Глава 82.2. Ловушка (часть 2)

Ян Пэйдж обратился к нему с непростой просьбой: продать предмет на тайном аукционе, проводимом для знати, и попросить, чтобы принцесса Хайри Гринривер стала участником аукциона. Кроме того, они позже сообщат ему об изменениях в торговой политике Башни Слоновой Кости, что были обещаны ему в качестве награды.

«Они не откажутся от своих слов».

В любом случае, это Башня Слоновой Кости. Нет нужды спрашивать, сдержат ли они свое обещание. В любом случае, он не мог отказаться. Отказать в просьбе Повелителю Башни Слоновой кости? Не просто одному из магов, а лично Повелителю Башни?

«Так или иначе, это должно было случиться».

С того момента, как шесть лет назад они встретились с Яном Пэйджем, судьба Роберто изменилась. По крайней мере, он так думал.

«Я — Роберто Фориан».

Похоже, это будет длинный день.

* * *

Сколько уже времени прошло с тех пор?

Когда на землю опустились сумерки, начался долгожданный тайный аукцион.

— Второй лот предоставлен компанией Мортон.

Множество дворян пришло на аукцион, организованный Оберном Паркером. Там были совершенно разные люди, от глубоко уважаемых дам до почтенных представителей и наследников знатных родов, второй и третий герцог. Общим было лишь то, что из каждой семьи присутствовало лишь по одному человеку. Другими словами, это означало, что все они пришли сюда, чтобы представить свою семью.

— Легендарный Красный Дракон, чья кожа и чешуя выглядят словно вино — этот художник запечатлел его величественный образ на своей картине! Одна из работ, оставленных гениальным художником княжества, Альбионом Коско…

Голос аукциониста раздался из усиливающих кристаллов и разнесся по особняку Паркера. Конечно, все участники были дворянами, поэтому они не могли пригласить обычного аукциониста.

«Предмет Дракона будет выставлен последним».

Тем временем, в особняке находились не только дворяне. Ян сидел с ними, незаметный для других участников.

«Невидимость».

Заклинание, которое обманывает чужие глаза и делает мага невидимым для других.

«Если здесь есть что-то, имеющее отношение к Драгониану…»

Ян действительно использовал книгу Драконов в качестве приманки. Он не мог предложить поддельный предмет, не принадлежавший семье, не существовало никакого способа воссоздать уникальную магию Драконов, исходящую от книги.

«Я, несомненно, сделаю ставку».

Вне зависимости от того, насколько высокой станет цена, почувствовав силу и притягательную магию, они непременно станут одержимы приманкой Яна, предметом, принадлежавшим Дракону.

— Настал момент, которого вы так долго ждали. Последний лот сегодняшнего аукциона, заранее отобранный герцогом Оберном Паркером! Нет нужды много рассказывать о нем, его ценность будет очевидна даже ребенку. Итак, представляем вашему вниманию…

Над аукционным помостом поднялся пьедестал, на котором лежала большая книга. С первого взгляда было понятно, что она сделана не человеком. Когда книга появилась, зал замер, участники не могли проронить ни слова.

— Великолепный экспонат, доставленный нам компанией Фориан из государства Холодного Леса. Его название — …

Аукционер намеренно сделал паузу, подогревая интерес участников.

— Язык Драконов.

Наконец, Язык Драконов был выставлен на аукцион. От одного взгляда на этот предмет захватывало дух. Коллекционеры всю жизнь искали подобные редкости. Все взгляды были прикованы к книге, а ее мощь подавляла. Аукционист открыл книгу, чтобы продемонстрировать ее содержание, завершающее идеальное впечатление. Книга была заполнена незнакомым символами, но они совсем не выглядели как случайные каракули.

— Пятьдесят тысяч золотых.

На мгновение все замерли. И вот, начались первые торги. Как правило, минимальная ставка начиналась с пяти тысяч золотых.

— Начальная ставка — пять, пятьдесят тысяч!

Участники были шокированы, пятьдесят тысяч — это огромное количество золота. Всеобщее внимание обратилось на человека, сделавшего ставку. Одного взгляда было достаточно, чтобы их сердца забились как сумасшедшие. Принцесса из королевской семьи, Хайри Гринривер.

— Пятьдесят тысяч золота, кажется…

— Такая высокая начальная ставка?

— Более того, ее сделала госпожа принцесса…

Дворяне зашептались между собой. Рассуждая так же, как Оберн, они могли понять, почему принцесса поддалась всеобщему увлечению, но они не ожидали от нее такой высокой ставки.

— Пятьдесят тысяч золотых! Кто предложит больше?

Никто не знал, что принцесса не собиралась оплачивать ставку из собственных денег, и тем более, они не знали, что средства от продажи лота вернутся назад к покупателю.

Кроме того, торги только начинались.

— Шестьдесят тысяч золота.

Появился новый участник торгов — организатор аукциона, Оберн Паркер.

— Сам герцог Оберн…?

— Ему ведь нельзя участвовать, поскольку он является организатором…

— Сто тысяч золотых.

Принцесса Хайри Гринривер подняла ставку до ста тысяч золотых. Это была огромная сумма. Теперь торги выходили за грань роскоши.

— …

Слегка взволнованный Оберн Паркер посмотрел на принцессу. Он не предполагал, что кто-то сделает ставку в сто тысяч золотых. Сможет ли принцесса выплатить эту сумму?

«Я не понимаю, это что, какой-то розыгрыш?»

Оберн счел такое возможным, поскольку принцесса Хайри могла многого не знать об этих аукционах. Если ее нрав был похож на характер принца Орабина, тогда ему придется сыграть, в предлагаемую ей игру.

«Если она собирается вести торги таким образом, мне нужно взять себя в руки».

Это было его личным суждением, но не успел он приступить к выполнению своего плана, как к нему вернулся его новый хозяин, голос Святого Духа.

(Ты должен непременно заполучить ее! Любым способом! Неважно, сколько она будет стоить!)

Оберн не понимал, откуда раздался этот голос. Он просто последовал приказу.

— Сто пятьдесят тысяч золо…

— Двести тысяч золотых…

Оберн даже не успел договорить, как принцесса подняла ставку до двухсот тысяч.

Взгляды всех присутствующих наполнились изумлением. Некоторые были так шокированы, что не могли даже пошевелить губами.

Оберн убедился, что это была игра.

— Двести пятьдесят тысяч золо…

— Триста тысяч золотых…

Оберн не понял, в какой момент цена взлетела так высоко. Его голос задрожал от волнения.

— Пятьсот тысяч золотых! Пятьсот тысяч золотых!

Теперь цена книги на языке Драконов превысила стоимость огромного особняка. Даже в глазах принцессы промелькнуло беспокойство. Это не та сумма, которую можно спокойно потратить.

«Господин Ян попросил меня поднять цену ровно до одного миллиона золотых».

Принцесса пришла сюда по просьбе Яна. Ей так же, как и компании Фориан, была обещана награда за помощь. Ян пообещал, что немедленно станет ее «вторым наставником».

«Если я продолжу делать ставки до тех пор, пока цена не достигнет миллиона, дворяне станут странно смотреть на меня… однако все будет хорошо, если я смогу последовать за господином Яном».

Это было непростое обещание. Став ее вторым учителем, он нарушит закон и станет преступником, незаконно обучающим мага. На самом деле, Ян понял ее суть в тот момент, когда она согласилась.

«Если бы он мог помочь, не вовлекая меня в это, если бы только им всем ничего не угрожало…»

Принцесса в последний раз собралась с силами.

— Один миллион золотых.

Услышав это, все участники замолкли. Как долго будет продолжаться это молчание?

— Два миллиона… золотых.

Оберн Паркер поднял цену до двух миллионов золотых. Никто не мог понять его поступок. Принцесса больше не могла поднять ставку, даже если бы захотела.

— … два, два миллиона золотых. Будут другие ставки? Я начинаю отсчет до пяти. Раз! Два!

Отсчет начался.

— Три! Четыре!

Последнее число.

— Пять!

На этом торги за книгу на языке Драконов завершились. С самого начала вся эта ситуация казалась организатору, дворянам и победителю аукциона, Оберну Паркеру, чем-то нелепым.

«Я попросил».

Колоссальная сумма в два миллиона золотых. Сумма, которую никто никогда не вложил бы в хобби. Независимо от того, сколько денег имелось в обороте. Ему нужно было отложить их.

«Это не твоя воля».

Ян был уверен, что это неспроста. Оберн Паркер, благородный дворянин, за ним, несомненно, кто-то стоял. Было существо, страстно желавшее заполучить Язык Драконов, вне зависимости от того, было оно Драконом или нет.

«Пора идти».