Глава 61. Веревка из лоз

Яркое утреннее солнце сияло на горе Цин Мао.

В Академии старейшина рассказал о важных деталях:

— Завтра вы выбираете второго ГУ. Каждый здесь имеет опыт в успешном усовершенствовании ГУ, и на этот раз вы можете укрепить свой опыт. Перед выбором второго ГУ, тщательно всё обдумайте. С опытом культивирования и пониманием вашего собственного тела, сделайте выбор. Обычно лучше всего, если ваше второе ГУ хорошо сочетается с вашим жизненным ГУ.

Первый ГУ, ГУ мастера является жизненным ГУ, и как только он был выбран, он будет фундаментальным камнем их развития. После этого, второй и третий ГУ будут взращены на этом камне и решат направление культивации ГУ мастера.

Услышав слова старейшины академии, молодые люди начали размышлять, и только Фан Юань крепко спал на столе.

Он упорно трудился в течение половины ночи вчера, и после возвращения в общежитие, он продолжил культивировать, питая свою апертуру. Он лег спать лишь на рассвете.

Старейшина академии посмотрел на Фан Юаня и нахмурился, но ничего не сказал.

С тех пор, как лидер клана поговорил с ним, он принял позицию «пусть Фан Юань делает, что хочет, меня не волнует».

— Какого ГУ я должен выбрать? — когда ученики думали об этом, они подсознательно смотрели в сторону Фан Юаня.

— Говоря об этом, у Фан Юаня уже есть второй ГУ.

— Да, это Ликёрный червь; чтобы получить Ликёрного червя из азартных игр, нужно быть настоящим счастливчиком. Видимо, у него удача зашкаливает!

— Если бы у меня был Ликёрный червь, я бы тоже первым прорвался на среднюю стадию, не так ли?

Мысли учеников были разнообразны, среди них есть почитатели и завистливые люди. С того самого дня после допроса, Ликёрный червь Фан Юаня был успешно разоблачен. Происхождение Ликёрного червя не вызвало подозрений. Члены клана были просвещены, а также раздражены удачей Фан Юаня.

— Почему у меня нет такой удачи? — с глубоким сожалением вздохнул Гу Юэ Чи Чэнь, который был талантом класса С.

Не так давно его дед расспрашивал и попытался раздобыть для него Ликёрного червя. Подумать только, даже будучи наследником семейной ветви, он не смог его получить! А Фан Юань смог.

По сравнению с завистью и депрессией Чи Чэня, заместитель Фан Чжэн был полон духа.

— Брат, я определённо превзойду тебя! — он посмотрел на Фан Юаня и в глубине души дал себе обещание, прежде чем отвернуться.

В эти дни его глаза сияли светом, и он чувствовал какое-то волнение по отношению к жизни. Его лицо было красным, а лоб светился, даже его шаги были быстрее и легче.

Старейшина академии увидел всё это и сразу понял, что лидер клана Гу Юэ начал тайно обучать Фан Чжэна. Очевидно, что общественность не должна была знать об этих закулисных методах. Старейшина академии закрыл на это глаза.

Вскоре снова наступила ночь. Фан Юань снова вошёл в секретную пещеру.

*Звон, звон, звон, звон*

В его руке брыкался дикий кролик, и на его шее висел колокольчик.

Это был дикий кролик, которого Фан Юань поймал на горе, а колокольчик, естественно, был прикреплен им.

Через сутки затхлый запах в пещере рассеялся, и воздух стал свежим.

Вход в пещеру был открыт, внутри царила тишина. Фан Юань почти присел на колени, осматривая пол. Вчера он насыпал каменный порошок по всей области, и этот тонкий слой порошка был незаметен.

— Порошок у входа в проход цел, поэтому кажется, что за время моего отсутствия из него не выползло ничего странного. У входа в трещину в скале есть след, но он — мой, так что, очевидно, никто больше сюда не приходил.

Фан Юань чувствовал себя спокойно после осмотра. Он встал и руками вытащил мёртвые виноградные лозы из стены. Затем он сел на землю, ногою придерживая дикого кролика на месте так, что обе руки оставались свободными, чтобы плести виноградные лозы.

Это была работа, которую нормальные ГУ мастера не знали бы, но у Фан Юаня было слишком много жизненного опыта. В его прошлой жизни много раз он был настолько беден, что не мог позволить себе кормить своих ГУ, оставляя их умирать от голода одного за другим.

Некоторое время он имел первобытную суть, но был без ГУ. Он стал как обычный смертный, даже жить было трудно. Не имея выбора, он научился плести из лоз соломенные сандалии, головные уборы и т. д. и продавал их в обмен на первобытные камни, чтобы прокормить себя.

Увлёкшись плетением из лозы, Фан Юань погрузился в воспоминания. Мучения и страдания того времени вызвали у него беззвучный смех. Кролик под его ногой продолжал бороться, и колокольчик звенел без остановки.

Пара двух струн соприкасается надолго, десять тысяч перипетий и тысячи возвратов делают их неразделимую любовь обширнее. (1)

Деликатно и медленно, с течением лет, позволяя им сходиться. Осложнения, переплетения и повороты присутствуют.

Плетение лозы — разве это не то же самое, что и испытывать жизнь?

В тайной пещере красный свет сиял на лице Фан Юаня, показывая его молодость и опыт, переплетающиеся вместе на его лице. Время, казалось, тоже остановилось, молча оценивая молодого человека, плетущего верёвки.

*Звон, звон, звон*

Час спустя дикий кролик быстро вошёл в проход, колокольчик на его шее непрерывно звенел. Через несколько вдохов он покинул поле зрения Фан Юаня. Фан Юань держался за импровизированную верёвку, которую он временно сплёл, и один конец верёвки был прикреплён к задней ноге кролика, направляющегося в туннель. Через некоторое время верёвка остановила всё движение. Но это не означало, что кролик добрался до конца туннеля. Он мог быть убит ловушкой или просто решил отдохнуть на полпути.

Фан Юань начал тянуть за верёвку, возвращая её. Верёвка постепенно затягивалась, когда он тащил. На другом конце внезапно появилось сопротивление, и верёвка снова начала двигаться в сторону пещеры. Очевидно, кролик почувствовал силу натяжения с другой стороны и в волнении начал продвигаться глубже в пещеру.

После многих попыток, кролик, наконец, достиг конца пути, и как бы Фан Юань ни дёргал верёвку, движения не было. Возможно, кролик добрался до конца туннеля, или, может быть, он попал в ловушку и застрял. Было просто узнать ответ. Фан Юань начал доставать верёвку. Его сила далеко превзошла кролика, и в конце концов он вытащил его силой.

Дикий кролик снова брыкался в руках Фан Юаня. Фан Юань осмотрел дикого кролика и увидел, что у него нет травм, после чего он, наконец, вздохнул с облегчением.

— Пока, кажется, этот участок прохода безопасен.

Теперь кролик потерял свою ценность, и Фан Юань мгновенно убил его, бросив труп на землю. Он не мог отпустить кролика, ведь у животных тоже были воспоминания. Если бы он вернулся снова, и, как Ликёрный червь, привлёк посторонних, это было бы очень плохо.

Он глубоко вдохнул. После нескольких попыток и исследований, он, наконец, осторожно вошёл в проход. Даже проверка диким кроликом не доказывала безопасность, было много ловушек и механизмов, которые специально предназначались только для людей. Маленькое животное, такое как дикий кролик, не смогло бы вызвать его. Вот почему Фан Юань всё ещё должен был быть осторожным.

Туннель был прямым, по диагонали наклонным ко дну. Чем глубже, тем шире и выше становился проход.

Фан Юань должен был опускать голову при входе, но после полусотни шагов, он уже мог передвигаться с выпрямленной спиной, а после сотни шагов он мог ходить, подняв руки и размахивая ими влево и вправо.

Туннель был недлинный, всего около 300 метров. Но Фан Юань потратил около двух часов, прежде чем, наконец, достиг конца пути. По дороге он был бдителен и исследовал шаг за шагом. В конце пути он уже сильно вспотел.

— Это так хлопотно без ГУ обнаружения, — Фан Юань вытер пот со лба и, подтвердив свою безопасность, успокоился и осмотрел местность.

На этот раз, он был ошеломлён.

В конце тоннеля была огромная глыба. Поверхность глыбы была гладкой, и она выпирала в направлении Фан Юаня, напоминая живот Цзя Фу. Эта глыба остановила продвижение Фан Юаня.

Кроме этой огромной глыбы вокруг Фан Юаня ничего не было.

— Это из-за несчастного случая, что путь туннеля был заблокирован, вызывая такой результат? — Фан Юань прищурился, размышляя о возможностях.

Перед смертью Монах Цветочного Вина жаждал создать наследство. Он использовал Земляного Паука Тысячи Ли и создал тоннель. Дорога вела вглубь гор и вела наследника внутрь.

После сотен лет проход не смог выдержать коррозию времени, и одна из областей обрушилась из-за отсутствия обслуживания. Всякие несчастные случаи часто случаются в жизни.

— Если это так, не застрял ли я на этом этапе?

Он пошёл вперёд и прикоснулся к глыбе. Этот камень останавливал его продвижение, его высота оказалась с дверь, и можно было только представить его толщину.

Фан Юань мог использовать Лунный Свет ГУ, чтобы вырезать проход, но это заняло бы, по крайней мере, год или два.

— Похоже, что я вынужден использовать инструменты. Мне нужно использовать лопаты и кирки, чтобы сломать глыбу. Только так я могу продолжить. Но звуки работ могут быть слышны.

Думая об этом, Фан Юань нахмурился. Он взвешивал все «за» и «против». Если риск окажется слишком большим, он, скорее, откажется от наследства силы.

В конце концов, если другие узнают этот секрет, все заговоры и действия, что сделал Фан Юань, пропадут даром, и его жизнь будет в опасности!

(1) — строка из стихотворения.

Оставить комментарий