Том 8. Тьма, что чернее ночи

Опция "Закладки" ()

Есть легенда, которую, наверное, слышал каждый, — та, в которой говорится, что мир — это плоская круглая тарелка, покоящаяся на вершине шеста, стоящего в Море Хаоса. Я никогда по-настоящему в эту историю не верила.

Но узнав кое-что у Пречистой Библии, мое мнение начало меняться. Кажется, в некотором смысле, легенда была как минимум наполовину правдивой.

— Ра Тилт! — голос Амелии эхом разнёсся вокруг нас в пустой комнате. Лестница привела меня и Сильфиль в комнату, устроенную точно так же, как и предыдущая, с кристаллической колонной в центре и изображением внутри неё. Мы увидели, что Амелия сотворила своё заклинание, чтобы начать «игру» Фибрицио.

Но её заклинание не активировалось.

— Что?! — Амелия отступила назад, на её лице отражался шок. Фибрицио одарил её своей мальчишеской улыбкой.

— Мне не нужно творить защитных заклинаний против такой мелочи, — объяснил он. — Я могу просто подумать о нейтрализации твоего заклинания и пшик! Никакой активации.

Хреново. Очень хреново. Даже Гаав творил короткое заклинание своим ревом или чем-то там, чтобы нейтрализовать нашу магию. Фибрицио достаточно было мысли.

Мы конкретно попали.

Игнорируя полную бесполезность этого действия, Зелгадис закончил своё заклинание.

— Ра Тилт! — выкрикнул он.

Но оно также не сработало. Было очевидно, что единственный способ, которым Амелия или Зел могли, вероятно, нанести урон Фибрицио — это застать его врасплох — и у них не было особых шансов на это в открытой битве.

Может быть, я могла бы ударить по нему, если бы забежала в комнату? Это была неплохая идея, но у неё был один огромный недостаток: меня в комнате не было.

«Быстрее туда», — подумала я, когда Сильфиль и я сбежали по следующему лестничному пролету, который, как и предыдущий, был за кристаллической колонной.

***

Существует легенда, о которой слышали, наверное, все, — та, что говорит о Повелителе Кошмаров, Владыке Демонов над Владыками Демонов, падшем с Небес и погрузившемся в Море Хаоса. Когда я отправилась в Королевство Дилс с одной девушкой из моих родных мест, старый прорицатель рассказал её ей.

Но он ошибался.

Может, потому, что он узнал её из неоконченной рукописи Пречистой Библии, или, может, он её неверно интерпретировал. Но он ошибался.

Новый лестничный пролёт привёл Сильфиль и меня в ещё одну точно такую же комнату. Я начинала думать, что на самом деле мы никуда и не идём.

«Кажется, будто это одна и та же комната снова и снова», — со злостью подумала я. Как будто это та же хрень, что не пускала нас в здание этим утром! Игры разума Фибрицио по-настоящему начинали действовать мне на нервы.

Но выбора у нас не было — мы были вынуждены продолжать спускаться.

Амелия и Зел, тем временем, начали пробовать другие атакующие заклинания на Фибрицио. Они быстро пришли к выводу, что Ра Тилт ничего не даст.

— Копьё Эльмекии! — воскликнула Амелия.

— Гоз Ву Роу! — выкрикнул Зелгадис.

Фибрицио отбил копьё света Амелии одной рукой и придавил тень, которую Зел отправил по полу. Он поднял бровь.

У Амелии и Зела не было и шанса. Они начали беспокоиться и терять надежду, что и было, я уверена, целью Фибрицио.

— Огненный шар! — попыталась Амелия, либо окончательно утратив надежду, либо просто запаниковав.

Так как огненный шар не мог причинить абсолютно никакого урона Мазоку, Фибрицио просто рассмеялся. Он обиженно улыбнулся ей и даже не попытался увернуться или поставить блок.

Бу-ум!

Огненный шар врезался в Фибрицио и огонь разлился во все стороны. Воспользовавшись этой помехой, Зел запустил ещё одно заклинание.

— Ра Тилт! — выкрикнул он.

К сожалению, заклинание всё равно не активировалось. Дым от огненного шара рассеялся, снова явив Фибрицио.

— Вау, — произнёс он. — Вы пытались ослепить меня огненным шаром? Это так… непродуманно.

Зел стиснул зубы.

— Отлично, — прошипел он, доставая клэймор из-за спины.

Он начал творить другое заклинание.

— Астрал Вайн!

Влив магию в свой меч, он бросился прямо на Фибрицио.

Дзинь!

Зел рубанул мечом сверху вниз, но даже Фибрицио не шевельнулся. И о чудо, меч Зела разрубил Фибрицио напополам!

Ну, вообще-то, он прошёл сквозь него.

Но так и должно было быть — Фибрицио был духовной сущностью прежде всего, так что обычно он использовал какой-то метод материализации своего тела. Чтобы избежать атаки Зела, он, скорее всего, ослабил степень материализации.

Фибрицио даже не моргнул.

— И? — спросил он.

Зел молча пялился на него.

Амелия продолжала пытаться, но я видела, как она побледнела.

Фибрицио говорил, что всё выделилось из единого источника. Если это буквально так…

Игра заканчивалась. Амелия и Зел вовсе не были истощены, но все способы, которыми они могли атаковать, были пресечены один за другим. Они не смогли нанести ни единого серьёзного удара. Они, в конце концов, прекратили творить заклинания и просто смотрели на Фибрицио.

И лишь одно могло нарушить эту ситуацию: наше прибытие туда.

***

Сильфиль и я пробежали уже столько лестничных пролетов, что я потеряла им счёт. Все комнаты были идентичными, и таким образом, бесконечно бесящими, но мы, в конце концов, достигли той, у которой не было лестницы, ведущей вниз.

— Они должны быть где-то здесь! — воскликнула я, выбегая из комнаты. Там был коридор с лестницей в конце. Хотя ещё лестницы сводили меня с ума, тот факт, что мы были в месте, отличном от предыдущего, означал, что мы, возможно близко к остальным. Я хотела застать Фибрицио врасплох, когда мы, наконец, доберёмся до него, так что я начала творить Драгон Слэйв, сбегая вниз по коридору.

Далеко нам идти не пришлось. В конце новой лестницы был новый коридор с открытой дверью. Внутри я смогла увидеть маленькую темную фигуру, стоявшую лицом к двум людям, повернутым к нам спинами.

Туда!

Я ворвалась в комнату так быстро, как только позволяли мои ноги. В момент, когда взгляд Фибрицио переключился на меня, я высвободила своё заклинание.

— Драгон Слэйв! — практически завопила я.

И-и-и-и оно не активировалось. Проклятье! Он это предвидел. Как он это предвидел?

— Я это предвидел, — ответил самодовольно Фибрицио. Если бы я могла, я бы прошагала через комнату и свернула бы его тонкую шею.

И тут Сильфиль удивила нас всех.

— Драгон Слэйв! — воскликнула она.

Я развернулась к ней, мои глаза практически вылезли из орбит.

— Сильфиль?! — выпалила я. Драгон Слэйв, она?!

— Что?! — Фибрицио, что удивительно, казался таким же шокированным, как и я. Что ещё лучше, у него не было времени, нейтрализовать заклинание. Алый свет Драгон Слэйва распространился по комнате.

— Ра Тилт! — выкрикнули Амелия и Зел в унисон.

Фибрицио закричал в панике. Он, скорее всего, собирался использовать свою духовную силу, чтобы подавить Драгон Слэйв, но Амелия и Зел лишили его пространства для маневра. Два Ра Тилта активировались.

Вшу-ух!

Все тело Повелителя Ада Фибрицио поглотило пламя. Это был не обычный синий огонь Ра Тилт — пламя было белым. Тогда я подумала, почему оно сменило цвет… и тут меня озарило. Драгон Слэйв и Ра Тилт прореагировали между собой.

— Ра-а-а-а-а-а-а-а-агх! — заорал Фибрицио, когда белая колонна поглотила его. Это было самое приятное зрелище, которое я видела за долгое время.

Тело Фибрицио превратилось в тёмную тень внутри трёх заклинаний. Через секунду она распалась на части, не оставив внутри белого пламени ни следа демона.

Наконец, заклинания рассеялись. От Фибрицио не осталось ни следа.

Вау… Несколько минут мы все молчали. Мы смотрели на место, где стоял Фибрицио, мы слабо ощущали радость победы, в основном мы чувствовали растерянность.

— Мы… достали его? — пробормотал, наконец, Зел, нарушив молчание.

Сильфиль сглотнула.

— Кто знает? — ответила она, оглядываясь вокруг. Я видела, что она ещё не позволяла себе снижать бдительность.

Я нигде не чувствовала ничьего присутствия. Это было хороший знак, но сам по себе он не доказывал ничего.

В этот момент Амелия выкрикнула что-то и указала на кристалл. Я повернулась и увидела фигуру, возникшую из кристаллической колонны.

Чёрт! Мы встали в боевые стойки и начали творить заклинания. Если это возвращался этот ублюдок, мы были готовы встретить его!

Но фигура стала четче, и мы увидели, кто это на самом деле был. Это определённо не было возвращение Фибрицио.

Это был Гаурри.

— Господин Гаурри! — ахнула Сильфиль.

Он медленно возник из кристалла, как будто кто-то его вытолкнул оттуда. Выскользнув из кристалла, он упал на пол.

— Гаурри! — Прежде чем я смогла двинуться или слово сказать, Сильфиль бросилась к Гаурри и подхватила его в падении.

— Гаурри!

Я раскрыла рот, но внезапно поняла, что не знаю, что сказать.

«Ч-чего?» — подумала я. По каким-то причинам мне было трудно дышать. Мои ноги приросли к полу, полностью отказываясь двигаться вперёд. Я могла лишь смотреть на Сильфиль с Гаурри на руках.

— Ух, — наконец, сумела прохрипеть я. — Он, э… в порядке?

Не поворачивая голову, Сильфиль кивнула.

Он… он в порядке.

Я вздохнула, моё напряжение схлынуло. Он был в порядке. Гаурри вернулся, и с ним всё будет хорошо.

— Господин Гаурри, — с придыханием произнесла Сильфиль. — Господин Гаурри!

Наверное, из-за того, что Сильфиль столько его звала, Гаурри внезапно застонал.

— Н-н…

Если он пришёл в себя так быстро, он должен был быть жив-здоров. Это определённо облегчение.

Гаурри моргнул. Он, кажется, восстанавливался довольно быстро, потому что почти сразу же он начал оглядываться вокруг с растерянным лицом.

— Где… я? — пробормотал он.

Я сжала кулаки. Если он был в порядке, значит я могла сделать с ним это.

— Хайло Завалил, Гений! — заорала я, подпрыгивая.

Бамс!

Моя нога встретилась с его пустым черепом.

Сильфиль ахнула.

— Госпожа Лина! — закричала она.

Гаурри схватился за голову.

— Что ты делаешь?! — воскликнул он.

После первоначальной волны облегчения, во мне начала закипать неудержимая ярость. Весь гнев, отчаяние и негодование в один момент вырвались, подобно обжигающему и несущему разрушение огненному шару.

— Ты хоть понимаешь, как мы из-за тебя перепугались?! — проскрежетала я. — Я знаю, что Фибрицио чертовски силён, но ты даже не попытался сражаться, когда он схватил тебя! Ты что, принцесса в замке?!

Гаурри разинул рот, как театральная кукла.

— Чё?..

Я развернулась к нему спиной.

— Ладно! — рыкнула я. — Просто считай нас всех везунчиками, что мы всё ещё целы и невредимы. И благодари Сильфиль — если бы не она, ты бы так и гнил бы в этом кристалле! У нас не было способа спасти тебя.

— Что?! — Я услышала, каким растерянным был голос Гаурри, но, так как я развернулась, я не могла видеть выражение его лица. Я внезапно поняла, что я, наверное, и не хочу его видеть.

Я услышала голос Сильфиль.

— Господин Гаурри, — Её голос дрожал, — слава богу, Вы в порядке.

Гаурри молчал. Через секунду я услышала, как он ударил кулаком по ладони.

— Теперь я понял, — заявил он. — Этот парень похитил меня!

А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-Аргх!

— Ты Как Такое Забыть Мог?! — в унисон заорали на него мы.

Я поняла, что всё, что я ему кричала, скорее всего, прошло мимо его ушей. Идиот даже не понимал, что с ним произошло.

В конце концов, в этом весь Гаурри.

— Кстати, — сказал Гаурри, очевидно — и своевременно — догадываясь, каким идиотом он был. — Что случилось с тем парнем?

Сильфиль закусила губу.

— Если Господин Гаурри был освобожден, тогда это должно означать, что мы победили. Но я не думаю, что мы одержали настоящую победу.

Амелия громко шмыгнула носом и упёрла руки в бока.

— Конечно же мы победили его! — провозгласила она. — Наши сердца, любящие Справедливость, уничтожили Зло!

— Полегче, — сказала я. — Помни, как могущественен Фибрицио.

Амелия и Сильфиль притихли. Амелия даже закашлялась и отвернулась.

— В любом случае, — Зелгадис огляделся вокруг. — Так как мы вернули Гаурри, у нас больше нет причин более здесь оставаться.

Сильфиль кивнула.

— Согласна, — произнесла она.

Амелия кивнула более воодушевлённо.

— Никаких возражений! — воскликнула она.

— Я не понимаю.

Мне пришлось сжать кулаки, чтобы не дать Гаурри пощечину.

— Я объясню позже! — бросила я. — А сейчас — уходим! Лестница здесь.

Я вышла из комнаты в бледно-серый коридор, возвращаясь тем же путём, каким мы пришли. Амелия, Зел и Гаурри с Сильфиль следовали за мной по пятам. Я уже готовилась подняться по первому лестничному пролету, когда вспомнила кое-что.

— Погоди, Гаурри, — Я повернулась к нему. — Что случилось с Мечом Света? Или… Горун Новой, как я понимаю, он на самом деле называется.

Гаурри открыл рот, а затем закрыл его, чтобы подумать. Запахло жжёной резиной.

— Понятия не имею, — сказал он, наконец.

Вот сюрприз.

— После того, как меня схватили щупальца из меча, — объяснил он, — я отключился и очнулся здесь. Когда щупальца отпустили меня, меня обволокло синее облако. Я снова потерял сознание и очнулся только когда вы, ребята, пришли сюда.

Я около минуты систематизировала информацию. Так как Фибрицио сказал, что меч был Мазоку из другого мира или как-то так, он, скорее всего, возвратил его домой. И я должна признать, что как бы я ни любила Меч Света, я не горела желанием использовать его вновь теперь, когда узнала, что он был демоном. Я не люблю размахивать опасными штуками до тех пор, пока не знаю в точности, что делаю, а я и так уже слишком много раз делала это с Горун Новой.

Я начала подниматься по лестнице. В любом случае, на Горун Нове можно былопоставить крест.

— Раз уж вы упомянули, — раздался знакомый голос, — вам следует забыть о Горун Нове.

Я замерла.

Что за… дьявол?

И дело было не только в голосе. Я ожидала увидеть ещё один коридор в конце лестницы, но поднявшись, я лишь обнаружила огромную, круглую, бледно-серого цвета комнату с гигантской кристаллической колонной от потолка до пола в центре.

Фибрицио стоял перед колонной, довольный, как кот.

Проклятье!

— Ты все ещё жив, Фибрицио, — прошипела я, напрягшись.

Фибрицио широко мне улыбнулся, его маленькое лицо стало выглядеть жутковато.

Для ясности, я вовсе не была удивлена — нужен не один хороший удар, чтобы прикончить такого парня, как Фибрицио. Что меня смутило, так это то, что я назвала его по имени, чтобы предупредить остальных позади меня, а ни один из них ничего не ответил. Я ожидала, что уж как минимум Амелия разразится речью о…

Я внезапно заметила кое-что очень беспокоящее. В какой-то момент ощущение присутствия ребят позади меня исчезло.

Я повернула голову. Конечно же, никто не следовал за мной по лестнице.

Моё сердце ушло в пятки.

— Я немного искривил пространство, — самодовольно улыбнулся Фибрицио. — Приглашение только одно, Лина Инверс, — Он поднял правую руку и щелкнул пальцами.

Со слабым мерцанием кристаллическая колонна в центре комнаты показала Гаурри и остальных, оглядывавшихся вокруг в сером коридоре и начинавших нервничать.

— Я изменил пространство вокруг лестницы, так как я хотел видеть лишь тебя. Они никогда не найдут тебя, не важно, как отчаянно они будут пытаться.

Я сжала кулаки.

— Где я?! — выкрикнула я. Фибрицио улыбнулся.

— Это самый нижний этаж Дворца Преисподней. Мы на пять этажей ниже того, где мы дрались прежде, — Он помолчал. — Я был удивлен, кстати, как хорошо вы справились. Я не ожидал, что эта девчонка появится и применит Драгон Слэйв.

Я не могла оторвать ног от пола.

— Я тоже не знала, что Сильфиль могла сотворить что-то подобное.

— Ха. Ну, хорошо, что я оставил часть своего духовного тела в качестве приманки и сбежал оттуда. Иначе бы мне больше досталось, — Он пожал плечами. — Я выпустил человека, которого вы зовёте Гаурри в качестве награды за такую хорошую битву… для людей, во всяком случае.

Я стиснула зубы.

— Как невероятно мило.

— Я вижу, ты уже понимаешь, насколько я действительно неуязвим.

— Ага, — ответила я. — Было бы странно, если бы это здание не изменилось, когда мы уничтожили тебя, раз уж оно существует согласно твоей воле. И я знаю, что нужно нечто большее, чем неожиданная атака, чтобы избавиться от тебя.

Фибрицио просиял.

— Именно! Ну, как я сказал, вы все показали себя очень хорошо для людей — но, в конце концов, всё таки, выше головы не прыгнешь.

— И я помню, ты это уже ранее упоминал.

Пока Фибрицио говорил, пространство перед его грудью задрожало и исказилось. Меч Света — то есть, Горун Нова, возник из воздуха.

— Я лучше верну это обратно Тёмной Звезде, — Фибрицио закрыл глаза и начал тихо бормотать заклинание. Через секунду раздался ужасный шум.

Ри-и-и-и-и-и-и-и-и-и!

Это был тяжелый, пронзительный звук дрожащего металла. Он становился всё громче и громче, пока мои барабанные перепонки и мозги не задрожали так сильно, что я подумала, что сойду с ума.

«Прекрати Это!» — подумала я отчаянно, мои ногти вонзались в ладони.

А затем всё исчезло. Заметьте — звук не исчез, я просто больше не могла его слышать. Так как воздух ещё дрожал, высота звука просто вышла за пределы слышимости человеческого уха.

Горун Нова внезапно стал чернильно-чёрного цвета. Он воспарил в воздух и исчез. Шум исчез вместе с ним.

— Отлично, — Фибрицио открыл глаза и стряхнул пыль с рук. — Об этом позаботились.

Мне было интересно, что же, чёрт побери, сделал Фибрицио.

— Ну, теперь, когда я вернул его Тёмной Звезде, на чём мы остановились? Ах, да, — Он улыбнулся. — Не совсем по протоколу, но какая разница, верно? Вернёмся к делу.

Фибрицио обратил свой взор на изображение моих четверых товарищей в кристалле. Он щёлкнул пальцами.

Голубой туман возник у них из-под ног.

Сукин…

Я могла слышать их крики удивления, когда туман поглотил их. Потом раздался странный громкий хруст, и затем они были заключены в странных синих кристаллах.

— Т-ты, ублюдок! — выкрикнула я, стараясь, чтобы мой голос не сорвался. — Что ты сделал с ними?!

У меня уже была догадка. Скорее всего, именно так был заключен Гаурри в начале — они были пойманы так же, как и он тогда. Это означало, что я могла вытащить их оттуда либо сделав то, что хотел Фибрицио, либо убив его.

И в том, и в другом случае способ был один.

— Ну, Лина Инверс, — Фибрицио нахально и отвратительно радостно улыбнулся мне. — Что ты будешь делать?

Меня ударило в пот. Я рычала и буравила его взглядом, но ничего не говорила.

— Я могу легко убить их всех, если захочу. Я могу сделать это хоть сейчас! Всё, что нужно — это чуть повредить кристалл, — Он поднял бровь. — Лишь ты способна остановить это, и для этого тебе нужно победить меня.

— Но я уверен, что ты уже знаешь, что обычные заклинания не нанесут мне никакого урона. И если ты попытаешься использовать то заклинание клинка тьмы, что ты использовала на Гааве, я просто расплывусь и сбегу. А то это болезненная штука, знаешь ли.

Я ничего не сказала. Казалось, я молчала целую вечность.

Я вздохнула.

— Отлично, — прошипела я сквозь зубы. — Я дам тебе то, что ты хочешь — ты получишь Гига Слэйв!

Губы Фибрицио изогнулись.

— Великолепно! — он практически проворковал. — Так ты, наконец, поняла, что я хочу сделать.

— Теперь-то? Абсолютно, — Мой тяжёлый взгляд упёрся в него. — Но почему ты устроил весь этот цирк, чтобы использовать меня? Ты мог бы сам сотворить это заклинание и выпустить его из-под контроля. Твоя цель ведь в любом случае уничтожить мир, и себя в том числе.

Улыбка Фибрицио ослабла.

— Я предпочитаю избегать проблем, если могу. В отличие от младших и брасс-демонов, что обитают в этом мире, мы, чистокровные Мазоку — духовные формы жизни, могли сказать бы вы. Для нас творить заклинания, черпающие силу у других существ — всё равно, что отвергать свою собственную. Это самоубийство. Мы можем творить заклинания Шаманской Магии для определенных целей, но попытка черпать силу для заклинания у другого высокорангового демона или той сущности поставит наше собственное существование под угрозу прежде, чем мы сможем закончить заклинание. Вот почему люди, которые не понимают настоящего ужаса заклинаний, лишены этих ограничений и лучше подходят для этой работы.

Он пожал плечами.

— Но я думаю, что достаточно разговоров об этом, не так ли? Пора перейти к делу, — Он вскинул бровь. — Или ты предпочтёшь, чтобы я разбил твоих друзей на кусочки одного за другим?

— Поняла, — бросила я. «Заткнись», — хотелось добавить мне.

Я не знала, сработает ли оно против него. Не знала. Но всё равно начала вбирать силу из талисманов и творить Усиление. Затем я сгруппировала Слова Хаоса и произнесла дьявольские строки.

«О ты, кто темнее самой тьмы,

О ты, кто таинственнее самой ночи,

О ты, пребывающий в Море Хаоса,

Золотой Повелитель Тьмы…»

— Что?! — услышала я крик Фибрицио. — Что ты делаешь?!

Он услышал, что я творила. И впервые я услышала панику в голосе Фибрицио. Я творила незавершенный вариант Гига Слэйва. Так как я черпала силу у талисманов, я была уверена, что смогу контролировать его. Я смогу уничтожить Фибрицио.

«Я взываю к тебе,

Я отдаю себя в залог тебе.

Позволь нам встать вместе,

И пусть глупцов,

Что встанут перед нами,

Постигнет уничтожение!..»

Облако тьмы возникло и распространилось вокруг меня, а затем собралось в моей вытянутой правой руке. Мощь заклинания клокотала и бурлила, пока я отчаянно пыталась удержать её под контролем. Даже с силой талисманов истощение было ужасным. Я была хорошо осведомлена, что «контроль над заклинанием» означал, что мои магические и физические силы истощались, почти как если бы утекала сама моя жизнь.

Растерянный, Фибрицио отступил на шаг назад, когда заклинание, черпавшее силу у Повелителя Кошмаров было закончено.

Сейчас.

— Гига Слэйв! — выкрикнула я.

Шар тьмы в моей открытой ладони растворился в воздухе. В следующее мгновение сокрушительная пустота переместилась в мою цель.

— А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А!

Крик Фибрицио отразился от стен. Огонь, вырывавшийся из его тела, в конце концов, превратился в колонну тёмного пламени, которая поглотила всё его тело.

Фибрицио заревел, и всё здание заскрипело. Содрогания Дворца Преисподней, кажется, заставили воздух стонать.

Мои ноги подкосились. В конце концов, мои и магические, и физические силы были истощены. Я была почти опустошена. Мои плечи ссутулились, а волосы упали на грудь. Я смутно заметила новую серебряную прядь, появившуюся в них.

Чёрт. Волосы говорили о том, что я использовала слишком много жизненной энергии. Ну, это и тот факт, что я едва могла стоять. Больше всего на свете я хотела сейчас подушку и ровную поверхность. Но я, очевидно, ещё не могла терять сознание. Я должна была проследить за действием своего заклинания до конца.

Я подняла свой затуманенный взор. Через секунду колонна чёрного пламени исчезла.

Повелителя Ада Фибрицио больше не было.

Но что-то было не так. Я ожидала, что произойдет разрушительный взрыв после того, как колонна исчезла. Когда я впервые использовала это заклинание, его оказалось достаточно, чтобы превратить участок морского побережья в бухту.

Если колонна просто исчезла, какая-то сила подавила моё заклинание.

— Н-ну, ты всё таки сделала это.

Ужасающее, как в моих самых страшных кошмарах, серое облако возникло из пола. Оно медленно приняло форму Повелителя Ада Фибрицио.

«Я знала», — подумала я, моё сердце замерло. Я так устала, что могла лишь смотреть на него в безропотном отчаянии.

— Я в самом деле не ожидал такого, — произнёс Фибрицио, его глаза зло сверкали. — И вынести такое заклинание было по-настоящему больно!

Я задыхалась и стонала, лежа на полу. Он, наверное, использовал ту же уловку, что и ранее: оставил часть своего астрального тела в стороне, чтобы смягчить эффект заклинания.

И после всего этого! Что я должна делать теперь?!

Фибрицио злобно посмотрел на меня, а затем переместил свой взгляд на изображение моих друзей в кристаллической колонне.

— Ты сотворила заклинание, — мрачно признал он, — но я хотел завершённую версию. И, в любом случае, никогда не говорил, что позволю им уйти, когда ты сделаешь это.

Меня охватила паника.

— Что?! — прохрипела я.

Фибрицио фыркнул.

— Пожалуй, я окажу тебе ответную услугу. У тебя теперь один поломавшийся друг.

Нет!

— Но кого выбрать… — Фибрицио замолк, потерев подбородок. — Может быть, я вернусь к первоначальному плану и позабочусь о здоровяке? — Его взор опустился на изображение Гаурри.

— Не Смей! — завопила я.

Фибрицио остановился. Он медленно оглянулся, его взгляд пылал яростью, и он слегка улыбался.

«Нет, нет, нет!» — Всё, что было в моих мыслях. Он убьёт Гаурри. Он убьёт Гаурри.

«Он убьёт Гаурри!»

Был лишь один способ остановить его. В тот момент, когда понимание этого возникло в моём разуме, все мои колебания исчезли.

Я зачерпнула силы у талисманов для Усиления, а затем начала произносить Слова Хаоса.

«О ты, кто темнее самой тьмы…»

Когда я начала произносить, я почувствовала, как последние капли моей энергии текут через мои руки. Я, дрожа, поднялась на ноги.

Фибрицио холодно смотрел на меня.

— Не говори мне, что ты пытаешься сделать то же самое, — прошипел он. — Не будь идиоткой — этим меня не одолеть.

Я проигнорировала его и продолжила.

«О ты, кто таинственнее самой ночи…»

Меня больше не волновало, что заклинание выйдет из под контроля, меня больше не волновал план Фибрицио. Меня больше ничего не волновало.

Я просто хотела спасти Гаурри. Моего безмозглого самопровозглашенного защитника Гаурри.

«О ты, бурлящее Море Хаоса, Золотой Повелитель Тьмы…»

— О?! — внезапно вскричал Фибрицио, его голос был полон удивления и радости.

Когда-то я слышала, что Повелитель Кошмаров — который пал с небес в Море Хаоса — был Владыкой Демонов над Владыками Демонов.

Но это была неправда. Теперь я знала это.

Пречистая Библия открыла мне, что Море Хаоса, простирающееся под множеством миров, само по себе и было Повелителем Кошмаров.

Есть легенда, которую, наверное, слышал каждый, — та, что говорит о том, что мир покоится на вершине посоха, торчащего из Моря Хаоса.

Но это неверное изложение. Скорее должно быть так:

«Море Хаоса, исток всего сущего.

Я взываю к тебе,

Я отдаю себя в залог тебе.

Позволь нам встать вместе,

И пусть глупцов,

Что встанут перед нами,

Постигнет уничтожение!..»

Во второй раз тьма… Нет. Теперь возникло ничто. Или это было даже не оно? Я даже начала думать, что эта субстанция была самим Хаосом.

Чёрное нечто, находившееся далеко, очень далеко за пределами человеческого понимания, медленно собралось в моей правой руке.

Я могла чувствовать, как я истощаюсь. Но на этот раз это не была магическая или физическая сила — это была моя жизненная энергия, моя душа поглощалась тьмой. Каждая клеточка моего тела кричала от этого давления.

Но я не могла потерять сознание. Я не могла позволить заклинанию выйти из-под контроля. Если бы я потеряла контроль… как и хотел Фибрицио, как и предупреждала Сильфиль, весь мир бы обратился в ничто.

Бах!

Я услышала звук, и всё моё тело содрогнулось.

Я удерживала контроль над заклинанием своей волей, но оно пожирало эту самую волю мало-помалу. Тьма, возникшая в моей правой руке, беспорядочно колебалась и понемногу становилась всё больше и больше.

«Я не могу позволить ему… вывести его из-под контроля!»

Я стиснула зубы. Когда я взглянула на Фибрицио, фон задрожал и померк в моих глазах.

Бах!

Тьма разрасталась.

Но на этот раз она добралась до моей души.

Я не могу больше его удерживать.

В тот момент, когда я подумала об этом, моё сознание погрузилось во тьму.

А затем…

Я медленно открыла свои глаза.

Сгусток тьмы размером с кулак оставался стабильным в моей руке. Прямо передо мной стоял Повелитель Ада Фибрицио в форме мальчика с лучезарной улыбкой во все лицо.

«Ха. Ты контролировала заклинание — разве это не впечатляюще?»

«Голос» Фибрицио раздался в моей голове. Он, кажется, не испытывал ни паники, ни удивления.

«Но не думай, что это означает победу надо мной. Я знал, что ты можешь быть способна его контролировать. В конце концов, ты заполучила Талисманы Демонической Крови. Я отдал их тебе именно для этого момента».

На мгновение изображение Сайраага вторглось в мой разум с «голосом» Фибрицио.

«Я всё ещё не объяснил тебе, не так ли? Почему я не позволил вам войти в Дворец Преисподней ранее.

Я, помнится, говорил, что материализовал души жителей города и дал им физическую форму. Но знаешь ли ты, какой материал я использовал? Себя. Практически всё, что существует в этом городе — моя материализованная воля. Другими словами: этот город и я — одно целое».

— К чему это? — спросила я в ответ.

«К чему?»

В улыбке Фибрицио появился намек на ненависть. Похоже, я испортила ему настроение.

«Ты ещё не понимаешь? Ты ела еду этим утром! Еду, которая была сотворена из Меня! Всё в этом городе — это я, а значит, в тебе есть частица Меня!»

— И? — спросила я.

«Ты всё ещё не понимаешь?! — зло выкрикнул «голос» Фибрицио. — Слушай! Тебя невозможно атаковать извне, пока ты контролируешь Пустоту, но с частицей моей сущности уже внутри тебя, я могу уничтожить твоё тело изнутри! Я могу разорвать твоё сердце одной своей мыслью! Что, по-твоему произойдёт, если я убью тебя теперь, и ты потеряешь контроль над тьмой?!»

Вздох.

Я громко рассмеялась в ответ на полную чепуху Фибрицио.

«О, так это тебя не беспокоит?! Отлично! Я убью тебя, прямо как ты и хочешь! Я разорву твоё тело на кусочки!»

Но в этот момент сила, что Фибрицио направил в меня, просто… исчезла.

— Что?!

Фибрицио оставил мою голову, и его удивлённый голос разнёсся по воздуху. Я молча стояла, он отступил на несколько шагов назад.

— К-как?! — завопил он. — Это должно было взорвать твоё сердце! Ты должна быть мертва! П-почему ты…?!

Я обратила свой абсолютно безразличный взгляд на него.

— Почему ты Ожила?! — заорал он.

Да. Он убил меня. Когда «сила» Фибрицио ударила меня, моё сердце взорвалось, и я умерла.

Однако…

— И что с того? — спросила я.

Мой голос мгновенно заставил Фибрицио замолчать. А затем он, наконец, завизжал в страхе и упал на пол.

Кажется, он, наконец, понял, кем я на самом деле была.

Использовать такую жалкую атаку на меня, не зная моей истинной сущности… это было так вульгарно.

Фибрицио дрожал.

— Этого, — выпалил он, — не может быть!

Я медленно подняла Пустоту.

— Я дарую тебе Уничтожение, Повелитель Ада Фибрицио, — сказала я. — Ты получишь именно то, чего желаешь.

Окрашенные золотом волосы человека Лины Инверс, что стала моим вместилищем, развевались в воздухе.

Я раздробила Пустоту в моей правой руке с превеликой лёгкостью. В тот же момент она переместилась сквозь пространство и вошла в тело Фибрицио.

— А-А-А-А-А-А-А-А-А-А!

Повелитель Ада Фибрицио завопил. В тот же момент я «увидела», как он покидает астральный фрагмент внутри Пустоты, сбежав на астральный план.

Сбегать, оставляя хвост позади, подобно ящерице, было его коньком. Но это было абсолютно тщётно.

Через Пустоту я последовала за Фибрицио со всей своей мощью и вышла на астральный план. Когда я поймала его астральную форму, он яростно сопротивлялся.

— Если ты желаешь Уничтожения, — сказала я ему, — то получай!

В ответ он лишь стал сильнее сопротивляться. Я напугала его. Я обескуражила его.

Я протянула щупальце Пустоты к отчаянно борющемуся Фибрицио.

Обычно, я просто расправлялась с противником, подобным Фибрицио без затруднений. Но я не могла использовать такое количество силы, какое хотела, наверное, потому что я находилась в человеческом существе.

Но я не могла позволить ему уйти. Понимал ли он, или нет, кто я, он атаковал меня.

— Уничтожить!

Мой разум распахнулся. Щупальца Пустоты подобно корням, возникшим из земли, пожрали Дворец Преисподней и сам Сайрааг.

А затем…

Агонизирующее сознание Повелителя Ада Фибрицио распалось на части.

***

Я открыла глаза и увидела бескрайнюю синеву неба. Я лежала на спине. После длинной паузы я несколько раз моргнула. Затем я…

— Что?! — Я села.

Я… Я… Лина Инверс.

Я издала удивлённый возглас. Полностью обескураженная сложившейся ситуацией, я повертела головой, чтобы увидеть, где я.

Я была на дне какого-то глубокого кратера. Гаурри, Зел, Амелия и Сильфиль лежали поблизости, по всей видимости, без сознания.

Дворец Преисподней исчез. Ну, хм — когда Фибрицио был уничтожен, здание, что он создал, и Сайрааг исчезли. Когда я додумалась оглядеться, я также проверила свои волосы — но они были обычного каштанового цвета.

Это значило… я, наконец, начала понимать, что произошло. Когда я ещё раз окинула взглядом местность, то внезапно заметила тёмный силуэт, стоявший прямо рядом со мной. Не спрашивайте меня почему. Честно, не надо. Но я чувствовала странное облегчение при его виде.

— Да ты в огне не горишь, Кселлос.

Он, скорее всего, переместился сквозь пространство. Так как я не видела его с тех пор, как он исчез на Драконьем пике. Я посмотрела на его правую руку — она была на месте, как будто Гаав её никогда не отрубал. Но он был Мазоку, в конце концов, кто знает, от какого урона он способен был оправиться.

Он улыбнулся мне, как и всегда.

— Я определённо не расстроен, — ответил он непринуждённо. — В конце концов, это не моя ошибка, не так ли?

Я подняла бровь.

— О-о-ох, Кселлос. Ты и своих товарищей способен бросить погибать с широкой улыбкой на лице, — На что он естественно ответил ещё одной улыбкой.

— Конечно же, потому-то я и демон.

— Итак, почему ты здесь? Я сомневаюсь, что желаешь отомстить за Фибрицио.

— Давай без глупостей. Мне просто было интересно, сможешь ли ты объяснить, что случилось здесь, — Он убрал прядь волос за ухо. — Я ничего понимаю. Было не похоже, чтобы ты контролировала заклинание.

Я фыркнула.

— Ты думал, я просто объясню тебе? — Кселлос молчал, слегка склонив голову.

— Может быть, — сказал он, наконец. — Я думал, что, по крайней мере, спросить стоит.

Я рассмеялась. Как типично для Кселлоса.

— Забавная история, — сказала я, осклабившись, — Он просто смешал нас двоих.

— Двоих? — повторил Кселлос.

— Я первая же скажу, что это безумие — чтобы две личности было в одном теле, но как бы то ни было. Я не победила — я просто выжила, на самом деле.

Кселлос поджал губы.

— Вот как.

— Я не знала, что в точности значило «потерять контроль над заклинанием», и я уверена, что также этого не знал и Фибрицио. Когда я потеряла контроль, моим телом овладел Повелитель Кошмаров.

Лицо Кселлоса слегка дернулось, когда я произнесла «Повелитель Кошмаров». Я проигнорировала его и продолжила говорить.

— Возможно, моё и его сознания стали одним целым в какой-то момент, или, возможно, я была полностью поглощена… Я помню довольно хорошо, но в этой части я не уверена. Ну да ладно.

— Фибрицио атаковал меня, так как не понял, что я стала им, так что он разозлился и атаковал в ответ. Фибрицио, кажется, очень растерялся, так как по ошибке атаковал того, кто должен был быть союзником демонов. Он сражался с ним до конца.

И пока никто ничего не сказал — я знаю, всё сложно. Но, кажется, что фатальной ошибкой Фибрицио было рассматривать его как союзника Мазоку. Это объясняло его шок и сопротивление, когда он был атакован.

Кто-то мог с уверенностью сказать, что демонические сущности близки к хаотичной Пустоте, но Фибрицио сам сказал: демоны, что желают разрушения и те из нас, кто хочет существовать, были в начале образованы из одного источника. Другими словами, из него. Не только демоны, а вообще все.

И, эй, все знают правило: когда бьешь кого-то, даже по ошибке, обычно бьют в ответ.

— Так что он атаковал и уничтожил Фибрицио. То, что происходило, пожалуй, далеко за пределами человеческого понимания, но моё лучшее предположение — что он был намного могущественнее, чем Фибрицио, но он не мог использовать всю свою мощь свободно, так как имел человеческую оболочку. Но, всё же, он последовал за Фибрицио, оскорблённый, не взирая на то, сколько силы он может почерпнуть за раз.

Я свела ладони, а затем опять развела их.

— Они столкнулись и разметали друг друга.

В любом случае, это было моё лучшее предположение. Использовав слишком много силы, он, в конце концов, утерял надо мной контроль. Скорее всего, он потерял связь с этим миром и вернулся в хаотичную Пустоту.

Кселлос, кажется, обдумывал услышанное секунду.

— Понятно, — сказал он абсолютно безразлично. — Так что, в конце концов, у них произошло «столкновение двух персон» и выжила только ты. Какая забавная история. Ха-ха.

Его безразличный смех был жуток, скажу я вам. Похоже, он не был поклонником Фибрицио или его плана.

— Хорошо, — сказал, наконец, Кселлос, отворачиваясь. — Пусть будет так.

— Ты уходишь? — спросила я.

— Да, у меня нет здесь больше дел. Если только… — Он остановился и повернулся ко мне. — Ты не хочешь сказать мне, что ты никогда не простишь меня, и мне отсюда живым не уйти?

Он произнёс эти слова тем же тоном, каким бы он сказал «розовые щёки» или «тотальное разрушение». Но я к этому уже определённо привыкла.

Я пожала плечами.

— Ты знаешь моё отношение к клише, Кселлос. И драка с тобой принесёт мне лишь личное удовлетворение, и то, только если бы я выиграла, — Я вздохнула. — Хотя я не думаю, что отпустив тебя, сделаю хорошее дело для мира. Я разберусь с тобой, когда придёт время.

— Понимаю, — Он оглянулся через плечо и слегка мне улыбнулся. — Тогда я ухожу. Я молюсь, что если это возможно, мы больше никогда не встретимся, госпожа Лина… так как тогда я, скорее всего, буду работать жрецом под началом Великого Зверя.

— Что значит, что мы встретимся как враги — и кто-то может эту встречу не пережить. Верно?

Кселлос опять отвернулся.

Я вздохнула.

— Бывай, Кселлос, — сказала я. — Я тоже надеюсь, что мы никогда больше не встретимся.

Через мгновение силуэт Кселлос заколебался, а затем растворился в воздухе.

Вот так расстались я и Кселлос.

— М-м-м… — Как будто специально, именно в тот момент, когда исчез Кселлос, я услышала слабый стон поблизости.

Я повернулась и увидела Сильфиль, медленно поднимающуюся и трясущую головой. Все остальные, кажется, тоже вставали.

Как раз вовремя.

Если бы Зел и Амелия увидели Кселлоса, всё могло был сильно усложниться. Я подумала, мог ли Кселлос сделать что-то, чтобы ребята не помешали нашему разговору.

Все кроме Гаурри схватились за животы, и их вид был неважен.

Ах, да. Верно — они все съели часть Фибрицио.

Так как Фибрицио был уничтожен в ходе битвы, даже фрагменты их внутренностей должны были исчезнуть. Наверное, это ощущается по-настоящему странно.

В конце концов, все поднялись. Что удивительно, все казались целыми и невредимыми, и — что неудивительно — они все выглядели чертовски растерянными. Они оглядели кратер, прежде чем обратить свои взгляды на меня.

Губы Сильфиль дрогнули.

— Г-госпожа Лина? — произнесла она.

— Привет, — Я улыбнулась и взмахнула рукой.

Зелгадис прокашлялся.

— Что произошло? — пробормотал он изумлённо, оглядываясь ещё раз.

— Фибрицио был уничтожен, так что исчезло всё, созданное его силой — включая Дворец Преисподней и Сайрааг. Наверное, мы там, где стоял Дворец Преисподней — на дне кратера, где были корни Флагуна.

Сильфиль с трудом сглотнула.

— Повелитель Ада Фирбицио был… уничтожен? — спросила она. — Госпожа Лина, это значит, вы использовали то заклинание?!

Ёлки.

— О! Э, насчёт этого, — После всех предупреждений, которыми затюкала меня Сильфиль, я внезапно почувствовала себя по-настоящему виноватой. — Ну, ситуация была странная, да? Все были, ну, ты знаешь, эх…

Я умолкла, когда взгляд Сильфиль впился в меня. Я сглотнула и отвернулась.

Амелия воспользовалась этой возможностью, чтобы вскочить и встать в позу.

— Ах-ха-ха! — триумфально провозгласила она. — Благодаря нашим преисполненным любовью к Справедливости сердцам, злобные планы Фибрицио были сокрушены!

— Но мы на самом деле ничего не сделали, — заметил Зел.

Амелия выпятила груди и ударила по ней кулаком.

— Мы защитили Справедливость, не так ли?!

Маленькое представление Амелии, кажется, смягчило Сильфиль (слава богу). Она вздохнула и слабо улыбнулась.

— Полагаю, так и было, — признала она. — И кажется, то заклинание, в конце концов, не вышло из-под контроля.

Ох…

Я решила, что будет лучше не вдаваться в детали. Я кивнула та уверенно, как только могла.

— Верно. Ага! И я, э, уверяю, я не буду использовать это заклинание ещё раз! Ха-ха-ха! — Я пыталась быть беззаботной, но чувствовала, как бисеринка пота катится по моему лицу.

Ну и пусть Гига Слэйв не вышел из под контроля по чистой случайности. Никакого вреда, никаких проблем! Я решила, что «я контролировала его» было хорошей ложью во спасение.

Гаурри казался таким же рассеянным и безмятежным, как и обычно.

— Ладно, — невозмутимо сказал он. — Но не могли бы мы убраться отсюда? Мне не особенно нравится болтать на дне ямы.

Он зрил в корень.

— Отлично, — ответила я и сотворила Левитацию.

***

Ветер дул над пустошью, в которую превратился город Сайрааг… в третий раз.

Однако, повсюду уже начали пробиваться сорняки. Кажется, земля снова начала дышать.

— Я полагаю, всё кончено, — пробормотала Сильфиль, грустно улыбнувшись. Она вздохнула.

— Итак, — сказала она, поворачиваясь к нам. — Что теперь вы планируете делать?

Амелия вскинула кулаки к небу.

— Я планирую вернуться в Сейрун! — сказала она с неуместным пылом. — Я должна известить всех, что великое Зло было уничтожено, и Справедливость восторжествовала!

В такие моменты у меня возникало большое беспокойство по поводу будущего Сейруна. Если она когда-нибудь по прихоти судьбы станет королевой, страна станет страшным местом.

Пожалуйста, Пожалуйста, сплавьте её куда-нибудь по-хорошему, как Грацию.

— Я снова начну свои странствия, — сказал Зелгадис, смотря вдаль взглядом, полным тоски.

Верно, его поиски с целью снова стать человеком. У него всё ещё не было никаких ключей к разгадке, не так ли? Жаль мне этого парня.

Сильфиль опустила взгляд.

— А, — сказал она робко, — Эм, господин Гаурри… какие у вас планы?

Гаурри удивился тому, что его спросили.

— У меня? — переспросил он, указывая на себя, чтобы в точности удостовериться.

Как будто здесь были другие Гаурри!

Он глянул на меня.

— Какие у тебя планы? — спросил он.

Я моргнула.

— П-почему ты спрашиваешь меня? — выпалила я.

— Ну, я просто решил, что…

Сильфиль тихо вздохнула.

— Я понимаю, — пробормотала она, но я не поняла, к чему это, чёрт побери, относилось.

Её лицо принял тревожное удрученное выражение.

— Я возвращусь в Сейрун, — сказала она грустно. — И продолжу работать в качестве ассистента у дяди, буду понемногу набираться опыта, чтобы стать высшей священницей. И затем, однажды я вернусь в Сайрааг, чтобы отстроить его заново.

Это была весьма честолюбивая цель. Хорошая, но честолюбивая.

— Вау, — сказала я. — Удачи тебе, Сильфиль.

В ответ она улыбнулась.

А… что насчёт Лины Инверс? Я подумала над своей судьбой несколько секунд. Я могла бы вернуться домой, в Зефилию ненадолго и увидеться с родными и близкими. Или могла продолжить бесцельно странствовать ещё некоторое время — я люблю бесцельно странствовать.

— Лина? — внезапно спросил Гаурри, сбивая меня с мысли. — Что случилось с моим Мечом Света?

Ох.

— Да, — сказала я. — Фибрицио отправил его в другой мир, я думаю. Он сказал, что вернул его изначальному владельцу.

Гаурри смотрел на меня секунду, а затем направил взгляд вдаль.

— Понятно, — произнёс он, что бывало нечасто.

Потеря Меча Света была огромным ударом для парня. Он, несомненно, был первоклассным фехтовальщиком, и этого у него не отнимешь, но теперь он не мог разрубать Мазоку напополам.

Это навело меня на мысль.

— У меня есть идея! — сказала я, ударяя кулаком по ладони. — Это наша следующая цель, Гаурри! Я найду тебе меч на замену Мечу Света!

У Гаурри отвисла челюсть.

— Н-не может быть! — выпалил он. — Лина, ты только что сказала что-то любезное?!

Я уставилась на него.

— И что это значит? — прошипела я. — И кроме того, тебя бы с Мечом Света не схватили, если бы я не привлекла внимание Фибрицио. Я должна найти ему замену, но давать тебе обычный меч было бы не очень честно.

Гаурри нахмурился.

— Меч, что мог бы заменить его, найти будет непросто, верно?

Я отмахнулась.

— Не беспокойся, — заверила я его. — Я уверена, что мы найдём обалденный меч, если как следует поищем.

Благословенный Клинок, скорее всего, сломался вместе с Флагуном, но он определённо был не единственным существовавшим легендарным клинком. Ураганный Меч, Клинок Красного Дракона, Клинок Эльмекии… они должны были где-то быть. Если, конечно, они не были просто легендами.

Как бы то ни было.

— Вообще-то, я как-то раньше странствуя находила магический меч, — объяснила я. — Однако, я отдала его девушке у себя дома в качества подарка. И, эй, если мы найдем ещё один крутой легендарный клинок, я смогу использовать его в своих исследованиях! Так что я примусь за поиски со всем усердием.

Гаурри вздохнул.

— Хорошо, — сказал он, наконец. — Итак, мы вместе, пока мы не найдём меч, верно? Ты же не собираешься сбежать с моими деньгами на полпути?

— Как будто я когда-то так поступала. Я тебя умоляю.

И чёрт, пусть только кто-нибудь что-нибудь попробует сказать.

— Отлично, — Гаурри улыбнулся. — Тогда пошли!

Я потерла подбородок.

— И куда сначала, как думаешь?

— Не знаю. Это ты у нас по думательной части.

Я закатила глаза.

— Почему бы тебе нас всех не удивить и не попробовать? — рявкнула я, хватая его голову и теребя.

После этого мы разделились, отправившись своими путями к своим целям. Дела-то делать надо, знаете ли? Мы не могли сидеть на месте весь день.

Мы оставили Город Призраков далеко позади.

</

Оставить комментарий