Глава 711. Номер Один в Мире

Ди Июэ ухмыльнулась и ответила:

— Посмотрите на его вид, он немного похож на Императора-Основателя. Должно быть, это и есть тот потомок, верно? Ты всё ещё отрицаешь, что это твой ученик? Старший Небесный Наставник, не смей мне лгать!

Святой Дровосек покраснел:

— Да, так и есть, это действительно мой второй ученик. Тем не менее, это всего лишь звание, на самом деле я ничему его не учил.

Внезапно Кувшин Пяти Гроз разразился силой, отбросив Цинь Му прочь.

Вокруг тела юноши тут же закружились руны, перемещая его обратно в мгновение ока. Он вернулся на спину бога катастрофы, продолжая грызть голову последнего. Его методы были быстрыми и безжалостными.

— Божественное искусство мгновенного перемещения, созданное тобой, — подозрения Ди Июэ усилились, она продолжала ухмыляться.

От стыда Святой Дровосек потерял дар речи.

Внезапно бог катастрофы в небе над рекой Вздымающейся посмотрел в их сторону и ошарашенно замер. Существо, не заботящееся ни о ком, совершенно забыло о Цинь Му и поспешно упало на колени:

— Большая старшая сестра!

Ди Июэ кивнула и ответила:

— Ты ученик Северного Божества? Ты до сих пор признаёшь меня своей старшей сестрой?

Голова бога истекала кровью, он беспомощно стоял, совершенно не двигаясь:

— Во времена, когда я встретил старшую сестру, ты занимала высокую должность и, скорее всего, не обратила на меня внимания. Я пришёл по приказу призвать на это место катастрофу, не могла бы старшая сестра мне простить…

Ди Июэ равнодушно ответила:

— Уходи отсюда, пока я здесь, тебе нельзя создавать катастрофу. Рань себя, чтобы ты мог объясниться. Скажи владыке что я здесь, он либо пошлёт вас на смерть, либо спустится сюда лично.

Выражение бога катастрофы резко изменилось, стиснув зубы, он оторвал свою левую руку. Затем он спустился с неба и уважительно положил оторванную конечность перед Ди Июэ, прежде чем сделать три шага назад и превратиться в каменную статую. Его исконный дух улетел прочь.

Цинь Му дважды укусил голову каменой статуи, едва не сломав свои зубы. Ему осталось лишь сдаться и слезть со статуи. Оглядываясь, он сверкал злостными глазами будто жестокий зверь, ищущий себе добычу.

Каменная статуя медленно погрузилась под землю, бесследно исчезая. Кувшин Пяти Гроз тоже яростно закружился, всасывая тучи обратно, после чего тут же исчез.

— Эта красотка. Должно быть, вкуснее остальных! — выкрикнув, Цинь Му радостно набросился на Ди Июэ. В этот миг Святой Дровосек почувствовал ужасный стыд и думал лишь о том, чтобы вырыть себе могилу и спрятаться в неё как можно быстрее.

Молниеносно двигая пальцами правой руки, Ди Июэ образовала мудру. Её ладонь напоминала цветок лотоса, нежно стукнув по межбровью Цинь Му.

Дьявольская природа в теле юноши моментально исчезла, а дьявольская Ци Юду яростно потекла обратно в мир в виде слова Цинь между его бровей.

Мудра Ди Июэ отправилась следом за дьявольской природой и Ци, проникая в тело младенца Цинь Фэнцина. Печать Нефритового Зеркала Минду тут же разрушилась.

Небесный Герцог и Багровый Император были поражены и одновременно воскликнули:

— Способности этой девушки совсем неплохи! Жаль, что она уже мертва.

Внезапно Ди Июэ воскликнула от удивления. Магическая сила её мудры бесследно исчезла, будто её что-то сожрало.

Она не видела картину внутри мира в форме слова Цинь, а также не знала, что там заточены Багровый Император и Небесный Герцог.

— Твоё межбровье какое-то странное, позволь мне туда заглянуть!

Она собралась войти внутрь глаза Цинь Му, но Святой Дровосек, Первый Предок, Фу Жило и Чи Си поспешно её остановили:

— Не смей! Не смей проникать в мир между бровей Цинь Му, мы уже здорово поплатились, попытавшись это сделать!

Святой Дровосек уточник:

— Хоть я и избежал вашей участи, я отлично знаю, насколько то место опасно, лучше Небесному Королю не пытаться туда попасть!

Взгляд Ди Июэ задрожал, она улыбчиво проговорила:

— Там и вправду так опасно? Даже моих способностей Императорского Трона не хватит? Ну ладно, моё физическое тело до сих пор мертво, поэтому я не буду любопытничать.

Придя в себя, Цинь Му поспешно приклеил золотой ивовый лист к своему межбровью и облегчённо вздохнул:

— Учитель, Первый Предок, вы вернулись к жизни?

Он был обрадован и удивлён. Увидев Ди Июэ, он тут же поправил одежду, достал зеркало и поправил причёску, прежде чем поздороваться:

— Учитель, кто эта сказочная сестра?

— Сказочная сестра? — Ди Июэ была в восторге, все негативные впечатления, которые у неё вызвал Цинь Му, как рукой сняло. — Небесный Наставник, суждения твоего второго ученика неплохи, он намного лучше тебя и Императора-Основателя, он талант! Ты правильно поступил, взяв его себе в ученики.

Немного успокоившись, Святой Дровосек прошептал на ухо Цинь Му:

— Вытри рот у тебя ещё осталась кровь в уголках губ.

— Кровь? — ошарашенно переспросил Цинь Му. Затем он поспешно достал небольшое зеркало и вытер пятна крови в уголках своего рта, после чего достал из-промеж зубов чей-то волосок: — Я блевал кровью? А откуда у меня во рту волосок?

Ди Июэ проговорила:

— Это была кровь и волосок моего младшего брата, он — бог катастрофы, чью голов ты пытался сожрать.

Цинь Му тут же покраснел в лице.

Ди Июэ улыбчиво добавила:

— Какой чистый и невинный мальчик, в мире не так уж и много парней, знающих что такое смущение. Ты такой застенчивый, должно быть, ты нравишься многим девушкам.

Дровосек, Фу Жило, Чи Си и Первый Предок несколько раз кашлянули, обретая странные выражения лиц. Впрочем, они решили промолчать.

Не обращая на них внимания, Ди Июэ улыбчиво проговорила:

— Младший брат… Ой, я не могу называть тебя младшим братом. Ты ученик Старшего Небесного Наставника, а также потомок Императора-Основателя. Если я буду звать тебя младшим братом, то буду пренебрегать своим старшинством.

Цинь Му ответил:

— Старшая сестра, давай просто подружимся, разве в этом есть что-то плохое?

Сердце Ди Июэ вспыхнуло радостью, она похвалила:

— Отличная идея. С сегодняшнего дня мы будем братом и сестрой, но с другими людьми у нас будут отдельные отношения.

Цинь Му осмотрел лоб Ли Июэ, увидев в нём сквозную дыру. Он даже мог разглядеть ткани её мозга. Более того, её сердце тоже остановилось, а кровь перестала течь. Она, несомненно, была трупом!

Но вот её исконный дух был слишком сильным, поэтому мог продолжать контролировать тело, делая вид, что женщина жива.

— Ранение сестры очень серьёзное, — проговорил юноша. — Как ты его получила?

Ди Июэ грустно ответила:

— Я встретила не того человека и женилась на бессердечной крысе, которая меня и убила. Это не ранение, как мертвец может быть ранен?

Цинь Му тщательно изучил рану Ди Июэ и даже приблизившись не смог расслышать её дыхания. Внутри раны до сих пор крылась часть божественного искусства, его сила была невероятно высокой, поэтому он не осмеливался к ней прикасаться.

— Это рана, и тебя всё ещё можно спасти. Несмотря на её серьёзность её можно вылечить, — юноша продолжал внимательно осматривать рану, подойдя к затылку Ди Июэ. Спустя некоторое время он продолжил. — Но в ней сохранилась часть божественного искусства, я не в силах с ним совладать. Сестра не могла бы от него избавиться?

Удивившись, Ди Июэ исполнила свою технику. Чтобы избавиться от остатков божественного искусства Сына Небесной Инь, прежде чем с любопытством спросить:

— Я нахожусь в области Императорского Трона, а ты всего лишь Небожитель. Ты владеешь методами лечения ранений Императорского Трона?

Тело Цинь Му задрожало, принимая свою трёхглавую шестирукую форму. Взмахнув мечом, он отрубил одну из своих голов.

Женщина шокировано воскликнула, в то время как юноша лишь улыбнулся и поднял голову в руке:

— Старшая сестра, взгляни.

Его шея задрожала, а уже в следующий миг из неё быстро выросла новая голова.

Ди Июэ смотрела на него широко открытыми глазами, прокричав:

— В мире существует такая техника?

Она заметила, что парень не просто отрубил голову своему физическому тело, но и исконному духу!

А исполнив свою технику, он не просто отрастил физическую голову, но и голову исконного духа!

Она никогда раньше не слышала о подобной технике.

Бог Чи Си возмущённо фыркнул, пылая от недовольства.

То, что исполнил Цинь Му, было техникой Таинственных Писаний Бесстрастного Создания и Тремя Исконными Духами Бессмертного Сознания Багрового Императора. Объединив их, можно было обрести как бессмертное физическое тело, так и бессмертный исконный дух!

Обретение бессмертного физического тела было главной целью Сына Бога Багрового Света, и тот совсем не ожидал, что Цинь Му сможет добиться в этом успеха раньше него самого.

То, что юноше это удалось, заставляло завидовать всех представителей Багрового Света.

Сын Бога Багрового Света обучил Цинь Му технике Таинственных Писаний Бесстрастного Создания Светлого Императора, а учения, полученные от сознания Багрового Императора, позволили ему овладеть техникой Бесстрастного Сознания Бога не хуже самого Багрового Императора.

За счёт этого он сумел невероятно улучшить своё понимание техники Бесстрастного Создания и превзойти Сына Бога Багрового Света, обретая неописуемое преимущество. Даже если бы он передал технику Багрового Императора последнему, тот не смог бы понять её на таком же высоком уровне, из-за чего у него не было шансов обрести бессмертное физическое тело и исконный дух.

С другой стороны, чужеземец в лице Цинь Му смог с лёгкостью этого добиться.

Святой Дровосек улыбнулся. Он знал об основании своего ученика, хоть и номинального, поэтому отлично понимал, насколько высоким было его понимание техник создания.

Даже Цинь Му не осознавал полной величины своих способностей, но он отлично всё понимал. Обретя наследие Багрового Императора и Светлого Императора, Цинь Му по праву мог считаться самым сильным мастером искусств создания мира!

В плавучем мире Багрового Света он обрёл две великие техники Императорского Трона, после чего передал их всем академиям Вечного Мира.

Десятки тысяч людей изучали их секреты, среди них нашлось немалое количество талантов, сумевших понять тонкие нюансы двух техник Императорского Трона.

Но кроме Святого Дровосека, никто не знал, что Цинь Му уже давным-давно взобрался на самым вершину горы.

Улыбаясь, Цинь Му рассеял свои три головы и шесть рук:

— Возможно, вылечить ранение сестры очень трудно, но для меня это не слишком тяжёлая задача. Старшая сестра когда-то изучала искусства создания?

Ди Июэ покачала головой:

— Изучала поверхностно и довольно безрезультатно. Я сильно уступаю Старшему Небесному Наставнику.

“Старшим Небесным Наставником” был никто иной, как Святой Дровосек.

Цинь Му задумчиво шагал вперёд-назад:

— Тело старшей сестры мертво, и, должно быть, оставалось таким на протяжении довольно долгого времени. Тем не менее, оно отлично сохранилось, будто умерло совсем недавно. Но чем больше ты будешь находиться в этом мире, тем сильнее оно будет разлагаться. Когда это случится, ты будешь мёртвой по-настоящему! — он поднял голову, улыбчиво добавляя. — Позволь мне использовать технику создания вместо тебя! Когда ты воскреснешь, то сможешь изучить её самостоятельно.

Ошарашенная Ди Июэ спросила:

— Ты действительно в силах вылечить физическое тело сильного практика области Императорского Трона? Именно в этой области я нахожусь!

Цинь Му сверкал уверенностью:

— Целители относятся к своим пациентам, как к родным детям…

— Тьфу, ты просто хочешь мной воспользоваться! — Ди Июэ закатила глаза, но совсем не выглядела сердитой.

Дровосек, Фу Жило и остальные тревожно переглянулись.

Первый Предок шёпотом спросил:

— Небесный Наставник, это он у тебя научился так ублажать девушек?

На лице Святого Дровосека возникло опустошенное выражение:

— Чему я мог его научить? Разве я был бы до сих пор одиноким, если бы владел такими навыками? Мне стыдно это признать, но я не обучил его ни одному божественному искусству. У него были другие учителя…

К этому времени труп целителя возле обсерватории уже окаменел.

Оставить комментарий