Глава 8. Вещи всегда остаются вещами, но люди меняются

Рядом с академией была комната Гу. Эта комната была не большой, всего 60 метров ² .

Главным ключом на пути Мастера к самосовершенствованию Гу — это ключ к силе.

В конце занятия все взволнованные подростки бросились к комнате Гу.

«Встаньте в очередь, один за другим», — внезапно объявил чей-то голос; естественно, что перед входом в комнату Гу стояли охранники. Каждый молодой человек заходил по одному. Наконец, очередь дошла до Фан Юань.

Комната была таинственной. Во всех четырех стенах были отверстия; в каждом из этих отверстий было другое квадратное отверстие. Каждое отверстие различалось по размеру, одно больше другое меньше. Те, что крупнее были не больше глиняного варочного котла, а вторые были не меньше кулака.

Во многих квадратных ямках находились разные контейнеры — серые каменные котлы, зеленые блюда из нефрита, изысканные травяные ящечки, глиняные печи и т. д. В этих контейнерах содержалось всё разнообразие Гу.

Некоторые Гу молчали, в то время как некоторые Гу издавали много шума, создавая щебечущие, кудахчащие, шелестящие звуки и так далее. Все эти шумы объединились, чтобы создать своего рода симфонию жизни.

«Гу также делятся на 9 больших уровней, следуя той же концепции сфер 9-ти рангов Мастеров Гу. Все Гу в этой комнате – Гу 1-ого ранга. Фан Юань огляделся и сразу это понял.

Проще говоря, Мастер 1-ого Ранга может использовать Гу только 1-ого уровня. Если же использовать более высокий разряд, то Мастерам пришлось бы заплатить чрезвычайно высокую цену. Кроме того, Гу нужно кормить. Мастера Гу могут дорого заплатить за питание более высокого уровня. Таким образом, для Мастеров Гу, которые были новичками, всегда выбирали червя 1-ого уровня Гу в качестве своего усовершенствования эссенции Гу.

Самый первый Гу имеет огромное значение для Мастера, который его выбирает, так как это станет его общим жизненным Гу, соединяющим их жизнь вместе. Если он умрёт, то Мастеру Гу будет нанесен тяжелый урон.

«Увы, но моим первоначальным желанием было получить в руки червя Монаха Цветочного вина и усовершенствовать его как свой жизненный Гу. Но сейчас у меня все никак не получается найти скелет Монаха. Даже не знаю, смогу ли я его когда-нибудь найти или это сделает кто-то другой. Чтобы быть в безопасности, для начала я возьму Гу Лунного Света». Проходя вдоль стены слева Фан Юань тяжело вздохнул.

Один из верхних слоев отверстия в стене имел ряд серебряных пластинок. В каждой пластине находился Гу.

Эти Гу были кристаллическими и имели форму полумесяца; это было похоже на кусочек синего кварца. На фоне серебряного блюда, Гу подавал спокойное и прекрасное чувство.

Известный как Лунный Гу, этот тип Гу был местным клана Гу Юэ, и многие из племени выбирали именно Лунный Свет как свой жизненный Гу. Лунный свет Гу не был природным Гу; это была порода, которую культивировали секретным методом клана Гу Юэ. Лунный Гу не мог быть найден нигде; можно сказать, что этот Гу был символом клана Гу Юэ.

Поскольку все Гу Лунного света относились к 1-му Рангу, то различий между ними было очень мало. Фан Юань выбрал один из них и взял его. Лунный свет Гу был легким, сравнимым с весом листа бумаги. Он занимало небольшую часть ладони и был размером с обычный нефритовый кулон. Когда Фан Юань положил его на руку, то мог видеть сквозь нее и смотреть на линии своей ладони.

Взглянув последний раз на Гу Лунного Света и не найдя в ничего дурного в нем, Фан Юань положил его в карман и вышел из комнаты. Снаружи комнаты Гу была довольно длинная очередь. Как только следующий человек увидел Фан Юань, то с волнением поспешил зайти в комнату.

Если бы это был другой ученик, то когда он получил свое первое Гу, то забрал бы его домой и быстро освоил бы. Но Фан Юань не торопился делать этого, потому что его мысли все еще были о Ликерном черве.

Ликерный червь был более ценным по сравнению с Лунным светом, несмотря на то, что Лунный Гу был символом деревни Гу Юэ, но он не мог помочь Мастеру Гу также как хорошо Ликерный червь.

Когда Фан Юань покинул комнату Гу, то направился прямо в таверну.

«Хозяин, две бутылки старого вина!» Фан Юань стал рыться в своих карманах, достав остатки первобытных камней, положил их на прилавок.

В последние несколько дней он приходил сюда и покупал вино, а затем обходил вокруг деревни, намереваясь привлечь червя. Лавочник был невысоким и толстым мужчиной средних лет, его лицо было масляным. За эти нескольких дней он уже успел запомнить Фан Юаня.

«Сэр, вы снова пришли». Пока он приветствовал Фан Юаня, он протянул толстую короткую пухленькую руку и искусно забрал первобытные камни. Положив их на ладонь, он стал поднимать руку вверх и вниз, чтобы почувствовать правильный вес камней. Лавочник улыбнулся.

Первобытные камни были валютой, используемой в этом мире, они использовались для измерения стоимости всех товаров. В то же самое время камни были важной частью сущности мира и помогали Учителю Гу в своем совершенствовании.

Поскольку они имели денежную ценность и полезные свойства, камни напоминали золото на Земле. Имея золотую валюту на планете, в этом мире металл был заменен на первобытные камни. По сравнению с золотом, покупательная способность первобытных камней была еще более высокой. Однако то, как Фан Юань тратил камни не имеет значения, сколько их у него было ему всегда было мало.

«Две бутылки вина каждый день на протяжении недели. Все начальные сбережения, которые у меня были, уже почти потрачены». — Фан Юань слегка нахмурился, когда выходил из таверны с двумя флягами, наполненными вином.

Когда кто-то становился Мастером Гу, он мог извлечь первозданную сущность прямо из камня, чтобы пополнить первобытное море в своей впадине. Таким образом, для Мастеров Гу, первобытные камни были не просто формой валюты, но и дополнением к их совершенствованию. При достаточном количестве камней степень развития значительно возрастала; это могло компенсировать недостатки тех, у кого была более низкая квалификация.

«У меня не будет камней, чтобы завтра купить вино, а Ликерный червь все никак не хочет появляться. Может я действительно должен взять Лунный свет Гу и доработать его как свой жизненный Гу? » — Фан Юань почувствовал себя довольно растерянным.

Когда он шел с двумя бутылками вина в руке, он начал задумываться. «Старейшина Академии сказал, что первому, которому удастся усовершенствовать свой жизненный Гу, получит в награду 20 первобытных камней. Сейчас я думаю, что многие дома стараются изо всех сил усовершенствовать свои Гу и занять первое место. Жаль, усовершенствования жизненного Гу — это скорее испытание своего таланта. У тех, у кого лучше первобытные таланты, будут иметь больше преимуществ. С моим талантом класса С, без особых средств у меня нет абсолютно никаких шансов на победу».

Именно в этот момент голос Гу Юэ Фан Чжэна позвал его сзади. «Старший брат, ты действительно пошел в таверну и купил алкоголь! Иди за мной, дядя и тетя хотят видеть тебя».

Фан Юань остановился и повернулся. Он заметил, что его младший брат уже не был таким, как прежде, раньше он всегда опускал голову, когда что-то говорил. Прямо сейчас два брата смотрели друг на друга лицом к лицу.

Подул сильный ветер, подняв взъерошенные короткие волосы старшего брата и нижний край мантии, свисающей вниз младшего.

За такой короткий срок всего в один месяц, человек так изменился.

Через неделю после церемонии пробуждения произошли огромные перемены в отношениях между братьями. Старший брат Фан Юань упал с облаков, звание гения было безжалостно уничтожено. В то время как младший брат начал цвести, медленно поднимаясь, словно восходящая звезда.

Для младшего брата Фан Чжэна эти изменения были потрясающими. Он наконец испытал чувство, которое когда-то испытывал его старший брат, — то чувство, когда люди возлагают на тебя свои надежды, чувство, когда люди завидую тебе и смотрят с ревностью. Он чувствовал, что его словно вытащили из темноты и переместили на небеса, наполненные светом. Каждый день, когда он просыпался, он чувствовал, что ему все это кажется. Разница в том, как с ним обращались раньше и сейчас, было словно день и ночь, из-за чего он не сразу смог поверить в действительность, но в тоже время старался не сильно свыкаться с ней.

Было трудно приспособиться.

Еще некоторое время назад никому неизвестный юноша стал центром внимания, люди все время показывали на него. Иногда, когда Фан Чжэн ходил по улице, он слышал, как люди вокруг говорят о нем, восхищаются им. Его лицо заливалось краской, он не знал как себя вести, куда ему деться, как избежать чужих взглядов, он даже почти забыл, как правильно ходить!

Примерно в первые десять дней, Гу Юэ Фан Чжэн стал худее, но его энергия увеличивалась. Из глубин его сердца начало проявляться нечто, называемое «уверенностью в себе».

«Это то, что раньше чувствовал мой старший брат, как это прекрасно и ужасно одновременно!»

Он не мог перестать думать о своем старшем брате Гу Юэ Фан Юань; столкнувшись с таким вниманием и обсуждением, как он справлялся с этим?

Он подсознательно начал имитировать Фан Юаня, стараясь все время выглядеть безучастным но быстро понял, что это вовсе не подходит для его стиля. Иногда во время занятий девичий оклик мог легко его ставить раскраснеться. На улицах внимание от пожилых женщин даже вынуждало его идти в несколько раз быстрее.

Он был похож на ребенка, который учится ходить, спотыкаясь и падая, пытаясь привыкнуть к своей новой жизни. В время он не мог не слышать о своем старшем брате, который впал в депрессию, стал пьяницей, не возвращаться домой по вечерам и спал на уроках.

Он был очень шокирован этим. Его старший брат, когда-то сильный юноша и возлагавший надежды в качестве великого гения, вдруг стал таким?!

Но постепенно он начал понимать. В конце концов, его старший брат был обычным человеком. Встреча с такой неудачей и тяжелым ударом заставила бы любого впасть в депрессию. Наряду с этим, Фан Чжэн стал тайно чувствовал неописуемое счастье внутри себя. Это чувство он ужасно не хотел признавать, но оно определенно существовало.

Его старший брат, который был когда-то провозглашен гением и всегда оставлял его в тени, стал таким унылым и подавленным. С другой стороны, он был свидетелем его собственного роста, не так ли?

Он был выдающимся, и это была настоящая правда!

Поэтому, когда он увидел, Фан Юаня держащего бутылки вина, его грязные волосы и неопрятную одежду, Гу Юэ Фан Чжэн оживился и его дыхание стало легче. Но все же он сказал: «Старший брат, ты должен перестать пить, ты не можешь так дальше продолжать! Ты не представляешь, как волнуются люди, которые заботились о тебе, тебе нужно проснуться!»

Фан Юань был безэмоциональным; он ничего не сказал. Братья посмотрели друг на друга.

Глаза младшего брата Гу Юэ Фэна Чжэна сияли, выражая резкое и острое чувство. А глаза старшего брата Гу Юэ Фан Юань были черными, похожими на глубокий древний бассейн. Эти глаза не могли не заставить Фан Чжэна почувствовать странное угнетение. Вскоре он подсознательно отвернулся и посмотрел куда-то еще.

Но когда он это осознал, то внезапно почувствовал гнев. Это был гнев, направленный на самого себя.

Что с тобой не так? Не можешь даже набраться смелости посмотреть прямо на своего старшего брата?

Я изменился, я полностью изменился!

С этими мыслями он опустил глаза, и потом снова взглянул на брата. Но Фан Юань уже не смотрел на него. Держа в каждой руке кувшин с вином, он прошел мимо Фан Чжэна и вялым голосом сказал: «На что ты все еще смотришь? Поехали».

Дыхание Фан Чжэна стало сбитым, сила, накопленная в его сердце, больше не могла быть освобождена. Это заставило его испытать отчаяние, которое трудно описать.

Видя, что его старший брат ушел далеко вперед, он мог только ускорить шаг, чтобы догнать его. Но на этот раз его голова больше не опускалась, а поднималась вверх к солнцу. Его взгляд был сфокусирован на собственных ногах, которые наступали на тень старшего брата Фан Юаня.

Оставить комментарий