Глава 509. Пятнадцать минут

Опция "Закладки" ()

Король Кессель восседал на высоком троне и тихо смотрел на Фалеса.

Его взгляд был спокойным и равнодушным, а движения вялыми. Он полностью отличался от внушающей страх мощи короля Нувена и агрессивного присутствия короля Чэпмена.

Однако Фалес ни на секунду не расслаблялся.

Принц сглотнул, изо всех сил пытаясь расслабить напряжённые мускулы и разум.

До этого дня Фалес не понимал своего отца.

Каким он был человеком?

Чёрствым? Спокойным? Могущественным?

Возможно.

Помимо проведённого в семейной гробнице опыта, в которой Фалес лишь слушал Кесселя, но ничего не говорил, за всё время он не сказал Кесселю Пятому и десяти предложений.

Фалес даже подозревал, что за шесть лет они провели наедине не больше пятнадцати минут.

В его короткой жизни король Железная Рука был подобен тёмному облаку, зависшему у него над головой. Он находился высоко, но при этом всегда бросал на Фалеса тень, которая его поглощала.

Будь то Национальное Собрание, переговоры в Экстедте, ночь Драконьей Крови, день слушания государственных дел в Драконьих Облаках, искренний совет от Гилберта или критика от Кошдера, Одноглазого Дракона: все эти события постоянно напоминали Фалесу, каким человеком был его отец.

Однако когда ему пришлось напрямую встретиться с этим тёмным облаком, он обнаружил, что всё ещё не готов.

Фалес по-прежнему не знал, как себя вести с королём.

— Вы ошибаетесь. — Фалес опустил голову, избегая взгляда Кесселя, вызывающего у него беспокойство. Он сделал глубокий вдох и попытался избавиться от негативных эмоций, которые после описания короля стали для него более очевидными. — Я не испытываю тревогу. По правде говоря, пожив в Экстедте и вернувшись в королевство…

Однако король не дал ему возможности себя защитить.

— Тебе показался этот тон знакомым?

Кессель больше не смотрел на Фалеса. Его губы изогнулись в причудливую дугу. Он выглядел презрительным.

Фалес быстро поднял голову. На его лице было написано недоумение.

«Знакомым?»

С трона раздался холодный голос короля:

— Этот мешок костей в Западной Пустыне должен был притвориться таинственным, как это сделал я, чтобы обмануть и запугать тебя, говоря о различных несвязанных вещах, не так ли?

Фалес нахмурился.

«Мешок костей в Западной Пустыне? Притвориться таинственным, говорить о различных несвязанных вещах? Обмануть и запугать?»

Фалес кое-что понял.

Он вспомнил, что сказал Гилберту Адриан.

«„Его сильно заинтересовали почтовые вороны, прилетевшие вчера из Западной Пустыни“».

«Почтовые вороны из Западной Пустыни…»

Раздумывая над намерениями короля, Фалес выдохнул и спокойно ответил:

— Да, Факенхаз на самом деле приходил ко мне, но я…

К сожалению для него, король продолжал не давать ему шанса объясниться.

Или лучше сказать, ему было плевать на его слова.

— Где меч? — спокойно перебил принца Кессель. — Где национальный меч Древней Империи, являющийся подарком престижной семьи Четырёхглазого Черепа, заставившим некоторых людей встревожиться и испытать подозрения, других возликовать, а также выступить людей по всему королевству с бесконечными спекуляциями?

Фалес запнулся.

Как он и ожидал, Кесселю стало известно о Часовом.

Должно быть… о нём ему рассказал Легендарное Крыло.

Фалес ответил громким уверенным голосом:

— Он в моём багаже. О нём заботятся подчинённые лорда Маллоса, но…

— Нет, — король Кессель в третий раз прервал герцога Звёздного Озера. — Он не там. — Король медленно откинулся на спинку трона. — Он в твоём сердце.

Фалес опешил.

Кессель Пятый посмотрел на герцога Звёздного Озера равнодушным взглядом.

— И ты даже не знаешь, куда он ударит.

Фалес долго ничего не говорил.

Очевидно, король был недоволен тем, что произошло в Западной Пустыне.

Однако…

— Я сожалею о том, что произошло в Западной Пустыне. — Фалес изо всех сил пытался восстановить самообладание. Он делал всё, чтобы относиться к человеку перед собой как к вассалам на Севере, с которыми он вёл переговоры. — Но Факенхаз пришёл ко мне, потому что…

Однако ему не удалось закончить.

— Когда я отправил тебя на Север…

Манера речи короля Кесселя отличалась от манер речи северян и людей из Западной Пустыни. Его тон был лёгким, а интонации незначительными.

Однако перебивания короля Созвездия, доставляемые тихим голосом, не проигрывали устрашающему голосу короля Чэпмена и тревожным словам Факенхаза.

— Я не возлагал на тебя больших ожиданий.

Фалес лишился дара речи.

Король Кессель сгорбился на троне. Его поза говорила о расслабленности, но его взгляд не покидал Фалеса.

— По крайней мере, они были не настолько высоки, чтобы я ожидал, что ты перестроишь Север и коронуешь нового короля.

«Перестроишь Север и коронуешь нового короля».

Фалес закрыл рот, почувствовав вес этих слов, а также слабое презрение и критику в них.

«Всё верно. Перестройка… новый король…»

Он на самом деле сделал это шесть лет назад. Драконьи Облака пропитались кровью и наполнились трупами. Дворец Героичного Духа находился в критическом состоянии на грани конфронтации.

Подросток прикусил нижнюю губу.

Фалес с лёгким недовольством поднял взгляд и произнёс:

— Я не планировал этого, но…

Ему казалось, что при разговоре о событиях шестилетней давности он вспомнит испытанную им несправедливость в тот год и с холодным фырканьем спросит у короля о его схемах. Фалес даже собирался посмеяться над неудачей Секретной Разведки и спросить у Кесселя, почему тот поставил его в такое опасное положение.

Однако сейчас, увидев спокойный взгляд Кесселя, он понял, что королю плевать.

Тихий голос произнёс в сердце Фалеса: «Ему всё равно».

Принц поджал губы.

В итоге он загнал возмущение на дно своего сердца, склонил голову на бок и произнёс:

— Это была… случайность.

Тишина.

Фалес не привык к темноте в зале собраний. Шесть лет назад это место было ярко освещено.

Он внезапно вспомнил единственный день, который он провёл во Дворце Возрождения. Он вспомнил своё первое впечатление об этом месте: холодная комната, твёрдая каменная кровать, просачивающийся в кости холод и тихая темнота.

Тогда Дворец Возрождения напомнил ему… Заброшенные Дома.

— Нет, — тихо фыркнул король, возвращая Фалеса к реальности. — Это была не случайность. — Кессель посмотрел на своего сына и произнёс причудливым тоном: — Это ты случайность.

Сердцебиение Фалеса ускорилось.

— По крайней мере, это то, что сообщила мне Секретная Разведка.

«Секретная Разведка».

Сердце Фалеса потонуло.

«Снова Секретная Разведка».

Король слегка прищурился.

— Ты должен понять. Есть мало вещей в мире, которые могут удивить нашу Секретную Разведку.

«Дело не в этом» — мысленно возразил ему Фалес.

Услышав о Секретной Разведке и вспомнив о многочисленных перебиваниях, подавленное Фалесом недовольство снова вышло наружу.

— Хорошо, — Фалес сделал глубокий вдох. — Я скажу так: если имела место случайность, она произошла потому, что вы… — Фалес остановился на мгновение и изменил формулировку: — Потому что они не доверяли мне.

Лампы в зале предоставляли недостаточно света. Трон короля купался в тенях.

Король Кессель хмыкнул и произнёс слова, звучащие как вопрос, но не являющиеся ими:

— Они не доверяли тебе?

Фалес фыркнул.

— Да. Будь то бедствие или Лэмпард, Секретная Разведка сохранила втайне всю информацию до начала своей операции, оставляя меня в неведении, несмотря на то, что это могло мне навредить и в итоге навредило. — Принц выдохнул: — Я несколько раз чуть не умер.

Фалес посмотрел на короля, желая что-то увидеть в тусклом свете.

В зале собраний на несколько секунд установилась тишина.

В итоге Фалес оказался разочарован поведением короля. Тот продолжал расслабленно сидеть на троне. Его тон нисколько не изменился.

— Правда?

Отчуждённость короля заставила Фалеса инстинктивно сжать кулаки.

— У меня не было выбора. — Фалес почувствовал, что его тон становится более напористым и дерзким. — Мне пришлось адаптироваться к ситуации и искать путь к выживанию.

Король продолжал оставаться в прежней позе.

Фалес посмурнел.

— Да! — повысив голос, недовольно произнёс он. — Как для себя, так и для… — принц остановился на мгновение, посмотрел на короля и добавил: — …Созвездия.

Взгляд Кесселя было трудно расшифровать. Однако на этот раз его слова были другими.

— Как-то, что ты сделал во время Национального Собрания?

Фалес застыл на мгновение.

«Национальное Собрание».

Он внезапно вспомнил, что шесть лет назад он не захотел быть марионеткой во время собрания. В итоге, когда он заговорил, его слова ошеломили толпу. Именно тогда он сделал выговор вассалам королевства.

Эмоции Фалеса слегка изменились.

— Да, — кивнул он. Голос принца помрачнел. — Мне… пришлось это сделать.

Король поднял голову и посмотрел в другой конец зала, словно задумался о чём-то.

Спустя несколько секунд он снова тихо фыркнул.

— Тебе пришлось это сделать, потому что они не доверяли тебе. — Король повернул в руках скипетр и произнёс задумчиво: — Верно?

Фалес не знал, что на это ответить.

Возможно, он слишком долго не встречался с Кесселем или возможно на его восприятие короля повлияли слухи, которые он слышал в последние годы, но в данный момент Фалес обнаружил, что не может расшифровать эмоции и действия верховного короля.

Словно их разделяла завеса.

Фалес никогда не испытывал подобного чувства, имея дело с Нувеном, Лэмпардом, пятью эрцгерцогами Севера и тремя герцогами Созвездия.

Король тихо хмыкнул. В следующее мгновение Кессель поднял голову и посмотрел на Фалеса спокойным и глубоким взглядом.

— Ты хочешь сказать, что они не верили, что ты можешь побрататься с королём Нувеном, что после его смерти тебя окружат проблемы, которых не должно было быть; что ты попадёшь в руки врага и будешь вынужден контратаковать в отчаянной ситуации, вернуться во Дворец Героичного Духа и короновать нового короля?

Фалес вздрогнул.

Король Кессель продолжил. Его слова содержали в себе уникальный шарм.

— Или ты хочешь сказать, что они не верили, что ты можешь так сильно сблизиться с девчонкой из Драконьих Облаков, что откажешься от всего, чтобы остаться с ней, публично разорвёшь связи со всеми её вассалами и втайне встретишься с Лэмпардом, чтобы найти другой путь?

Фалес ощутил лёгкую сухость во рту.

Король продолжил холодно улыбаться.

— Или может они не верили, что ты скроешь свою личность в Западной Пустыне, чтобы сформировать теневые связи с группой наёмников, пока твоя личность не будет раскрыта; что ты будешь угрожать барону Лагеря Клинковых Клыков и…

Король ухмыльнулся, не став продолжать.

Но этого было достаточно.

Фалес закрыл глаза и сделал глубокий вдох.

«Я знал. Он знает. Ему обо всём известно, но…»

Фалес внезапно осознал, что все аргументы, которые он сформировал шесть лет назад, опираясь на собственные силы, стали бессильными перед этими несколькими предложениями.

Он мог объяснить свои действия, но будь то действия Асды и Гизы во врем ночи Драконьей Крови, подноготная Маленькой Негодницы, Быстрая Верёвка или секрет бывших Королевских Гвардейцев…

Он не мог ничего из этого рассказать.

Фалес открыл глаза и произнёс с трудом:

— Это то, что вам доложила Секретная Разведка?

На этот раз король посмотрел на него особенно долгим взглядом.

В итоге король Кессель снова заговорил, но его тон постепенно посуровел.

— Морат сказал, что ты не можешь объясниться, хотя ты принц. Ты медленно улучшаешься. Каждый раз, когда ты действуешь безрассудно, ты заставляешь других разбираться с созданными тобой проблемами, — Кессель сузил глаза. — Или, говоря их словами, прибирать за тобой мусор.

Взгляд принца застыл.

«Морат».

Фалес протяжно выдохнул и улыбнулся уродливой улыбкой, даже более уродливой, чем плачущее лицо.

— Я понимаю и я… мне очень жаль.

Однако король лишь хмыкнул.

— Но Гилберт продолжает говорить, что ты очень быстро улучшаешься. Ты учишься на сложных ситуациях и растёшь, переживая трудности. Каждый полученный опыт делает тебя мудрее. Ты редкий гений.

«Гилберт».

Сердце Фалеса потеплело.

— Он-он слишком высокого мнения обо мне.

Кессель смерил его взглядом и перестал крутить скипетр в руках.

— Но у Аиды есть третье мнение…

«Аи…»

Услышав это имя, Фалес опешил на мгновение.

— Кого? — Фалес озадаченно поднял взгляд.

Король перестал облокачиваться на спинку трона. Он наклонился вперёд и пристально посмотрел на принца.

— В своём письме она говорит, что ты улучшаешься слишком медленно, но одновременно слишком быстро, и это сбивает её с толку.

«Что… Что?»

Переварив услышанное, Фалес произнёс с неверием:

— А-Аида?

Перед его взором появилась безумная и энергичная коротышка.

Фалес с расширенными глазами с трудом шевельнул губами.

«Она умеет… писать письма? Кессель лжёт, да?»

Однако Кесселю Пятому это явно не казалось забавным. Король продолжил говорить в своём темпе:

— Она написала, что ты улучшаешься слишком медленно, настолько медленно, что не имеешь храбрости отправиться с ней в лес за пределами Драконьих Облаков, чтобы поохотиться на кроликов.

Лицо Фалеса потемнело.

Его отец снова холодно фыркнул.

— Но ты также улучшаешься слишком быстро, настолько быстро, что каждый раз, когда она хочет втайне отправиться на охоту, ты узнаёшь об этом загодя и отправляешь кого-то, чтобы за ней присмотреть.

Фалес повторил про себя слова короля, чтобы подтвердить, что он не ослышался.

— Хорошо, всё так и есть. Но разве охота Аиды на кроликов так важна? — озадаченно произнёс он.

Король не ответил. Он лишь посмотрел на принца в тусклом свете ламп.

Благодаря упоминанию Аиды настроение Фалеса слегка приподнялось, однако взгляд короля снова заставил его сердце напрячься.

— Но я могу сказать, что ты на самом деле изменился за шесть лет, — тихо произнёс король.

Фалес опешил на мгновение.

Он медленно повернул голову, чтобы избежать взгляда короля, смотрящего на него сверху вниз.

— Шесть лет это долгий срок.

Однако Кессель покачал головой.

— Нет. Морат и Гилберт ошибаются, — тихо произнёс король.

Дыхание Фалеса ускорилось.

Взгляд короля заострился.

— Что же до Аиды? Хмпф…

Слова Кесселя были очень странными. Фалес не мог сказать, относится ли король к Аиде с презрением или сентиментальностью.

Этот вопрос пробудил в нём любопытство.

Ему стало интересно, сможет ли Чёрный Пророк Морат, умеющий распознавать ложь, прочитать короля?

— Нет… — слова короля снова привлекли внимание Фалеса. — Ты не улучшаешься достаточно быстро, но ты и не улучшаешься достаточно медленно, — апатично произнёс король.

Между бровями Фалеса появилась лёгкая складка.

— Я… не понимаю.

К счастью, на этот раз король не стал его перебивать или менять тему.

Однако следующие слова Кесселя содержали в себе глубокое значение, ошеломившее Фалеса.

Король Кессель поднял голову и посмотрел в потолок. Его взгляд расфокусировался, словно он смотрел в прошлое.

— Если бы ты улучшился слишком быстро, твоё взросление было бы неожиданным, но удовлетворительным. За шесть лет ты бы смог в одиночку взвалить себе на плечи вес всего Созвездия, но этого не произошло.

После этих слов король снова посмотрел на Фалеса. Его взгляд опять стал холодным и равнодушным.

«Взвалить… на плечи вес всего Созвездия».

Фалес сглотнул, чувствуя, как напрягается всё его тело.

В глазах короля появился намёк на разочарование. Он опустил голову и посмотрел на свою раскрытую левую ладонь. Его голос стал слегка опустошённым.

— Если бы ты улучшался медленно, ты бы прилежно исполнял свои обязанности и действовал в соответствии с установленным порядком. Ты бы рос достаточно медленно, чтобы мы постепенно сняли с твоих плеч бремя королевства, но этого также не произошло.

Король сжал кулаки и снова посмотрел на Фалеса. Его взгляд похолодел.

«Прилежно исполнял свои обязанности и действовал в соответствии с установленным порядком…»

Фалес кое-что понял из того, что пытался сказать ему Кессель. Однако он не знал, что ему ответить.

— В данный момент ты улучшаешься не быстро, но и не медленно, — холодно произнёс король. Его тон продолжал становиться холоднее. — Ты застрял между двумя крайностями. — Кессель холодно фыркнул с намёком на презрение и разочарование. — Ты превзошёл ожидания, но также оказался разочарованием, — покачал он головой.

Фалес сделал несколько глубоких вдохов. Он хотел что-то сказать, но не мог этого сделать.

На этот раз тишина между отцом и сыном продлилась особенно долго.

Они лишь смотрел друг на друга и не говорили ни слова. Тишина продлилась до того момента, пока Фалес больше не мог подавлять депрессивные чувства в своём сердце.

— Я… — Фалес остановился на мгновение. Мрачно выдохнув несколько раз, он попытался рассмеяться, но не смог этого сделать. — Я думал, что когда вернусь в Вечную Звезду, вы поговорите со мной о каких-то позитивных темах, например, о воссоединении отца и сына, отец.

Фалес повернул голову и попытался сказать что-то, что сможет разрядить обстановку.

Однако Кессель явно не имел подобных намерений.

— А я думал, что пройдя через столько трудностей, ты поймёшь, что значит жить в Созвездии, принц. — Взгляд короля запылал, а тон наполнился зимним холодом.

Фалес застыл.

Кессель посмотрел на Фалеса и презрительно фыркнул.

— К счастью, у нас ещё есть время, чтобы научить тебя, как снова стать принцем Созвездия.

«Снова стать принцем Созвездия».

Фалес промолчал.

Он лишь почувствовал, как в его сердце пробуждаются странные эмоции, заставляющие его испытывать дискомфорт во всём теле и от которых он не мог избавиться.

Однако в итоге он промолчал.

— Приветственный банкет по случаю твоего возвращения в королевство пройдёт неделей позже, после того как ты снова покажешься на людях.

Король повернул голову в сторону и никак не отреагировал на молчание Фалеса. Фалес не знал, воспринимает ли Кессель его молчание как молчаливое согласие или ему просто плевать.

— В это время постарайся не высовываться и позволь королевству медленно переварить новости о возвращении наследника. Больше не делай ничего, что ты «должен» делать, ты меня понял?

Фалес продолжал молчать. Спустя несколько секунд он произнёс с трудом:

— Как шесть лет назад?

Кессель Пятый поднял взгляд и протяжно ответил:

— Не говоря уже о том, что было шесть лет назад.

Фалес прирос к месту.

Спустя несколько секунд…

— Да, Ваше Величество. — Фалес охрип, звуча как старый ржавый механизм.

Кессель задержал на нём на несколько секунд взгляд и медленно произнёс:

— Хорошо, сын.

Голос короля был наполнен лёгкой насмешкой.

Кессель Пятый откинулся на спинку трона и снова погрузился в тени.

Зал для собраний снова погрузился в тишину.

Фалес сделал несколько вдохов, чтобы успокоить колотящееся сердце.

— Полагаю, вам больше нечего сказать, Ваше Величество, — заставил себя произнести с уважением принц.

Человек на троне не ответил.

Фалес воспринял его молчание за согласие.

Герцог Звёздного Озера слегка поклонился и со сложными и неописуемыми эмоции направился туда, откуда пришёл.

— Стой.

В зале эхом прозвучали слова короля.

Фалес остановился.

— Ваше Величество, что-то ещё?

Однако король Кессель лишь покачал головой в тенях.

— Ничего, но ты должен остаться здесь, по меньшей мере, на пятнадцать минут, — холодно произнёс король.

Фалес был ошеломлён.

— Зачем?

Кессель сохранил свою позу. В тенях лишь холодно блестели два его глаза, создавая контраст со Скипетром Созвездия в его руках.

— Потому что для посторонних столько должен длиться позитивный разговор между отцом и сыном.

Дыхание Фалеса застыло.

Он с трудом сглотнул.

«Понятно. Значит, воссоединение короля и принца… стоит всего пятнадцать минут».

Второй принц развернулся и посмотрел на своего отца на троне.

— Но нам не нужно это время, — слегка удручённо произнёс он.

— Нам — нет, но оно нужно королевству, — фыркнул Кессель.

Сердце Фалеса снова наполнилось недовольством.

«Понятно. Мне не нужно тревожиться, потому что-то, что должно было произойти шесть лет назад, всё равно произойдёт шесть лет спустя».

Фалес выровнял дыхание и холодно хмыкнул.

— Значит, мне нужно находиться здесь в течение пятнадцати минут, потому что лишь так королевство не узнает о конфликте между членами королевской семьи и отчуждённости между отцом и сыном, верно?

Тень на троне слегка застыла перед лицом провокационных слов принца.

Спустя несколько секунд король Кессель холодно фыркнул.

— Они не знали об этом, пока ты не получил этот меч. — Слова короля пронизывали до костей.

«Этот меч?»

Фалес застыл. Он не понимал.

— Этот меч всего лишь…

Однако Кессель повысил голос и прервал его:

— Но они всё ещё не знают. — В какой-то момент король перестал облокачиваться на спинку трона. Он холодно уставился на Фалеса таким взглядом, словно смотрел на своего врага. — Потому что мне пришлось убрать все законы в Западной Пустыне, от закона на налог, измерения земли и даже воинской повинности, чтобы продемонстрировать добрую волю к твоим новым друзьям.

«Новым друзьям».

Мыслительный процесс Фалеса со скрипом остановился.

— И всё из-за твоего проклятого меча, — прошипел Кессель.

Фалес нахмурился перед лицом короля, чей внешний вид никак не изменился, но чьи эмоции стали холоднее зимы. Он ничего не понимал.

— Если вы недовольны этим, я могу в любой момент вернуть меч. Вам больше не придётся обращать на меня внимание, и вы сможете продолжить реализовывать свои планы по покорению Западной Пустыни…

— Но изменит ли это тебя? — внезапно произнёс король.

Фалес застыл на месте.

— Изменит… что? — озадаченно произнёс он.

Кессель сузил глаза на троне.

— Ты чему-нибудь научился в своём путешествии, в котором несколько раз чуть не умер?

Настроение Фалеса ещё сильнее испортилось.

Спустя несколько секунд он произнёс тихо:

— Да, я научился многим вещам.

— Нет, — твёрдо произнёс Кессель. — Если бы ты чему-то научился, то ты бы знал, что если бы не этот меч, то ты бы не стал герцогом Звёздного Озера.

Король Созвездия посмотрел на герцога Звёздного Озера пылающим гневом взглядом.

Фалес был ошеломлён.

— Почему? — непроизвольно спросил он.

Казалось, в зале для собраний стало ещё темнее.

— Почему? — Король Кессель был так разгневан, что даже рассмеялся. Холодно рассмеявшись, он постучал по полу скипетром, отправляя в зал гулять гулкое эхо. — Потому что ты… недостоин.

«Недостоин».

После последних слов короля всё тело Фалеса застыло.

Однако у него не было шанса всё обдумать или выступить с ответом.

— Гилберт, Адриан!

Кессель Пятый больше не смотрел на Фалеса. Его громкий и холодный голос наполнил зал.

Дверь в каменный зал отворилась, после чего раздались две пары расслабленных шагов.

Позади Фалеса раздался слегка озадаченный голос Гилберта:

— Ваше Величество, что…

Однако король прервал его. Его тон был твёрдым и беспрекословным.

— Пусть герольд напишет… нет. Гилберт, ты лично напишешь указ от моего имени. Тот, который предназначен для народа.

На лице Гилберта появилось удивлённое выражение.

— Принц Фалес издалека вернулся в королевство. Чтобы воздать должное его славным достижениям и продемонстрировать его благородный статус… — Король Созвездия остановился на мгновение, после чего фыркнул и продолжил: — …вместе с моим доверием и любовью…

Фалес сжал зубы, услышав эти слова.

Кессель смерил взглядом сына и под озадаченным взглядом Гилберта тихо произнёс:

— С этого дня Миндис Холл, расположенный в Сумеречном округе среди имений королевской семьи, будет принадлежать герцогу Звёздного Озера. Он станет его особым местом проживания.

Гилберт посмотрел на Фалеса. Взгляд министра Иностранных Дел наполнился радостью вперемешку с замешательством.

— Да, Ваше Величество, — быстро и покорно кивнул он.

Фалес медленно поднял взгляд, обнаруживая, что король Кессель даже не смотрит на него.

Однако король ещё не закончил раздавать приказы.

— Адриан, ты отправишься с герцогом. Путь твои люди сопроводят его в Миндис Холл. Ему должно быть знакомо это место.

Казалось, Гилберт хотел что-то сказать, но в итоге он промолчал.

Адриан поклонился.

— Я всё понял, Ваше Величество.

И лишь Фалес молча остался стоять на своём месте.

Король холодно фыркнул и снова погрузился в тени.

— Разумеется, это должно быть сделано спустя пятнадцать минут.

Оставить комментарий