Глава 381: Смертельная битва!

Опция "Закладки" ()

Подавив гнев в сердце, Лянь Хаочэн посмотрел Инь Фэю в глаза. Его взгляд был полон обиды и каким-то образом он заставил Инь Фэя почувствовать холод и задрожать.

— Ваше высочество, почему вы так смотрите на меня? Вам нельзя винить меня в том, в каком положении оказались вы, отец и сын, сегодня. Если бы вы послушно согласились на наше требование, вам бы не пришлось сегодня страдать.

— Инь Фэй! Ваша Земля Шура и Гора Хэйцзинь подлые и бесстыдные. Вас никогда не будет ждать хороший конец! — Лянь Хаолун взревел.

Инь Фэй поглумился и сказал:

— Даже если нас не будет ждать хороший конец, вам не застать этот день. Вперед, подайте мне вина!

Один из телохранителей Инь Фэя подошел с подносом в руке. На подносе было два стакана, наполненных вином.

Лянь Хаолун внезапно изменился в лице и гневно сказал:

— Инь Фэй, что ты собрался делать?

Мужчина ответил с холодной улыбкой:

— Эти две чаши вина отправят вас, сына и отца, на небеса.

— Ты действительно хочешь сделать это? — Лянь Хаолун не мог в это поверить.

— Если вы не погибните, люди в Лююнь не сдадутся нашей стране. Так что мне жаль.

Лянь Хаолун гневно поднялся и встал перед Лянь Хаочэном, защищая его. Он гневно взревел:

— Я посмотрю, как ты посмеешь!

Лянь Хаолун был императором страны. Даже если сейчас он был узником, его престиж все ещё был при нем. Этот рев заставил Инь Фэя испытать холод в сердце.

Снаружи двери вбежало десятеро стражей, которые настороженно уставились на Лянь Хаолуна. Даже если сейчас мужчина потратил большую часть своей истинной силы, чтобы продлить жизнь Лянь Хаочэну, но он все ещё оставался экспертом на пике Сяньтянь, так что они не могли не испытывать страх.

Величие Лянь Хаолуна вызвало у Инь Фэя дискомфорт и даже зависть. Он прокашлялся и сказал:

— Лянь Хаолун, ты истощен, а также тебе нужно защищать сына. У тебя нет ни единого шанса. Хочешь убить себя приняв яд и оставив после себя целое тело и погибнув с почетом, или ты хочешь умереть, сопротивляясь, и чтобы тебя убил случайный удар ножом?

Лянь Хаолун испытывал грусть. Хотя Инь Фэй был презрительным, его слова были правдой. Сейчас они, отец с сыном, действительно были прижаты и находились на грани.

— Отец, я не боюсь умереть! Не переживай обо мне, может у тебя удастся сбежать, если ты будешь один! — Лянь Хаочэн был безыдеен в этот момент. Он просто желал быстрой смертью, чтобы больше не являться обузой для своего отца.

Но Лянь Хаолуну было сложно оставить его одному. Лянь Хаочэн был его единственным сыном. Он также был восхитительным сыном. Почти все надежды мужчины были связаны с Лянь Хаочэном. Как он мог оставить его?

Лянь Хаолун оглянулся в поисках хоть какого-то шанса на побег, но Инь Фэй абсолютно точно не оставил бы ему ни малейшего шанса. Со взмахом руки мужчина призвал сотни экспертов, которые вскоре окружили сына и отца.

— Лянь Хаолун, здесь сотни первоклассных мастеров, а также десятки тысяч вооруженных солдат снаружи дворца. Если у тебя удастся сбежать отсюда со своим полумертвым сыном, тогда я совершу суицид прямо на месте!

— Отец, он прав! Я для тебя лишь бремя. Не переживай обо мне больше. Просто беги сам. — На этих словах Лянь Хаочэн неизвестно откуда нашел в себе силы и ударился об стену.

Лянь Хаолун удивился. Он быстро потянул сына за воротник и вернул его к себе. Очень грустным голосом он закричал:

— Чэн-ер, что ты делаешь? Если ты умрешь, какой смысл мне продолжать жить? Поверь мне, отец вытащит тебя отсюда!

Тогда не взирая на любые попытки Лянь Хаочэна оказать сопротивление, мужчина схватил веревку рядом и привязал юношу к себе. Тогда он уставился на Инь Фэя, словно непобедимый воин.

Инь Фэй не ожидал, что у Лянь Хаолуна окажется такая воля, и что он сможет показывать бесстрашие даже в такой отчаянной ситуации. Для людей Лююнь не было неразумным почитать Лянь Хаолуна как бога.

— Ладно, раз ты так упрям, мне ничего не остается! — Инь Фэй гневно крикнул и отступил.

— Куда ты собрался? Думаешь уйти так легко? — Стоило Инь Фэю отступить, как аура Лянь Хаолуна вдруг стала свирепой, и его правая рука собралась в хватке, когда он протянул её прямиком к груди Инь Фэя.

Сам Инь Фэй занимал высокий пост и достиг этого благодаря небольшой лести, но у него не было способностей. Увидев, как Лянь Хаолун к нему мчится, он оказался так напуган, что чуть не присел на пол.

Но стражи вокруг него быстро среагировали, показав хорошие навыки. Они сдержали мощь Лянь Хаолуна.

Инь Фэй воспользовался этим, быстро развернулся и начал бежать.

— Сукин сын! — Если бы энергия в теле Лянь Хаолуна не была практически истощена, эти телохранители не смогли бы его остановить. Но даже если он покажет тридцать процентов своей культивации прямо сейчас, это разрушит его внутренние органы.

Жаль, что у Лянь Хаолуна осталось менее двадцати процентов сил в его теле. Но даже так Лянь Хаолун не намеревался оставлять Инь Фэя безнаказанным. Он не мог показать атакующие техники, но он мог применить техники передвижения. Мужчина сделал несколько шагов, которые напоминали то, как плавают змеи. Странно, но у него вышло вырваться из совместного окружения от нескольких телохранителей, и он бросился к Инь Фэю, словно стрела.

Инь Фэй фанатично убегал, желая остаться в живых. Он уже собирался достичь двери, но ещё прежде, чем он смог расслабиться, Лянь Хаолун оказался позади него и тяжело ударил его по заду.

Инь Фэй заорал и пролетел более десяти метров, ощутив головокружения. В то же время на его заду появился большой отпечаток ноги, что выглядело очень иронично.

Лянь Хаолун хотел настичь и убить Инь Фэя, но перед ним уже появилась плотная толпа. Что заставило его нахмуриться ещё сильнее, так это то, что пять-шесть экспертов Сяньтянь также были среди них.

Если бы Лянь Хаолун был в обычном состоянии, ему было бы несложно вырваться из столь крепкого окружения. Но сейчас у него оставалось лишь две десятых от его силы, и он также должен был защищать Лянь Хаочэна, который едва мог двигаться. Ситуация, с которой он имел дело, была опаснее в десятки раз из-за этих двух факторов.

Видя, что фигура Инь Фэя была заблокирована толпой, Лянь Хаолун понимал, что пускай они и находились очень близко, но он не мог подоспеть к нему снова. Лянь Хаолун мог лишь беспомощно вздохнуть.

«Свист, свист, свист!»

Бесчисленные сильные ауры окружили Лянь Хаолуна. Каждую секунду Лянь Хаолун и его сын начали испытывать угрозу смерти. Такая яростная битва продолжалась несколько минут, и вскоре двадцать процентов силы мужчины были поглощены…

Оставить комментарий