Глава 90. Это всего лишь небольшой морозный ветерок

В зале ярко засияли огни. На круглом обеденном столе вино уже было холодным, а блюда — прохладными. Ярко-красная свеча мерцала и танцевала, отбрасывая тени дяди и тёти на стену. Тень этих двух фигур объединилась в одно целое и мрачно закачалась при свете свечей. Перед ними стояла на коленях Мать Шэнь.

Дядя нарушил молчание:

— Подумать только, Фан Юань решительно настроен пойти против меня. Эх, я хотел успокоить его приятными словами и держать в доме, а потом внезапно найти причину, чтобы выгнать его из дома. Подумать только, он на это не купился! Он принял решение отклонить моё приглашение без единой возможности переговоров! Даже не сделав ни шагу в мой дом!

Тетя стиснула зубы, на её лице выразилось волнение:

— Этому негодяю уже шестнадцать лет, так что если он захочет семейного состояния сейчас, мы не можем ему отказать. Много лет назад мы получили это семейное состояние, и это было чётко записано в зале внутренних дел. Теперь мы не можем отрицать этого. Что нам делать?!»

— Уходи, — дядя помахал Матери Шэнь, чтобы она ушла, холодно смеясь. — Не волнуйся. На протяжении всего года я уже планировал это. Во-первых, чтобы вернуть активы, он должен иметь культивирование средней стадии первого ранга. Он уже добился этого и даже находится на пиковой стадии, и занял первое место на экзамене, что очень впечатляет. Хе-хе…

Но успешно получить своё семейное состояние не так-то просто! Культивирование средней стадии первого ранга является лишь предварительным условием. Чтобы разделить активы, Фан Юань должен подать заявку на это, и зал внутренних дел должен одобрить её и отправить ему миссию, чтобы проверить, есть ли у него квалификация. Это делается для того, чтобы предотвратить бессмысленное разделение семейных активов, вызывающее внутренние распри и ослабление клана.

Тётя поняла мысль:

— Это означает, что он должен завершить миссию, прежде чем сможет получить наследство своих родителей?

— Верно, — дядя зловеще рассмеялся, но миссии зала внутренних дел отправляются группе. Миссия семейного актива будет такой же. Если Фан Юань хочет завершить её, ему придется полагаться на группу, он не может сделать это в одиночку. Клан делает это для того, чтобы малые группы оставались едиными и укрепляли свою сплочённость.

Тётя громко рассмеялась:

— Муж, ты слишком умён! Заставил Цзяо Сана нанять Фан Юаня. Теперь если Фан Юань хочет выполнить миссию, ему понадобится их сила. Но Цзяо Сан — на нашей стороне, так что Фан Юань никогда не сможет выполнить эту миссию.

Глаза дяди самодовольно засияли:

— Хм, даже если бы он не попал в группу, у меня были другие способы справиться с ним, не говоря уже о завершении миссии. Даже если он хочет подать заявку на разделение активов и получить миссию, это невозможно!

***

Наступила ночь, и снегопад прекратился.

Фан Юань ходил по улицам. Бамбуковые дома, встречающиеся на его пути, были покрыты слоем белого снега. Снег легко скрипел под ногами. Холодный воздух вошёл в его лёгкие, заставив мозг Фан Юаня пробудиться. После отказа Матери Шэнь, Фан Юань проигнорировал совет Цзяо Сана и группы и попрощался со всеми.

— Значит это так, — он шёл и думал. — Дядя и тётя пытаются заманить меня в ловушку и задержать, в результате чего я потеряю шанс вернуть своё наследство. После Нового года мне будет шестнадцать лет, и я буду иметь право разделить активы. Мои родители умерли, а у моего брата появились новые родители. Если я добьюсь успеха, всё наследство будет моим. Но чтобы вернуть наследство, нужно сделать два ответственных шага, каждый из которых чрезвычайно важен. Первое — подать заявку на миссию в зале внутренних дел без каких-либо других миссий. Во-вторых, завершить миссию, чтобы заработать права наследовать актив. Цзяо Сан в сговоре с дядей и тётей. Оставляя в стороне второй шаг, он уже попытается поймать меня на первом шаге.

Правила клана гласят, что ГУ мастера могут выполнять только одну миссию за раз. Это делается для того, чтобы предотвратить ГУ мастеров от заграбастывания и ненужной конкуренции в клане. Цзяо Сан последовательно получал миссии. Закончив миссию по вечномёрзлой почве, он сразу же принял новую миссию по ловле диких оленей. Миссии клана были даны группам, то есть, в соответствии с правилами клана, Фан Юань должен закончить миссию по захвату оленей, прежде чем подавать заявку на миссию по разделению активов.

— Но в тот момент, я думаю, Цзяо Сан просто примет ещё одну новую миссию. Как лидер, он всегда будет на шаг впереди меня, в результате чего я не смогу принять свою миссию, — когда Фан Юань подумал об этом, его глаза светились зловеще.

Эти заговоры и схемы раздражали, как невидимая верёвка, блокирующая прогресс Фан Юаня. Но Фан Юань не пожалел, что вошёл в эту группу. На арене его загнали в угол. Приглашение Цзяо Сана стало для него способом освободиться от затруднительного положения. Если бы он не вошёл в команду, у его дяди и тёти были бы другие способы борьбы с ним, их нельзя было бы предотвратить и было бы трудно защититься. Но теперь, когда он в группе, он может чётко видеть их схемы и легко контратаковать.

— У меня есть свои пути решения этой проблемы. Самый простой способ — просто ликвидировать Цзяо Сана, или убить дядю и тётю, тогда никто не будет конкурировать со мной за семейные активы. Но это слишком рискованно, все они ГУ мастера второго ранга, а моё культивирование всё ещё слишком низкое. Даже если я убью их, я не смогу избавиться от неприятных последствий. Если только у меня нет шанса воспользоваться этим… Но эти шансы обычно зависят от удачи.

Фан Юань мог убить слугу Гао Вана и старика Вана, но это было потому, что они были смертными и слугами, с жизнью, дешевой как трава. Убийство их было сродни убийству собаки или вытягиванию сорняков, это было незначительно.

Но убивать ГУ мастеров очень хлопотно. ГУ мастера были членами клана Гу Юэ, независимо от того, кто из них умрёт, зал наказания будет расследовать. Фан Юань оценил свою силу и знал, что в их убийстве сейчас слишком большой риск; он может даже погибнуть. Даже если он убьёт их, расследование зала наказаний будет ещё более хлопотным. Его будущие действия будут прослежены, и они могут даже узнать о наследстве Монаха Цветочного Вина.

— Привлечение гораздо большей проблемы при устранении небольшой проблемы — это не то, что делает мудрый человек. О! Я пришёл, — тихо произнёс Фан Юань, останавливаясь у изношенного бамбукового здания.

Это бамбуковое здание было разорвано и изношено, как старик, собирающийся умереть, совершающий свой последний вдох холодной суровой зимы. Увидев это бамбуковое здание, Фан Юань погрузился в воспоминания.

Это было здание, которое он снимал в прошлой жизни. В прошлой жизни, после того как его выбросили дядя и тётя, у него осталось менее пятнадцати первобытных камней, и ему пришлось спать на улицах в течение нескольких дней, прежде чем найти это место. Это место было слишком изношенным и имело гораздо более низкую арендную плату, чем другие места. Кроме того, в то время как другие места рассчитывали арендную плату по месяцам, это место рассчитывало её по дням.

— Я не знаю о других местах, есть ли у них ловушки дяди и тёти или нет. Но воспоминания моей прошлой жизни говорят мне, что, по крайней мере, это место безопасно, — Фан Юань позвонил в дверь.

Через полчаса он установил сроки аренды и был доставлен на второй этаж владельцем. Полы были старые, испускающие опасные и скрипящие звуки. В номере была только одна кровать и одеяло. Оно было всё в многочисленных заплатах, но всё ещё было пронизано несколькими дырами, и жёлтая вата выглядывала изнутри.

У изголовья кровати была масляная лампа. Хозяин ушёл, после того как зажёг лампу. Фан Юань не лёг спать, а сел на кровать и начал культивировать. Пока его первобытное море бушевало в апертуре, каждая капля первобытной сущности была чёрно-зелёной. Четыре стены апертуры были белого кристаллического цвета, в полупрозрачном состоянии.

Ранг один пиковая стадия.

Внезапно, первобытное море начало движение, как дикие звери, бушуя и прыгая к четырём стенам апертуры.

*Бам, бам, бам…*

Огромные волны обрушились на стены апертуры, от чего волны разбились на маленькие капельки, прежде чем рассеяться.

Через некоторое время 44% первобытной сущности моря было практически израсходовано. На крепких стенах апертуры были линии трещин. Но трещин было мало. Фан Юань хотел прорваться через пиковую стадию первого ранга и достичь второго ранга, поэтому ему нужно было полностью прорвать стену апертуры, разрушив её!

Чёрно-зелёная первобытная сущность продолжала атаковать кристаллическую стену, и трещины увеличились. В некоторых местах трещины были глубже, образуя очень заметные линии. Когда он израсходовал первобытную сущность, то перестал атаковать, и кристаллические стены начали заживать, в результате чего трещины исчезли.

Фан Юань не удивился, собрав сознание и открыв глаза. Масляная лампа уже погасла. В комнате было темно, только из окна проникало немного света через щель. В комнате не было камина и не было тепла. Фан Юань долгое время сидел на кровати, не двигаясь, и чувствовал, что холод усилился.

Его тёмные глаза слились с тьмой.

— Для прорыва замка Цзяо Сана есть более простой и безопасный метод. Прорваться на второй ранг! Мастера первого ранга не имеют права отказываться от миссий, но мастера второго ранга могут делать это раз в год. Если я прорвусь на второй ранг, я могу отказаться от своей миссии и подать заявку на разделение активов. Но прорыв на второй ранг — это непростая задача, — думая об этом, Фан Юань вздохнул. Спускаясь с кровати, он прогуливался в крохотной комнатушке.

От начальной стадии к средней, от средней к высшей — это всё малые царства. От пиковой стадии первого ранга к начальной стадии второго ранга — это прорыв через большое царство. Между этими двумя случаями сложность чрезвычайно различна.

Проще говоря, чтобы разбить кристаллическую стену, нужна взрывная сила, образующая сильный удар за короткое время. Но у Фан Юаня был только талант класса С, а первобытное море 44%. Если бы он использовал всю свою силу, чтобы атаковать стену, его первобытная сущность была бы израсходована немедленно.

Как и ранее, после того как его первобытная сущность будет исчерпана, у него больше не будет сил продолжать. И стена обладала способностью к восстановлению, так что вскоре она заживет. Что бы Фан Юань не сделал раньше, было бы бесполезно.

— Чтобы сломать стену и достигнуть второго ранга без особых сложностей, человек нуждается в 55% чёрно-зелёной первобытной сущности. Но мой талант ограничен, я имею только 44%, именно поэтому люди говорят, что талант является ключом в развитии ГУ мастера!

Думая об этом, Фан Юань замедлил шаг. Неосознанно, он подошёл к окну и случайно открыл его.

Каждый порыв ветра сотрясал бамбуковое решётчатое окно, а когда оно открывалось, заснеженная гора встречала взгляд. (1)

Под луной, снег, был как раскинувшийся белый нефрит, и напоминал хрустальный дворец, не запятнанный пылью.

Блеск снега освещал юношеские черты Фан Юаня. Выражение его лица было мирным и спокойным, лоб гладким, пара сфер выглядела как древний родник под луной.

Когда холодный ветер подул ему в лицо, молодой человек рассмеялся:

— Это всего лишь небольшой морозный ветерок. (2)

(1) — это строка из стихотворения.

(2) — метафора про трудности, с которыми он сталкивается

Оставить комментарий