историю Рен Зу, который отдал свое сердце Надежде ГУ, спасаясь от захвата Трудностей…

История Рен Зу была самой популярной и распространенной сказкой в этом мире, а также самой древней легендой.

История старика была примерно такой.

В рассказе упоминалось, что Рен Зу смог справиться с Трудностями из-за Надежды. Но в конце концов он состарился и без Силы и Мудрости больше не мог продолжать охотиться. Даже его зубы отвалились, из-за чего он не мог жевать дикие фрукты и овощи.

Рен Зу чувствовал, что смерть медленно приближается.

В это время Надежда ГУ сказала ему:

— Человек, ты не должен умереть. Если ты умрешь, твое сердце погибнет, и я потеряю свое единственное место жительства.

Рен Зу был беспомощен.

— Кто желает умереть? Но если небеса и земля хотят моей смерти, у меня нет выбора.

Надежда ГУ сказала:

— Во всем всегда есть надежда. Покуда ты можешь поймать Долголетие ГУ, ты увеличишь свою продолжительность жизни.

Рен Зу давно слышал о существовании Долголетия ГУ, но он беспомощно махнул рукой.

— Когда Долголетие ГУ остается неподвижным, никто не может его обнаружить, и когда он летит, он быстрее света. Как я могу его поймать? Это слишком сложно!

Надежда ГУ после этого сказала Рен Зу секрет:

— Человек, не теряй надежду, чтобы ни случилось. Позволь мне сказать тебе, что в северо-западной части этого континента есть огромная гора. На горе есть пещера, и в ней есть круглый и квадратный ГУ. Когда ты сможешь подчинить их, не будет ГУ в этом мире, который ты не сможешь поймать!

У Рен Зу не было выбора, это была его последняя оставшаяся надежда.

Он преодолел все трудности и наконец нашел гору. Затем он рисковал своей жизнью и прошел через бесчисленные опасности, поднявшись на гору. На вершине горы возле входа в пещеру он использовал свою последнюю оставшуюся силу, чтобы медленно пробраться внутрь.

Внутри пещеры было совершенно темно, и никто не смог бы даже увидеть свои собственные пальцы. Рен Зу ходил в темноте. Иногда он сталкивался с вещами, не зная, что это такое. Это привело к тому, что он получил ранения и травмы. Время от времени он чувствовал, что эта темная пещера была огромна, как будто отдельный мир. Он чувствовал, что был единственным человеком в этом районе.

Он провел много времени, но не смог выйти из темноты. Не говоря уже о подчинении двух червей ГУ.

Как раз тогда, когда он не знал, что делать, два голоса заговорили с ним из темноты.

Один голос сказал:

— Человек, ты здесь, чтобы поймать нас? Вернись назад, так как даже если бы у тебя была Сила ГУ, это было бы невозможно.

Другой сказал:

— Человек, возвращайся, мы не заберем твою жизнь. Даже если бы у тебя была Мудрость ГУ, чтобы помочь, ты, возможно, не смог бы найти нас.

Рен Зу лежал уставший на земле и тяжело дышал.

— Сила и Мудрость ГУ покинули меня давным-давно, и у меня осталось не так много времени, поэтому я не знаю, что делать. Но пока в моем сердце есть надежда, я не сдамся!

Услышав слова Рен ЗУ, два голоса замолчали.

Через некоторое время один из ГУ сказал:

— Я понимаю, человек, ты уже отдал свое сердце Надежде ГУ. Ты не сдашься несмотря ни на что.

Другой продолжил:

— В таком случае, мы дадим тебе шанс. До тех пор пока ты сможешь назвать наши имена, мы позволим тебе использовать нас.

Рен Зу был ошеломлен. Найти их имена среди всех слов в мире — было сродни поиску иглы в стоге сена.

Кроме того, он даже не знал, сколько букв было в их именах.

Рен Зу быстро спросил Надежду ГУ, но она тоже не знала.

У Рен Зу не было выбора, кроме как случайно угадывать их имена. Он произнес много имен и потратил впустую много времени, но тьма не ответила ему — явно, что он ошибался.

В конце концов, дыхание Рен Зу стало слабее, когда он превратился из старика в умирающего. Это было похоже на сцену заката вечернего солнца. Солнце, которое медленно опускалось, уже было на полпути через горизонт, становясь закатом.

Пища, которую он принес, постепенно заканчивалась, его мозг работал медленнее, и у него едва оставалось сил говорить.

Голос в темноте убеждал:

— Человек, ты почти мертв, поэтому мы отпустим тебя. Используя оставшееся время, ты сможешь выбраться из пещеры и взглянуть на мир. Но ты оскорбил нас, и в наказание Надежда ГУ останется здесь в качестве нашего спутника.

Рен Зу сжал свое сердце и отверг:

— Даже если я умру, я не откажусь от надежды!

Надежда ГУ была тронута и с энтузиазмом ответила на призыв Рен Зу, испуская яркий свет. В области груди Рен Зу засиял свет. Но этот свет был слишком слаб, он не мог осветить темноту. На самом деле он не мог даже покрыть все тело Рен Зу, а только охватил область его груди.

Несмотря на это Рен Зу вновь почувствовал прилив энергии, хлынувшей в его тело от Надежды ГУ.

Он продолжал говорить, выкрикивая имена. Но он уже был сбит с толку. Много имен уже было сказано, но он не мог вспомнить какие, и повторял их, тратя много усилий в этом процессе.

А время продолжало течь, жизнь Рен Зу была почти закончена.

Наконец в свой последний день он сказал слово «норма».

Вздох пришел из темноты, и голос проговорил:

— Человек, я восхищаюсь твоим упорством. Ты назвал мое имя, так что с сегодняшнего дня я буду подчиняться твоим приказам. Но только с моим братом я могу помочь тебе захватить любого ГУ. Иначе с моими способностями это невозможно. Таким образом, ты должен сдаться. Ты почти мертв, ты мог бы также использовать этот шанс, чтобы в последний раз взглянуть на мир.

Рен Зу был полон решимости и покачал головой, он использовал все свое время, чтобы продолжать говорить имена, как он пытался угадать имя другого ГУ.

Прошли секунды и минуты, и вскоре у него остался всего час.

Но в это время он неосознанно сказал слово «правило».

Темнота тут же рассеялась.

Перед ним предстали два ГУ. Как сказала Надежда ГУ, один квадратный, называемый «нормы», другой был круглым, называемый «правила». Вместе они составили «правила и нормы».

Два ГУ сказали вместе:

— Независимо от того, кто это, пока они знают наши имена, мы будем слушать их. Человек, так как ты уже знаешь наши имена, мы будем служить тебе. Но ты должен помнить, что важно не позволять другим знать наши имена. Чем больше людей знают наши имена, тем большему количеству мы должны подчиняться. Теперь, когда ты первый, чтобы подчинить нас, сообщи нам свое требование.

Рен Зу был вне себя от радости.

— Тогда я приказываю вам обоим, идите и поймайте мне Долголетие ГУ.

Правила и Нормы ГУ работали совместно и захватили Восьмидесятилетнее Долголетие ГУ.

Рен Зу было уже сто лет, но после употребления этого ГУ, морщины на его лице исчезли, и его хрупкие конечности снова стали мускулистыми. Яркая аура молодости сочилась из него.

Он вскочил на ноги.

Он восторженно смотрел на свое тело, зная, что вернул себе тело двадцатилетнего!

— Вот и все на сегодня, пойдем домой, внучек.

Старик, завершив рассказ, допил свое вино.

— Дедушка, расскажи мне, что произойдет с Рен ЗУ после? — внук был непреклонен и сжал дедушке руку.

— Пойдем, я расскажу тебе, когда будет еще одна возможность.

Старик надел соломенную шляпу и куртку, а затем дал внуку то же самое, только меньшего размера.

Двое вышли из трактира, шагая под дождём и медленно исчезая из поля зрения.

«Правила и Нормы… » — взгляд Фан Юаня был мрачным, когда он вертел свою чашку вина, глядя на вино в своей чашке. Его сердце было тронуто.

Легенда о Рен Зу была широко распространена во всем этом мире, и почти не было людей, которые не знали о ней. Фан Юань, естественно, тоже слышал о ней.

Но независимо от того, была ли это легенда или история, это зависело от знаний читателя. Дед и внук ранее просто рассматривали это как историю, но Фан Юань мог понять более глубокий смысл.

Прямо как этот Рен ЗУ.

Когда он не знал правил и норм, он блуждал в темноте. Иногда он сталкивался с вещами, врезался в других. И временами в более просторной области он терялся и запутывался, двигаясь без чувства направления или цели.

Эта темнота не была чисто черной или отсутствием света. Сила, Мудрость и Надежда не могли ей противостоять.

Только когда Рен Зу узнал о правилах и нормах и назвал их имена, тьма рассеялась и пролила свет в жизнь Рен Зу.

Темнота была темнотой норм и правил, и свет был светом норм и правил.

Фан Юань отвел взгляд от чашки и выглянул в окно.

Он увидел, что за окном небо все еще темное, зелень обильна и проливной дождь, пролетающий как туман. Неподалеку выстроились в ряд высокие бамбуковые дома, простирающиеся далеко. По дороге шли несколько человек, ноги их испачкались грязью от дождя. Некоторые из них носили соломенные пальто серовато-зеленого цвета, другие — зонтики из желтой промасленной ткани.

Фан Юань подытожил: «Небо и земля в этом мире подобны огромной шахматной доске. Все формы жизни — шахматные фигуры, действующие в соответствии с их правилами и нормами. Четыре сезона имеют свои правила и нормы, вращающиеся между весной, летом, осенью и зимой. Поток воды имеет свои правила и нормы, протекая от вершины к низу. Горячий воздух имеет свои правила и нормы, поднимаясь вверх. Люди, естественно, также имеют свои правила и нормы».

«У каждого свои взгляды, желания и принципы. Например, в деревне Гу Юэ слуги живут бедно, в то время как жизнь их хозяев прекрасна. Это часть правил и норм. Из-за этого Шэн Цуй хочет приблизиться к богатым и благополучным, делает все возможное, чтобы попытаться избежать статуса слуги. Гао Ван испробовал все средства и методы, чтобы угодить своему хозяину, используя для себя их авторитет».

«Что касается дяди и тети, то они поддались жадности, желая сохранить наследство моих родителей. Старейшина академии хочет воспитать ГУ мастеров, чтобы сохранить свое положение в академии».

«У каждого свои правила и нормы, у каждой профессии свои правила и нормы, у каждого общества и группы тоже свои правила и нормы. Только понимая правила и нормы, мы можем четко видеть ситуацию со стороны. Уйти от темноты и принять свет, двигаясь по правилам с большим запасом».

Фан Юань думал о этой ситуации, его сердце уже было ясно. «Для главы семьи Мо — Гу Юэ Мо Чэня, это защита процветания и преимуществ его семейной ветви. Мо Янь нашла неприятности со мной, и это будет считаться нарушением правил, так что ради чести своей семьи, он ничего мне не сделает. Он может даже дать мне компенсацию».

«На самом деле семья Мо имеет большое влияние, так что если они рискуют своей репутацией и будут стремиться наказать меня, я ничего не смогу сделать, чтобы противостоять им. Тем не менее, Гу Юэ Мо Чэнь боится. Он не боится нарушения правил, но боится, что другие пойдут по его стопам. В драке младшего, если вмешаются старейшины, это усугубит ситуацию. Если бы это касалось высших эшелонов, то представляло бы угрозу для всей горной деревни. Страх Гу Юэ Мо Чэня лежал здесь. Что, если в будущих конфликтах, другие возложат руки на его внука Гу Юэ Мо Бэя? Во всей его семейной линии есть только один мужчина, так что случится, если он умрет? Такого рода страх, возможно, он сам не осознает. Он лишь подсознательно защищает правила».

Глаза Фан Юаня были ясны, так как он все отлично понимал от начала до конца.

Фамилия Гао Ван не была Гу Юэ. Он был аутсайдером, обычным слугой.

Когда мастер убивает слугу, это не считается чем-то особенным, в этом мире это нормально.

Когда Фан Юань убил Гао Вана, то его смерть не была главной. Важнейшим здесь был его хозяин, семья Мо.

«Однако Гу Юэ МО Чэнь должен понять мое намерение пойти на компромисс и угрозу с того момента, как я отправил им коробку расчлененного трупа. Если я не ошибаюсь, семья Мо не будет преследовать меня за смерть Гао Вана. Конечно, если бы у меня был талант получше, и я был бы, по крайней мере, класса B, семья Мо чувствовала бы себя под угрозой. Даже с потерей репутации они захотят подавить такую будущую угрозу, как я», — Фан Юань хихикнул в своем сердце.

Можно положиться на силу, но слабость также можно использовать в качестве преимущества.

Хотя Фан Юань был в шахматах пешкой, он был свободен от правил и норм, таким образом, у него уже был разум игрока.

Обычный персонаж в лучшем случае был бы как Гу Юэ Мо Чэнь или старейшина академии, также зная свои правила и нормы, но не уверенный в своей некомпетентности. Быть похожим на Фан Юаня, который понимал правила и нормы, было чрезвычайно трудно!

Чтобы понять правила и нормы, нужно быть похожим на Рен Зу, спотыкаясь в темноте и бродя бесцельно.

В этот момент сила, мудрость и надежда будут бесполезны. Нужно потратить много времени, проходя через это самостоятельно и набираясь опыта.

Для Рен Зу назвать имена Правил и Норм ГУ было результатом большого количества потраченного времени. Под угрозой смерти он пытался бесчисленное количество раз.

Фан Юань был экспертом в правилах и нормах из-за пятисот лет опыта в прошлой жизни.

После своего возрождения он верил, что сможет создать блестящее будущее. Не из-за Цикады Весны и Осени, не потому, что он знал много тайных сокровищ и секретов, не потому, что он знал будущее, но из-за пятисот лет опыта, который он приобрел как личность.

Так же, как Рен Зу контролировал Правила и Нормы ГУ и мог легко захватить любое ГУ в мире!

И Фан Юань был настолько знаком с правилами и нормами, что мог смотреть на мир свысока и видеть его сквозь истину и ложь. Быть дотошным и точным или добраться до сути дела. «Я гордо смеюсь, когда стою на вершине мира, холодно глядя на людей, которые ведут себя как пешки, подчиняясь своим правилам и нормам, живя своей жизнью в незамысловатой манере».

Правила и нормы тьмы — это тьма, правила и нормы света — это свет.

Но возрожденный демон ступил на освещенный путь.

Примечание:

Легенда о Рен Зу является неотъемлемой частью этой новеллы. И в ней содержатся не только глубокие мысли, но и скрытые секреты этого мира.

Оставить комментарий