Глава 69. Жизнь дешевая, как трава

Карта из звериной шкуры была очень толстой, в отличие от бумаги, которую можно было легко сложить и носить с собой, Фан Юань мог только свернуть звериную шкуру и положить её обратно в бамбуковый тубус. Он связал оба конца бамбукового тубуса верёвкой и нёс его на спине.

Два охотника уставились на бамбуковый тубус, в их глазах светилась жадность. Они не были идиотами — они знали ценность карты. Эта карта — то, на что ГУ мастера даже не потрудились бы взглянуть, но для смертных, особенно охотников, таких как они, это было самое ценное сокровище.

Старик Ван смог стать знаменитым охотником, его имя известно по всей округе и за её пределами; и карта внесла в это большой вклад. Это была настоящая семейная реликвия.

— Я собираюсь спросить вас: в роду старика Вана, есть кто-нибудь ещё? — взгляд Фан Юаня был тёмным, а его тон — холодным, когда он задал вопрос.

Двое молодых людей, стоявших на коленях на земле, вздрогнули, услышав этот вопрос от Фан Юаня. Они думали о том, что произошло ранее, и жадность с их лиц исчезли в одно мгновение, сменившись страхом и ужасом.

— Больше никого нет, вся семья мертва, господин ГУ мастер!

— У охотника Вана изначально была жена, но это было несколько десятилетий назад, и она была убита дикими волками, которые вторглись в деревню. Перед смертью она родила двух сыновей и одну дочь. Но старший сын — Ван Да умер на горе во время охоты три года назад. В семье Ван больше никого нет.

Таков был немедленный ответ двух молодых охотников.

— Это так,.. — Фан Юань сузил глаза и посмотрел на двух мужчин, стоящих перед ним на коленях, зная, что они говорят правду. Когда жизнь и смерть находится в руках кого-то, вероятность лжи становится очень малой. Но он всё равно спросил:

— Вы соврали мне?

— Мы не посмеем лгать, господин!

— Я… я кое-что вспомнил! У старика Вана на самом деле также была невестка, старая жена Ван Да. Но после того, как Ван Да исчез, его жена умерла из-за разбитого сердца. В том году в деревне даже специально воздвигли памятную арку непорочности! Но ходят слухи, что жена Ван Да хотела выйти замуж ещё раз, и на самом деле её преследовал до смерти старик Ван. Когда ты убил старика Вана, господин, ты помог нам, гражданам, искоренив зло. Ты принёс людям мир!

Другой охотник быстро добавил:

—Вверно, верно. На самом деле, господин, мы уже давно считали старого Вана неприятным. Хм, в нём нет ничего особенного, просто он может охотиться лучше нас. Мы все просто смертные, но он думает, что он более особенный, чем мы, и намеренно ушёл из деревни, чтобы жить здесь. Как молодое поколение, мы иногда просили его научить нас и поделиться своим опытом, но он просто прогонял нас и никогда не позволял нам снова появляться возле его дома!

Фан Юань тихо слушал, кивая. Хотя эти двое начали унижать старика Вана в попытке сохранить свою жизнь, он не слышал никакого негодования из уст этих двух мужчин. Фан Юань внутренне догадался, что эти двое мужчин, просящих совета по вопросам охоты, врут. Он предположил, что они просто жаждали дочь семьи Ван. Но в конце концов их обнаружил старик Ван и несколько раз жёстко наказал.

— Отсеять нечестивых и позволить законопослушным гражданам жить в мире. Хватит такого подхалимства! Я убил их потому, что мне нужна была эта карта. Ну, вы оба показали удовлетворительное поведение, вы оба можете идти, — тон Фан Юаня смягчился, но в то же время правая рука за его спиной засияла лунным светом.

Услышав это, двое молодых людей, стоявших на коленях на земле, почувствовали удивление и радость.

— Благодарю тебя за твою милость, господин!

— Господин, твою щедрость и снисходительность мы будем помнить в сердце вечно!

Они ползали на земле, их сопли и слезы били через край, был слышен глухой стук. После нескольких ударов они сразу встали и повернулись, чтобы уйти. Хотя Фан Юань был моложе их по возрасту, но после непосредственного наблюдения за тем, что Фан Юань делал, они были переполнены страхом и ужасом, желая больше никогда не встречаться с Фан Юанем.

— Подождите, — внезапно прозвучал голос этот момент.

В тот же миг раздался свист, и ГУ мастер спрыгнул с верхушки дерева.

— Вы оба — стоять! Расскажите мне, что здесь произошло, — ГУ мастер, который только что спрыгнул, был одет в тёмно-синюю форму, и там был алый пояс с металлической пластиной посередине. На металлической пластине было высечено огромное слово «два».

Мастер второго ранга был худощавого телосложения, его глаза были узкими. Его запястьях прикрывали защитные рукава, а на икрах были прочные крепления для ног, всё его тело излучало мощную ауру.

— Этот простолюдин приветствует господина Цзян Хэ! — двое молодых людей только что встали с намерением уйти, но как только они увидели этого ГУ мастера, они немедленно снова опустились на колени, приветствуя в восхищении.

Этого ГУ мастера они знали — он был ГУ мастером, жившим в деревне. Каждый год, чтобы усилить их контроль в окрестностях, деревня Гу Юэ отправляла ГУ мастеров в маленькие деревни и деревушки. Это также предотвращает проникновение других сил и в то же время укрепляет оборону на границах.

Этот ГУ мастер по имени Цзян Хэ не беспокоился о двух охотниках, стоящих на коленях на земле. Вместо этого, глядя прямо на Фан Юаня, он спросил холодным тоном:

—Я ГУ мастер Цзян Хэ из клана Гу Юэ, проживаю здесь, а вы?

Фан Юань слегка рассмеялся и протянул правую ладонь, где Лунный Свет ГУ испускал свечение лунного света из середины ладони. Когда ГУ мастер Цзян Хэ увидел лунный свет в руке Фан Юаня, его взгляд значительно смягчился — Лунный Свет ГУ был знаком клана Гу Юэ, это было то, что нельзя подделать.

— Этот вопрос, на самом деле, прост. Второй сын старика Вана обидел меня, поэтому в гневе я убил всю его семью. Эти двое могут быть моими свидетелями, — Фан Юань прямо признался со смелой и уверенной манерой, указывая на двух охотников, стоящих на коленях.

Фан Юань не лгал, и эти два охотника поспешно кивнули, ни секунды не колеблясь. Цзян Хэ на мгновение опешил, прежде чем начать громко смеяться:

— Ты правильно поступил! Просто кучка жалких крестьян осмелилась оскорбить своих хозяев, они заслужили смерти!!

Но он быстро добавил изменившимся тоном, полным эмоций и глубокого смысла:

— Однако, младший, то, что ты сделал, также принесло бы мне проблемы. Хотя старик Ван живёт далеко от массы и остался здесь наедине со своей семьей, они всё ещё жители деревни, за которых я отвечаю. Меня отправили из клана и поселили здесь, в этой деревне. Это означает, что я должен защищать жителей и быть начеку в вопросах их защиты. Теперь, когда ты убил этих людей, количество жителей уменьшится. Во время проверки в конце года оценка клана по отношению ко мне упадёт.

Взгляд Фан Юаня засиял, и он мгновенно понял, что этот Цзян Хэ использовал это как предлог, чтобы вымогать у него деньги. Он рассмеялся и сказал:

— Это не так сложно. Старший, вы просто должны сообщить правду. Просто скажите, что вся эта семья была убита мной, и это не имеет никакого отношения к старшему.

Когда Цзян Хэ услышал это, его веки дернулись, гнев поднялся в его сердце к Фан Юаню, который не сумел оценить одолжения. Его манера говорить стала чрезвычайно торжественной:

— Тогда мне придётся вести это дело беспристрастно. Младший, если ты не боишься расследования клана, то сообщи своё имя, я запишу всё в деталях.

Его слова несли в себе подтекст угрозы; если бы это был какой-то другой юноша, он бы уже испугался такого заявления. Но Фан Юань мог видеть слабость Цзян Хэ, и он мгновенно сказал:

— Тогда старшему следует доложить, как надо. Ах да, моя фамилия — Гу Юэ, и моё имя — Фан Юань.»

— Так ты на самом деле Фан Юань! — лицо Цзян Хэ, очевидно, выразило удивление на некоторое время. — Я частенько слышал о тебе от моего младшего брата. Ты основательно избиваешь всех своих одноклассников, вымогая на глазах у всех и каждый раз получая шестьдесят первобытных камней. Каждый раз, когда мой младший брат говорит об этом, он завидует тому, как легко можно заработать деньги. Не говоря уже о том времени, когда ты друг за другом выиграл Ликёрного червя и Жабу с Грязевой Кожей. Такая удача заставляет людей ревновать. Ах да, мой младший брат — Цзян Я, вы часто встречались

— Так это он? — Фан Юань кивнул и признался: — Да, каждый раз, когда я покупал лепестки лунной орхидеи, я покупал их в магазине Цзян Я.

— Ха-ха-ха, так как это так, то мы оба знакомы. Ну ладно забудь об этом, я разберусь с этим делом! — когда он это произнёс, Цзян Хэ хлопнул рукой о грудь, выражая тем самым дух верности и самопожертвования. Он просто использовал это благоприятное обстоятельство, и никак не мог сообщить об этом. Ведь после сообщения о такой вещи, оценка клана по отношению к нему всё равно упадёт. Он мог бы в таком случае лишь оставить хорошее впечатление Фан Юаню, что же касается смерти семьи старика Вана, он мог просто сообщить, что они были захвачены и атакованы диким зверем. Это расплата старика Вана за его настойчивое желание покинуть деревню, построив деревянный дом вдали от людей!

Цзян Хэ не боялся, что этот вопрос будет раскрыт, это были всего несколько смертных крестьян. Их жизни были дешевой травой, кого волнует, что они умерли? Даже если клан узнает о сокрытии, вряд ли кого-то будет волновать такая мелочь.

— Но младший, ты ещё не закончил академию и не имеешь форму ГУ мастера, которую я ношу сейчас. Если бы этот Ван Эр увидел эту форму, он бы знал о твоём статусе ГУ мастера и не обидел бы тебя. Младший, ты — умный человек, ты так не думаешь, хе-хе, — сказал Цзян Хэ снова.

Глаза Фан Юаня вспыхнули. Слова Цзян Хэ имели скрытый смысл и фактически предупреждали его — не выбегай из Академии и не броди без причины, и тебе лучше не приходить в район под моей юрисдикцией, после сегодняшнего дня, чтобы причинять неприятности и убивать людей снова.

— В таком случае, большое спасибо за ваш совет, старший, — Фан Юань сложил кулаки, попрощавшись с Цзян Хэ, и немедленно ушёл отсюда.

Оставить комментарий