Глава 595. Безобидная Улыбка

Если бы Ци Цзюи не действовал слишком самоуверенно, атакуя Чжэ Хуали и Цинь Му одновременно, то смог бы с лёгкостью одолеть первого противника, не опускаясь до такого положения.

Цинь Му и Чжэ Хуали знали о поразительной силе божественного искусства Ци Цзюи, поэтому нанесли ему серьёзные ранения, как только тот решился их атаковать. В результате Ци Цзюи превратился в своего рода гарнир, между тем настоящее сражение происходило уже в стороне от него и без его участия…

Восемь тысяч мечей и бесчисленные лучи ножа звенели, будто дождь, непрерывно сталкиваясь друг с другом.

Ци Цзюи находился в самом центре поля битвы, не выходя из окружения мечей Цинь Му и ножей Чжэ Хуали. Как только он был готов произвести атаку, парочка одновременно обрушивали на него свои удары.

Разве он мог ожидать, что окажется в такой невыгодной ситуации?

Цинь Му и Чжэ Хуали молниеносно носились вокруг, время от времени сближаясь, а иногда отдаляясь. Сражаясь в основном ножами и мечами, они лишь изредка обменивались заклятиями или ударами физического тела.

Чжэ Хуали постепенно оказывался в невыгодном положении, и перед глазами Ци Цзюи мелькнул шанс. Когда Цинь Му нанёс очередной удар по противнику, он тоже отправил в него свою атаку, пытаясь избавиться от одного из врагов, но в тот же миг почувствовал холод, прошедшийся по его сердцу, и опустил голову. Из его груди торчал кончик меча.

Пропустив удар Цинь Му, Чжэ Хуали отлетел назад. Преодолев около пятнадцати километров, он наконец остановился, покрытый тяжёлыми травмами.

Все девять голов Ци Цзюи повернулись, уставившись на Цинь Му, зависшего в воздухе с совершенно невинной улыбкой на лице.

Цинь Му ударил рукой вперёд, растопыривая пальцы. Он исполнил Переворачивающие Небо Руки Инь Ян, которым его обучил Третий Предок, слитые с Поднимающим Небо Колоколом Пяти Громов Пятого Предка Императора Людей.

За пятнадцать километров от него Чжэ Хуали как раз сумел привести своё тело в относительный порядок, как вдруг на него обрушилась сила ладони Цинь Му. Летя назад, будто безвольный мешок, он постепенно замерзал под силой чистого Янь, превращаясь в ледяную скульптуру. Между тем неподалёку от него появился Колокол Пяти Громов, и если тот зазвенит, то его замёрзшее тело рассыпится на куски!

В то же время свободной рукой Цинь Му выхватил из пилюли меча Беззаботный, передавая свою магическую силу в восемь тысяч крохотных лезвий. Неистово носясь внутри тела Ци Цзюи, они умудрялись проникнуть даже в его божественные сокровища!

Второе движение Рисунков Меча, Меч Императора-Основателя, Море Крови!

Вокруг тела Цинь Му заструилась багровая жидкость, поглощая его, будто море из крови. В ней можно было разглядеть отражение невинной, юношеской улыбки, внезапно ставшей злой и дьявольской, отчего люди вокруг вздрогнули от мурашек, побежавших по их спинам.

— Я ещё никогда не проигрывал в групповом сражении… — волосы Ци Цзюи встали дыбом от его голоса. Сила Меча Императора-Основателя, Море Крови наконец высвободилась, а Колокол Пяти Громов накрыл собой Чжэ Хуали.

В следующий миг он издал оглушительный звон!

Два молодых эксперта вот-вот должны были погибнуть от его рук!

В этот миг колокол рассыпался от удивительной силы единого взмаха ладони Фу Жило. Между тем Лу Ли стукнула по кончику меча, торчащего из груди Ци Цзюи. Летающие лезвия одно за другим вылетели наружу, покидая его тело.

Мясник тут же схватился за свой нож, слепой взял в руки копьё, а в небо за спиной немого поднялся столб пламени. Все они сделали шаг вперёд, в то время как одноногий схватил Цинь Му, в мгновение ока перемещая его за спины стариков.

Фу Жило и Лу Ли спасли Чжэ Хуали и Ци Цзюи, но не стали предпринимать никаких действий после этого.

— Маленький Друг Ци, ты провёл всю свою жизнь на Райских Небесах и не ведал о хитрости людей нижней границы. Теперь ты за это поплатился, не так ли? — улыбчиво спросила Лу Ли.

Ци Цзюи сделал небольшую паузу:

— Цзюи готов объединить свои усилия с Губернатором Провинции.

Сердце Фу Жило слегка дрогнуло, и он рассеял Ци чистого Инь, окутавшую Чжэ Хуали, освобождая того из замороженного состояния.

Не успев прийти в себя, Чжэ Хуали увидел, как земля вокруг него сложилась вдвое, а уже в следующий миг он стоял сбоку от Фу Жило, который ещё недавно находился за пятнадцать километров.

Мясник и остальные были шокированы. Способности Фу Жило значительно превзошли все их ожидания. Подобная сила подсказывала им, что перед ними стоит не обычный истинный дьявол!

Левое лицо Фу Жило посмотрело на Чжэ Хуали, спокойно говоря:

— Победа и поражение — обычные явления на войне. Истинная победа и поражение заканчиваются жизнью и смертью, а значит ты не был окончательно повержен, если остался жив. Понимаешь?

Чжэ Хуали повесил демонический нож себе на спину:

— Ученик понял.

Фу Жило обрадовался:

— Твоё сердце Дао хорошо развито, в будущем ты достигнешь большего успеха, чем Ло Ушуан.

Стоя за спиной мясника и остальных, одноногий испытывал несказанную радость, хлопая Цинь Му по плечу:

— Му’эр, ты и вправду ученик дедушки одноногого! Спрятать меч в улыбке, чтобы нанести ему удар исподтишка, это поистине злобный манёвр! Чего и стоило ожидать от моего ученика! Увидев в тот миг твою улыбку, даже я вздрогнул от страха!

Цинь Му тут же скромно ответил:

— Это всё из-за полезных уроков дедушки! Если бы не ты, я не смог бы их одолеть. А что касается сокрытия меча в улыбке, то я здесь лишь на втором месте. Первое до сих пор занимает дедушка одноногий!

Одноногий погладил свою козлиную бороду и громко рассмеялся, невероятно тешась собой.

Ухмыльнувшись, глухой проговорил:

— Нынешние люди ужасно деградировали…

Лу Ли не обращала совершенно никакого внимания на мясника и других взволнованных стариков. Со взглядом, прикованным к божественному городу, нарисованному глухим, она неожиданно улыбнулась, говоря:

— Фу Жило, ты смог разглядеть что здесь реально, а что нет?

Мужчина повернул голову, смотря на город богов тремя своими лицами. Спустя некоторое время он проговорил:

— Я не могу ничего разглядеть. Можешь меня просветить?

— Посмотри на души расположенных там богов, — ответила Лу Ли.

Недоумевая, Фу Жило всё ещё нуждался в помощи:

— Как смотреть на души?

Мясник, немой и слепой понимали, что дело плохо, и начали постепенно отступать.

Выражение лица глухого резко изменилось, а по лбу покатились капли холодного пота, ведь он смекнул, что Лу Ли смогла разгадать его хитрость. Его картина была неотличимой от реальности, то есть в её мире не было никаких изъянов, даже границы не было видно глазу.

Тем не менее, он не умел создавать души!

Раз Лу Ли смогла разглядеть секрет картины глухого, значит она была невероятно сильным практиком из Юду, владеющим крайне глубокими познаниями в области заклятий души.

Ладони стариков вспотели. Окружив Цинь Му, они непрерывно отступали. Волнение в их сердцах становилось всё отчётливее и сильнее.

Фу Жило и Лу Ли, казалось, не обращали на них внимания, позволяя уходить.

Повернувшись, Лу Ли подняла свою тонкую нефритовую руку, рисуя в воздухе круг. Из него подул поток ветра, образуя огромное зеркало, зависшее в небе:

— Уважаемый король, взгляни на отражение в зеркале.

Послушавшись, Фу Жило увидел, что зеркало отражало то место, где находился завораживающий город богов. Перед ним можно было разглядеть силуэты Цинь Му, мясника, бабушки Сы и остальных.

Некоторые из их душ стояли у Южных Небесных Врат, другие шагали по Божественному Мосту, а один из стариков всё ещё находился в области Жизни и Смерти. Под его ногами лежала непроглядная тьма Юду.

Но самым страшным было то, что вместо города богов зеркало показывало лишь огромную яму. В нём не было видно не только удивительных зданий, но даже богов и миллионной армии!

Тем не менее, отражения мясника и других стариков, отступающих в город, были крайне отчётливыми, их души можно было разглядеть в мельчайших деталях. Фу Жило взглянул на себя в зеркале, увидев свою истинную трёхглавую форму, возвышающуюся среди дьявольских райских дворцов!

На самом деле он был трёхглавым дьявольским богом. Три лица были иллюзией, созданной после того, как он сумел совершенствовать три головы в одну.

Затем Фу Жило взглянул на отражение Ци Цзюи, увидев в нём девятиглавого феникса, купающегося в ослепительном золотом свете и божественном огне. Его вид был сакральным и необычным.

Чжэ Хуали в зеркале выглядел как обычный человек, но вот его нож, наоборот, оказался одноглазым демоническим зверем, окутанным ужасающей Ци. Своим видом он внушал неподдельный ужас!

И всё же, самым страшным в зеркале был Цинь Му!

У него было три глаза, а его гигантское тело сверкало багровым светом. В следующий миг он, будто ощутив на себе чужой взгляд, обернулся в сторону Фу Жило.

Сердце последнего тут же дрогнуло, и он снова ощутил острую боль в груди.

Лу Ли поспешно отвернула зеркало от Цинь Му:

— Сейчас понятно?

Теперь зеркало было направлено в сторону дьявольского лагеря. Несколько экспертов, стоящих позади, тут же воспользовались возможностью разглядеть души дьявольских богов и обычных дьяволов за их спинами.

Ученик Фу Жило Шу Е был слегка шокирован, когда заметил среди дьявольских рядов странную душу.

Незнакомый ему человек стоял среди райских дворцов. Его душа была потрёпана и покрыта огромным количеством латок, будто была создана из многих душ, соединённых вместе!

Шу Е пытался рассмотреть его поподробнее, но Лу Ли забрала зеркало, и ему оставалось только недоумевать: «Неужели я что-то не так увидел?»

Фу Жило дрогнул, говоря хриплым голосом:

— Эти три глаза…

— Их запечатал Граф Земли, — улыбчиво ответила Лу Ли. — Можешь даже не мечтать его схватить. Твоя цель только Верховные Небеса Императора.

Собравшись с мыслями, Фу Жило торжественно проговорил:

— Наконец-то я разглядел истинную картину города богов. Он был пустотой, поддельной реальностью, которую преподносили как настоящую. Превратив картину в истинный мир, они соединили ненастоящим с настоящее, делая их почти неразличимыми. Чтобы создать богов и всё живое путём рисования, тот человек должен был достичь вершины пути живописи, — его голос достиг ушей глухого, бабушки Сы и остальных. — Друзья Дао умудрились обмануть меня и задержать армию дьяволов на несколько дней, подарив Верховным Небесам Императора шанс отдышаться и подготовиться. Даже если теперь вы погибнете, вы всё равно можете собой гордиться.

Выражения лиц стариков тут же изменились. Они с тревогой наблюдали, как пространство вокруг начинает искажаться. Несмотря на то, что они отступали, расстояние между ними и Фу Жило сокращалось!

— Нам конец, нам точно конец… — позеленев от страха, тихонько бормотал одноногий.

Зелёный бык, на котором сидел Ба Шань, громко заревел, что есть сил мчась в сторону города богов. Однако несмотря на все усилия, город становился всё дальше и дальше, в то время как Фу Жило приближался.

Зверь остановился, не видя смысла бороться.

— Уважаемый король, мне нужен только Цинь Фэнцин. Отдай его мне, и Верховные Небеса Императора станут твоими!

— Не волнуйся, теперь, когда я могу отличить реальность от подделки, они уже не смогут сбежать, — Фу Жило шагнул навстречу старикам, вокруг которых мгновенно исказился воздух, или даже пространство, заставляя их неконтролируемо полететь к его ногам.

Мясник сердито вскрикнул и взмахнул ножом, пытаясь разрубить искривлённое пространство, однако, свет его ножа согнулся вместе с воздухом вокруг и бесследно исчез.

Внезапно небо резко дрогнуло и Фу Жило, замерев, поднял голову, чтобы посмотрел вверх с ошарашенным выражением.

Лу Ли тоже удивлённо подняла голову.

С небес спустились несравнимо толстые лучи, соединяя его с землёй.

В следующий миг они превратились в бурлящий кровавый свет!

Неожиданно сквозь пространство протиснулась огромная, полуразрушенная планета, зависая в небе над Верховными Небесами Императора.

Вслед за ней появилась вторая, третья…

В небе возникло удивительное зрелище — огромный кусок земли придавил собой горстку планет, неожиданно появившихся в небе!