Глава 25.

Опция "Закладки" ()

Глава 25.

Две недели спустя.

Эстер сидела у окна, греясь в лучах солнца, и напряжённо контролировала свои руки.

Обе её щёчки покраснели от такой концентрации.

– Неважно, сколько листов этой дорогой бумаги я использую… это и правда замечательное место, – пробормотала девочка, которая только что закончила рисунок и отложила бумагу в сторону.

Бумага для «записей» была очень дорогой, и Эстер даже представить себе не могла, что когда-нибудь сможет воспользоваться подобной бумагой.

Это было связано с тем, что кандидаткам низшего ранга, таким как Эстер, давали лишь огрызки бумаги, оставшиеся от кандидаток более высокого ранга.

– Что бы ещё нарисовать? – девочка потянулась и взяла пончик.

Это был пончик, которого не хватило бы даже на один укус, однако, он был очень вкусным.

В течение последних двух недель, Эстер постоянно подавались сладости, поэтому она могла съедать столько, сколько хотела.

Внезапно, лицо девочки засветилось, открыв рот. она смотрела вперёд.

Ей на глаза попала бабочка, которая села на вазу с цветами.

Глаза Эстер, увидевшей эту картину, заблестели.

Покрутив в пальцах карандаш, девочка приступила к рисованию, как вдруг раздался стук.

Испугавшись, Эстер повернула голову в сторону дверей:

– Кто?

– Это я, – как только дверь открылась, в комнату вошёл Дэннис, прижимавший к боку книгу.

Изумлённо смотря на нимб возле головы мальчика, Эстер быстро протёрла глаза. Лишь после этого, окружающее его сияние исчезло, словно, растворившись в воздухе.

– Господин Дэннис, – девочка поспешно встала со стула, а затем склонилась в приветственном поклоне.

Дэннис, вошедший в комнату, нахмурился, увидев это:

– Мне это не нравится, – остановившись напротив девочки, он недовольно скрестил руки на груди.

Я совершила ошибку? – от прямолинейности Дэнниса, лицо Эстер помрачнело.

Чтобы не оставлять Эстер в растерянности, мальчик быстро заговорил:

– Я собирался сказать это ещё в прошлый раз, но, почему ты зовёшь меня так? Джуди ты называешь братом.

Смутившись, Эстер отвела взгляд.

Дэннис, который всегда выглядит серьёзным и зрелым, сказал подобное?

Они и вправду близнецы…

В первую встречу с Джуди, он тоже сказал мне называть его братом, как и Дэннис. Я думала, что они совсем не похожи, однако, в этом вопросе, они совершенно одинаковые.

– Хорошо. Старший брат! – произнести это во второй раз оказалось не так уж и сложно.

Когда Дэннис услышал «старший брат» из уст Эстер, как его лицо вновь смягчилось, а улыбка стала шире:

– Отлично, отныне, называй меня так.

Дэнниса не очень волновало, когда его называли братом. А причина его просьбы была не в том, что он хотел услышать это, а в том, что он просто посчитал это несправедливым, ведь Джуди девочка называла братом.

…Так думал мальчик, потому что плохо себя знал. В тот момент, когда с губ Эстер слетели слова «старший брат», как нерациональное чувство счастья охватило его.

Улыбающееся лицо Дэнниса и светящиеся радостью глаза были подобны мёду.

Рука мальчика сама по себе вытянулась и чуть не погладила Эстер по волосам. Казалось, если бы девочка смотрела на него ещё чуть дольше, он не удержался бы и обнял её.

– Но, что случилось?

Этот вопрос вернул Дэннису возможность здраво мыслить.

– О, я подумал, что тебе будет скучно в одиночестве, поэтому решил почитать тебе книгу, – крепко держа Эстер за руку, Дэннис сел за стол.

Естественно, его взгляд тут же обратился к разбросанным по столу бумагам.

– Ой! Не смотри! – напуганная, девочка, словно стрела, мгновенно вскочила на ноги. Она собрала листки бумаги, а те, что не успела, закрыла ладошками.

– Ты рисовала?

Эстер сильно смутилась:

– Это просто наброски.

– Тебе нравится рисовать? – глаза Дэнниса загорелись любопытством.

– Нет, не очень, – заколебавшись, девочка крепко сжала губы, а её лицо горело так, словно её поймали за чем-то плохим. – Это…

В сознании Эстер вспыхнули воспоминания из прошлого, о жизни в храме.

Все кандидатки, увидевшие рисунки Эстер, смеялись. Они издевались над девочкой, говоря, что она не должна даже думать о том, чтобы вновь начать рисовать.

Эстер не могла сказать, настолько сильно обидели её эти слова и настолько низко после них упала её самооценка, однако она боялась, что Дэннис начнёт также высмеивать её.

Девочка разомкнула губы, чтобы сказать «нет», однако мгновенно остановила себя.

Это не храм.

И я ведь решила больше не зажиматься и начать меняться, – Эстер, которая несколько мгновений колебалась, вздохнула:

– Я не умею рисовать…

– Мне всё равно.

– Тогда… Я нарисую ещё один рисунок.

Дэннис кивнул и его лицо осветила яркая улыбка.

Когда Эстер увидела его улыбку, осветившую всё вокруг, она перестала колебаться и всерьёз взялась за дело.

Из инструментов – лишь карандаш.

Хоть это был простой набросок, нанесённый на бумагу, однако и Эстер, и Дэннис были серьёзны.

Дэннис закинул ногу на ногу и начал позировать. Окутанный солнечными лучами, он выглядел как истинный аристократ.

Пожав плечами, девочка без колебаний начала рисовать Дэнниса.

Мальчик был сильно удивлён этой резкой переменой настроения. Это было потрясающее зрелище, то, как в одно мгновение меняются черты лица Эстер.

Не думал, что у неё может быть такое выражение лица, – Дэннис заметил, что девочка полностью поглощена рисованием.

Обычно мальчик не мог найти в Эстер ничего сильного и живого, однако её нынешний облик был совсем другим.

Её глаза сияли.

Я хочу помочь ей всегда выглядеть так красиво…

М? Глаза Эстер выглядят иначе? – наклонив голову, Дэннис присмотрелся, пытаясь понять, показалось ли ему.

Глаза Эстер, которые обычно были розового цвета, сейчас сияли золотым.

Дэннис снова посмотрел на Эстер, подумав, что это странно.

Младшая сестра.

Мальчик мало понимал, что значит иметь младшую сестру. Хоть Эстер ещё не до конца созрела, для Дэнниса она всё равно была прекрасной.

– Готово, – глубоко вздохнув, сказала Эстер. На её лбу выступили капельки пота, так сильно она была сосредоточена.

– Уже? Так быстро! – Дэннис, который наблюдал за Эстер, удивлённо вскинул брови.

В этот момент, Дэннис, без всяких заминок, получил свой рисунок. Однако, едва он увидел его, как застыл.

– Очень странно?.. – осторожно спросила Эстер, обеспокоенная реакцией Дэнниса, который до сих пор ничего не сказал.

Зря я согласилась нарисовать его… – отстранённое выражение лица мальчика, заставило Эстер пожалеть.

Её сердце быстро забилось, она винила себя за то, что не отказалась сразу.

Вот только причина, по которой Дэннис молчал, была совершенно другой:

– Эстер, ты и правда отлично рисуешь. Невероятно красиво!

– …А?

– Это действительно нарисовала ты? Нет, я видел это, но… Вау! Просто невероятно! – восклицание Дэнниса прозвучало с опозданием, просто потому, что он не знал, как выразить его.

Его глаза были круглыми, как у кролика, а слова звучали сбивчиво. Дэннис впервые был так взволнован.

– Есть много людей, которые умеют так же.

– Где они? Я никогда не видел их.

Щёки Эстер, незнакомой с похвалой, мгновенно покраснели.

– Эстер, это благословление от Бога!

Дэннис рос, с раннего возраста получая художественное образование, поэтому, его художественное чутьё было очень сильным.

Мальчик видел множество произведений искусства и полотен известнейших художников, которые считались сокровищами семьи Тэрсия.

Однако для Дэнниса, рисунок Эстер был лучше, чем они.

Несмотря на то, что это был лишь набросок его самого, его лицо выглядело странно взрослым, а облик утончённым. К тому же, смотря на этот рисунок, разум Дэнниса странным образом очищался.

Дэннис искренне восхищался способностями Эстер, а девочка была сбита с толку его реакцией.

Я хорошо рисую? – неожиданная реакция мальчика, заставила глаза Эстер наполниться непониманием.

– Ты научилась рисовать в храме?

– Нет… я даже не мечтала об этом, потому что у меня почти не было бумаги.

– Тогда, ты гений! – заявил Дэннис, показав большой палец.

Из-за внезапной похвалы, голос Эстер задрожал:

– Я действительно хорошо рисую?

– Да. Я должен сказать об этом отцу, твой талант не должен пропадать.

– Но все говорили, что я не умею рисовать, – сказала Эстер с мрачным выражением лица.

Взгляд Дэнниса, который только что был нежным и светился от восторга, мгновенно стал жёстким:

– Кто?

– Люди храма, – в голове девочки вспыхивала бесчисленная ругань:

– Почему ты ничего не можешь сделать хорошо?

– Забудь. Это всё потому, что она сирота.

– Не говори нам, что ты ещё когда-нибудь соберёшься рисовать. Это будет позором для храма.

Каждый раз, когда кто-то в храме видел рисунок Эстер, его разрывали на куски. Поэтому девочка перестала показывать кому-то свои рисунки.

– Отвратительные люди. Должно быть, они завидовали твоему таланту, – Дэннису совсем не понравился потемневший взгляд Эстер.

Когда она перестала рисовать, блеск исчез из её глаз, а ненавистный мальчику взгляд, без единого проблеска надежды, вновь занял своё место.

– Эстер, посмотри на меня, – ласково сказал Дэннис, склоняясь и приближаясь своим лицом к лицу девочки.

Поскольку Дэннис вынудил Эстер посмотреть на неё, девочка, которая на некоторое время потерялась в воспоминаниях, была вынуждена встретиться с его взглядом.

– Отныне, делай всё, что хочешь, и не смотри ни на кого.

В тот момент, когда Эстер смотрела на него, Дэннис и правда ощущал себя её старшим братом. Когда эта мысль промелькнула в его голове, он был так шокирован, что невольно икнул.

Дэннис протянул руку и погладил девочку по волосам.

– А, волосы… – Эстер, незнакомая с прикосновениями мужской руки, на мгновение вздрогнула, однако не стала отстранятся от руки Дэнниса.

Спустя некоторое время.

Эстер, которая после ухода Дэнниса осталась одна, была словно в тумане.

Услышав слова, которые ты слышишь крайне редко, очень трудно понять, фантазия это или реальность.

Девочка бездумно смотрела на разбросанные по столу рисунки:

– ……Есть вещи, в которых я хороша…

Эстер думала, что она человек, который никому не нужен в этом мире. Пусть её Божественная сила была огромной, в ней не было ничего хорошего.

Вот почему она ощутила огромное облегчение от похвалы Дэнниса. Эстер показалось, что ей сказали, что она тоже может быть частью этого мира и может что-то делать.

Эстер, которая хотела лишь исчезнуть из этого мира, сама того не осознавая, начала меняться.

В голове девочки нарастала мысль о том, что она не хочет умирать вот так.

– Я хочу, чтобы меня снова похвалили, – тихонько пробормотала Эстер и коснулась своих волос.

Мерцающие глаза девочки вновь стали бледно-розовыми.

Оставить комментарий