Глава 111. Мантия Яна Пэйджа (часть 1)

История этого человека на этом не закончилась. Из его уст то и дело вырывались шокирующие подробности.

– По слухам, его также называли первым магом.

– …

Существо, которое он встретил внутри иллюзорного пространства. Существо, которое предупреждало его не доверять драконам. Он был самым первым магом. Что тут еще можно сказать?

«Мой отец…»

Ян совершенно запутался. Фран Пэйдж был его отцом, но Ян никогда об этом всерьез не задумывался. Для этого не было никаких причин.

«Первый маг?»

Как это может быть возможно? Говорят, что первый маг был учителем драконов. Это означало, что он был человеком, проживавшим по крайней мере много тысяч лет назад. Как мог такой человек встретить мать Яна, следствием чего стало его рождение? Он прожил много тысяч лет?

«…Тем не менее такое не совсем невозможно».

Прямо перед его глазами был кое-кто с похожей ситуацией. Мастер-ремесленник, который прожил невероятное количество времени и искал смерти.

– С тобой все в порядке? Ты молчишь… – этот человек обратился к Яну, видимо, заметив у мага странное выражение лица. Поскольку тот резко стал молчаливым, его реакция была вполне логичной.

– …Я в порядке. Пожалуйста, продолжайте рассказ, – Ян успокоился. Было еще так много историй, которые нужно было услышать.

– До этого я хотел бы получить от вас окончательный ответ.

Этот человек также не мог свободно делиться информацией. С его точки зрения, личность Яна тоже была важна. Если маг действительно был истинным потомком Франа Пэйджа, то у этого человека была отчаянная просьба, даже если это означало схватить Яна за штаны.

– Ты действительно потомок Франа?

– Я Ян Пэйдж.

– Пэйдж? Это значит…

– Все так, как вы думаете.

Этим Ян провел черту. Он не видел причины говорить, что он сын.

По крайней мере сейчас он думал именно так.

– Нас искал потомок… – человек кивнул. Выражение его лица было трудно прочесть, но его глаза заблестели. – Может ли потомок также владеть силой языка?

– Могу, но очень плохо.

– Тогда, может быть, вы сумеете забрать дар вечной жизни, благословение, ставшее проклятьем, которым Фран когда-то одарил нас, мастеров-ремесленников? Я сделаю все, что хочешь, чтобы отплатить, – в голосе и тоне мужчины звучало отчаяние.

Однако Ян не знал, как это сделать:

– В настоящее время это для меня невыполнимая задача.

– …Это? Нет, я понимаю, – отчаяние быстро сменилось разочарованием.

Вскоре возникло чувство отрицания. Даже сухость в его лице и дыхании вернулась.

– Когда-то мы были лучшими мастерами в округе, и Фран позаимствовал наши навыки и взамен дал нам благословение вечной жизни. В то время это было настоящим благословением. Мы были так взволнованы при мысли о том, как углубимся в изучение и оставим бесконечно много шедевров.

– Что вы имеете в виду, говоря, что он позаимствовал свои навыки?

– Дракон, Фран всегда мечтал о драконах.

– Драконы?

Фран Пэйдж, отец Яна, тосковал по драконам, которые были его первыми учениками?

Мужчина продолжал говорить, поскольку Ян с трудом понимал, о чем идет речь.

– Он жаждал совершенной природы тела дракона. В теле человека существуют ограничения, независимо от того, насколько мощной может быть сила, но в теле дракона возможно даже невозможное. Он часто говорил о таких вещах.

– Тело дракона…

Даже Ян испытал тело дракона. Не был ли дух Лайсеса Ладен Зу, повелителя драконов хранилища времени, телом, которое продемонстрировало невероятную мощь, хотя и не обладало никакими силами или не имело способности управлять своей истинной природой?

– Он хотел преодолеть ограничения человеческого бытия и позаимствовал наши навыки для этой цели. Творения, которые могут усилить его силу, я полагаю, в эти дни их называют артефактами.

История заключалась в том, что он выбрал артефакты, чтобы преодолеть человеческие ограничения. Похоже, причина была та же, что и у Яна. Несмотря на некоторые различия, общая тема была одинаковой.

«Я тоже хотел защитить себя от драконов».

По этой же причине Ян хотел заполучить мастера-ремесленника. Чтобы не быть слабее драконов, ему нужно было стать сильнее восьмого класса, которого он достиг в своей прошлой жизни.

Поэтому, как один из методов, он хотел индивидуальный артефакт, который был бы более мощным, чем любой другой известный артефакт в мире.

«Это действительно… Странно».

Ян ничего не мог поделать с чувством некой неловкости, делая тот же выбор, что и первый маг, который, вполне вероятно, являлся его отцом.

— Затем в какой-то момент Фран оставил нас. Я имею в виду, он полностью скрылся от этого мира. И после исчезновения Франа, исчезли и драконы. Я не уверен, что произошло между двумя сверхсущностями, но, вероятно, это не было совпадением.

Этот человек говорил то же самое, что и дух Лайсес Ладен Зу, живущий в воспоминаниях многих тысяч лет.

– Судя по тому, что вы отправились на мои поиски, основываясь на информации из дневника, и что нашли это место по просьбе Кливена, должно быть что-то, что вам от нас нужно. То же что и Франу, я прав?

– Не стану отрицать, – он прикинул, что скрывать это не имеет смысла, после чего продолжил: – Мне нужна помощь мастеров.

– Могу я узнать причину, по которой вам нужна помощь?

– …Она похожа на ту, что была у моего предка.

– Возможно, дракон?

Вместо ответа Ян кивнул.

В то же время, глаза мужчины сузились:

– Драконы снова появились?

– Думаю, что да.

– Значит… – мужчина решил задать вопрос, чтобы подтвердить свои догадки: – А что на счет Франа…?

– С ним я тоже встречался.

– О, это правда?

– Казалось, в его движениях было какое-то ограничение, но он действительно предстал передо мной. Он даже сказал мне не доверять драконам.

Ян правдиво рассказал все подробности своей встречи с Франом Пэйджем, первым магом. Он держал в секрете информацию о своей личной связи с Франом, но ничего другого не скрывал.

«Сначала я должен достичь своей цели».

Ян пришел на это место, чтобы получить артефакт. Чтобы добиться этого, он понимал, что мастера-ремесленники также нуждаются в некотором поощрении.

«Я должен заставить их помочь мне, несмотря ни на что».

Они не могут встретиться с Франом Пэйджем, которого ждали столько лет, и единственный, кто может им помочь – это Ян Пэйдж. Он хотел вселить в них надежду и веру.

– Не доверять драконам, не доверять драконам… – мужчина повторил эти слова. Кажется, он даже ни на секунду не усомнился.

– …Итак, вы пришли искать меня и мой род, чтобы подготовить себя к случайной встрече с драконами? Чтобы позаимствовать наши навыки, как давным-давно это сделал Фран?

– Совершенно верно. При моем нынешнем уровне мастерства я не смогу противостоять дракону. На самом деле, я был бы разорван на части всего одним ударом. Мне, по крайней мере, нужна сила, которая поднимет меня на один с ними уровень. Конечно, это не значит, что я буду просто полагаться на ваши шедевры. Я планирую тренироваться в силе языка, которым владел мой предок.

Как и Фран Пэйдж, он будет тренировать силу языка.

С точки зрения этого человека, это было более значимым, чем все остальное.

– Сила языка… это значит…

– Вечная жизнь, которой вас одарили, благословение, которое стало проклятьем, я смогу вернуть его от вашего имени.

Это было, конечно, заманчивое предложение и сделка. Помочь Яну Пэйджу всем, чем они могут, а затем, после овладения силой языка, он попытается вернуть благословение вечной жизни. Мужчина явно поддался соблазну.

– …Ты серьезно?

– Честно говоря, я тоже не могу этого гарантировать. Это уровень, которого я еще не достиг. Тем не менее я действительно намерен изучить силу языка и постараться во время этого процесса найти способ избавить вас от бессмертия.

– Хм… – услышав Яна, мужчина погрузился в глубокое раздумье. Он размышлял гораздо дольше, чем ожидалось. Это потому, что это существо живет так долго? Спустя довольно длительный период, он таки обдумал предложение:

– Я Бертольдо.

– Что?

– Это мое имя, – наконец, мужчина озвучил свой ответ. Это не было ни согласием, ни отказом. Вместо этого он представился.

– Прошло так много времени с тех пор, как я назвал свое имя. Бертольдо, – повторил мужчина, как будто это было что-то новое. Около трехсот лет назад, после встречи с Мишелем Гринривером и уныния, которое он испытал из-за безрезультатного обещания, он все бросил. После возвращения на Стучащий Остров и бесцельного времяпрепровождения он впервые за триста лет произнес свое имя вслух.

– Следуй за мной. Я покажу тебе то, что ты хочешь.

Бертольдо направился к центру острова. Ян, конечно, следовал за ним, неся Кливена на руках.

– Даже после того, как Фран исчез, мы продолжали делать для него детей. Было так много гениальных. Ах, я имею в виду артефакты. Они для нас как дети, – начав говорить об артефактах, Бертольдо оживился. Не потому ли, что вновь возникло утраченное чувство того, что ты мастер своего дела?

– Наконец-то у этих детей будут родители. Это заняло слишком много времени.

Прибыв с Бертольдо в центр острова, Ян ничего не увидел вокруг. Что они здесь искали? Вскоре он получил ответ на свой вопрос.

– Это было где-то здесь, – Бертольдо сметал землю голыми руками, словно память его подводила. Вскоре под слоем пыли появилась поверхность земли со словами. Это было то самое место, которое искал Бертольдо.

*Срррррр!*

Это был не конец. Бертольдо стал вводить в землю ману. Как и в случае с Кливеном, так называемые мастера-ремесленники обладали многими характеристиками, сходными с магами.

«Есть подземный канал?»

Ян предположил, что это был секретный подземный канал. Но вскоре то, что показал Бертольдо, вышло далеко за рамки этого предположения.

*Крррррр…*

Последовал мощный толчок. Но это тоже было еще не все. Из-под земли начали появляться многочисленные искусственные формы, окрашенные в белый цвет, которые включали в себя колонны, стены, крыши, статуи, стулья и столы. Затем все они собрались вместе, чтобы сформировать «структуру».

– Не двигайся. Этот район безопасен, – Бертольдо привычно наблюдал, как строится здание.

«Храм?»

Строение было похоже на храм, белый храм. Если описывать его более красноречиво, то его можно рассматривать как «Храм Дракона», так как в нем имелось восемь больших статуй, каждая из которых изображала дракона.

– Как я уже говорил, Фран мечтал о теле дракона. Однако это не означает, что стремление каким-то образом превратилось в ревность или комплекс неполноценности. По крайней мере, так мне запомнилось. С самым чистым сердцем он жаждал и уважал совершенство драконьего тела, – сказал Бертольдо, наблюдая за белым храмом, который появился в центре острова. Он говорил тихо, словно предаваясь воспоминаниям:

– Видишь вон те статуи?

– Размеры меньше, чем у драконов, которых я видел, но в остальном они могут сойти за настоящих драконов.

– Это все работы Кливена, которого ты привел. Он скульптор. А я – мастер-портной.

Похоже, что каждый мастер-ремесленник имел свою специализацию. Те факты, когда Кливен сосредоточился на скульптуре, даже когда потерял память, и что Бертольдо сшил мантию для Мишеля Гринривера, были тому подтверждением.

– Каждая из этих статуй содержит артефакт, который каждый из нас создал, чтобы предложить его Франу. Эти статуи, на самом деле, являются хранилищами, которые ты вряд ли сможешь взломать с помощью грубой силы, раз даже Фран не мог.

Даже первый колдун, учитель драконов, не может их взломать? Этот факт невероятен, но кроме того, создатель этого – не кто иной, как мальчишка Кливен. Вероятно, он не был таким мальцом, основываясь на времени, которое прожил, но в любом случае это оставалось невероятным.

– Сейчас есть только один ребенок, которого я могу тебе подарить. Другие статуи могут быть открыты только их родителями, то есть соответствующими мастерами, создателями, – Бертольдо остановился перед самой левой статуей.

– Ты понимаешь, что я имею в виду?

– Вы говорите, что вам нужна помощь других ремесленников, чтобы получить оставшиеся артефакты?

– Верно.

Они не могут умереть и живут где-то в мире. Желание получить другие артефакты подразумевало найти этих мастеров и привезти сюда.

– Сначала я познакомлю тебя со своим детищем, – когда Бертольдо начал вводить ману в статую дракона, пасть статуи широко раскрылась. Кроме того, из нее вырвался яркий белый свет, как будто произошел взрыв.

– У него еще нет имени. Это традиция давать имя в зависимости от владельца. Поскольку ты сказал, что тебя зовут Ян Пэйдж, имя этого ребенка…

Когда свет почти рассеялся, из пасти статуи выпало голубое одеяние. Учитывая артефакт Мишеля Гринривера, складывалось впечатление, что темно-синий был любимым цветом Бертольдо.

– Мантия Яна Пэйджа, думаю, это подойдет.

Мантия Яна Пэйджа, синее одеяние, которое было легче пера, приземлилось на руки Яна. Это была идеальная посадка, как будто она узнала своего владельца.

– Тебе нравится?

– Возможно. Я пока не уверен…

– Пожалуйста, примерь, – в голосе Бертольдо звучала уверенность.

Что за сила в этом одеянии, что человек так сильно уверен? Ожидание Яна значительно возросло.

– Я говорю это из беспокойства, но не удивляйся. Это мантия, которая сделает мечту, о которой хоть раз в жизни грезил любой, кто хоть как-то знает магию, реальностью.

Оставить комментарий