Том 17. Глава 15. Зеркало

Опция "Закладки" ()

— Герой, которому вы доверились, был обманщиком и самозванцем! Вот доказательство!

Когда Ицуки промаршировал по городским улицам, исполняя музыкальные заклинания, городские солдаты зашумели и вскоре утратили всё желание сражаться с нами.

Часть продолжала сопротивляться, но король оказался прозорливым и быстро понял, что проиграет в случае войны. Он провёл переговоры с Ларком и Ицуки, которые привели к заключению союза между странами. Вернее, это было ближе к частичной оккупации, так что переговоры можно назвать успешными.

Кстати, из-за усилий Ларка и Терис в окрестностях Песочных Часов сейчас творится чёрт-те что.

Что касается баб Миядзи, то некоторые примкнули к Дуре и исчезли. Остальных лишили всей власти и должностей — ожидаемая судьба для проигравших, тем более, что их покровитель Миядзи оказался преступником. Их теперь и казнить могут.

В этом мире тоже распространены понятия долга Священных Героев и уважения к ним, поэтому их убийство — великое преступление. Тем более, что Миядзи помимо этого похитил Кидзуну из другой страны. Его приспешникам не отвертеться от обвинений.

Кстати говоря, выяснилось, что без вести пропала принцесса страны. Тоже присоединилась к Дуре, что ли?

Как бы там ни было, пока Ицуки и Ларк разбирались с насущными вопросами, мы…

— Сюда, — Грасс вела нас к Кидзуне. — Изначально её держали в комнате из какого-то странного материала, но мы с Крисом и Садиной-сан сумели её спасти.

— Пен!

За открытой дверью нас встретил гигантский Крис, защищающий Кидзуну. Увидев Грасс, он тут же уменьшился и подбежал к ней.

— Теперь скажи, почему ты не привела Кидзуну к нам.

Если она нашла её, то могла бы отвести к нам сразу, но вместо этого Грасс и Садина прибежали на помощь без неё. Наверняка это неспроста, тем более, Грасс говорила, что есть какая-то причина…

— Вот почему, — Грасс указала пальцем на… нечто, похожее на Кидзуну.

Именно нечто, а не некто.

В комнате стояла статуя расслабленной Кидзуны с удочкой в руках.

Это статуя или Кидзуна? Удочка смутно знакомая, хоть и режет глаз.

Так, надо думать. Этот мир похож на игры, поэтому в нём должны быть негативные состояния. Нужно сопоставить мои геймерские знания с заявлением Грасс о том, что это Кидзуна.

— Её превратили в камень?

— Да…

Ох, в этом мире всё-таки существует превращение в камень. Хотя, у меня где-то в бонусах Щита была стойкость к окаменению. Я никогда ещё не сталкивался с такими атаками, но всё-таки они существуют.

— Она ведь не мертва? Это не страшно?

— Её можно вылечить, но это займёт время.

— Ясно… Значит, мы всё-таки спасли Кидзуну.

Нельзя сказать, что она жива-здорова, но по крайней мере я рад, что мы встретились.

— Прямо сейчас у меня почти нет магии и я не могу тебя вылечить, но буду надеяться, тебя быстро превратят обратно.

Казалось бы, уж после победы над Миядзи и отступления баб ко мне вернутся Щит и магия, но этого не произошло. Ловушка, которую они организовали, действует на весь мир, поэтому наши Оружия и магия по-прежнему запечатаны.

— Ну что, потащили её?

— Да. Спасибо за помощь.

Мы вынесли окаменевшую Кидзуну из комнаты. Какая же она тяжёлая… а ведь мне должно хватать Уровня.

— Я помогу, — Эснобарт вызвался помочь с переноской, но даже втроем нам было нелегко.

Как бы там ни было, мы спасли Кидзуну. После этого мы воспользовались захваченными Песочными Часами, чтобы вернуться в страну Ларка.

— Пожалуй, главную роль сыграло то, что мы собрали такой большой отряд в сжатые сроки.

— Ага, паренёк Наофуми. Твоё появление нам очень помогло.

Мы разговаривали с Ларком в больнице, глядя как лечат Кидзуну.

— Опять ты за своё, молодой господин.

— Ха! Это обращение на меня уже не действует. И как-то неправильно это — называть тебя просто по имени, так что потерпи.

Эх… Поражает меня невозмутимость Ларка. Даже не хочу ещё раз ввязываться с ним в спор. Пусть называет как хочет.

— Вернёмся к теме. Сколько времени уйдёт на лечение?

— Хороший вопрос… её заколдовали довольно сильно. Поскольку ей занимаются Терис, заклинатели страны и Эснобарт, думаю, за пару суток управятся.

— Ясно.

Грасс печально смотрела на Кидзуну. Уже этого достаточно, чтобы понять, насколько важны для неё их узы.

— В общем, Ларк… После всего случившегося мы не можем оставаться просто временными помощниками. Нам придётся засесть здесь поосновательнее и истребить всех врагов, которые снуют по этому миру.

После возвращения Кидзуны преимущество должно перейти к нам.

Но даже если так, у нас остаются две проблемы. Первая — то, что мы с Ицуки по-прежнему не можем использовать магию и наше собственное Оружие. Вторая — то, что в этом мире орудуют Ссука и Доспех.

Будь всё как обычно, моя задача свелась бы к победе над авангардом волн и возвращению, но теперь на стороне врагов вдруг оказались Ссука, Доспех и враги Сэйн.

Если бы это произошло в нашем мире, даже в таких условиях ещё бы оставалось пространство для манёвра. Мы, как ни крути, практически уладили все дипломатические вопросы и избавились от всех стран, которые не хотели сотрудничать. Могу точно сказать, что в нашем мире ни в одной стране больше не строят козни против меня.

Однако в этом мире единства пока нет, к тому же мертвы все Священные Герои кроме Кидзуны. Более того — если верить словам Дуры, их Священное Оружие в плену.

Поэтому я хочу помочь этому миру. А то случится тут какая-нибудь большая беда, и Рафталию призовёт на помощь против её воли. Если мы не хотим отказываться от Клановой Катаны, то должны поддерживать мир, которому она принадлежит. А я не хочу отказываться и даже не думаю об этом.

Я вообще решил, что больше не брошу в беде никого из товарищей.

— Враги Сэйн и Ссука почти неуловимы. Скорее всего, они попытаются привлечь на свою сторону могущественных людей и действовать из их тени.

— Ну, тогда нам надо присматривать за страной Гарпуна — это сильнейшие из наших противников.

— Хм… Ты ведь собирался сражаться с ними в любом случае? Тогда нам надо постепенно готовиться к битве с обладателем Кланового Гарпуна и его приспешниками.

Если они тоже задумали что-то коварное, то наверняка попытаются претворить планы в жизнь. Тем более, что я подозреваю Клановых Героев в расправе над Священными.

Разумеется, нам сначала придётся поговорить с Героем Гарпуна, но лучше заранее готовиться к тому, что он тоже может относиться к авангарду.

— Знаешь… — Ларк сложил руки на груди, погладил подбородок и осмотрел меня с ног до головы.

— Хм?

— Я и подумать не мог, что Клановое Зеркало выберет именно тебя, паренёк Наофуми.

— Я тоже. Мне до сих пор кажется, что оно лишь дало мне временные права, пока я не верну себе Щит.

— Ещё и пареньку Лука достался Музыкальный Инструмент — ерунда какая-то творится. Нам ещё постигать и постигать тайны этого мира.

— Разве с Ицуки не всё просто? Он лучше Миядзи играет на инструментах, поэтому Оружие сочло его достойным владельцем. То же самое с Эснобартом, которому Книга как раз к лицу.

— Я заметила, как Клановые Оружия соревновались за вас, Наофуми-сама, — вставила Рафталия.

Я не мог не согласиться. Оружия врезались в меня одновременно — хотя я не думаю, что нарочно.

— Ну, Клановая Книга наверняка считает себя твоей должницей после случая с Кё. Правда, неясно, где она пропадала.

Я вспомнил пару огоньков, летавших внутри мира Эссенции Щита. Может быть, они прятались возле меня от других людей из авангарда волн? Я слышал, предыдущий обладатель Зеркала был весьма мутным типом, так что Зеркало наверняка строило планы на случай своего спасения.

— Да уж, Зеркало…

По своим особенностям оно недалеко ушло от Щита, поэтому я легко перестроился. Но каким бы удобным оно ни было, я хочу атаковать, а с Зеркалом даже Айрон Мейден не включается.

— Если выбирать между Книгой и Зеркалом, я думаю, Зеркало вам подходит лучше, — почему-то заявила Рафталия понимающим тоном.

— С чего бы? Это ты меня так нарциссом назвала?

— Что? Нет, я о том, что вы любите расплачиваться с врагами за все обиды.

— Гм?

— Когда ваше имя опорочили обвинениями в изнасиловании, вы в ответ вообще лишили обидчиков их имён. Когда враг сражается нечестно, вы в ответ побеждаете его нечестными способами. За убийство мстите убийством.

Вспомнив всё, что я делал, мне пришлось согласиться с Рафталией. Можно с уверенностью сказать, что мой главный принцип — относись к людям так, как они относятся к тебе. Я и Такта наказал лишь в меру его собственных грехов.

— Вы сами как зеркало, отражающее ваших врагов, — заключила Рафталия.

— Понятно, — отозвался Ларк. — А Оружие в таком случае отражает образ жизни паренька Наофуми.

Я бы, конечно, с этим поспорил… но думаю, остальные всё равно останутся при своём мнении. Тем более я действительно не могу успокоиться, пока не расплачусь по счетам. Вот и Ссуке ещё придётся понести заслуженное наказание. Она не только предала доверие королевы и любовь Подонка, но и приложила руку к убийству Атлы. При этом она даже не собирается раскаиваться, поэтому я не буду оставлять её в живых.

— Ладно-ладно, я вас понял. Будем считать, что Зеркало, отражающее все плохое и хорошее, мне к лицу.

Отчасти мне кажется, что я лишь использую Зеркало как замену Щиту, однако главная разница в том, что его приходится усиливать методами Кланового Оружия этого мира.

Щит наверняка ещё послужит мне, как только я вернусь в наш мир, но здесь от него толку нет.

Но поиск Оружия ещё не закончен — мы пока не знаем, какой арсенал прячет Дура, и до сих пор не вернули похищенное Звёздное Оружие. И в конце концов, слова Дуры о нехватке усилений тоже надо принять во внимание.

До сих пор я считал Либирейшн Ауру Х верным ключом к победе, но в ней слишком много уязвимых мест. Это один из важнейших уроков, которые я сегодня усвоил.

Чувствую, нам предстоят очень сложные и запутанные битвы…

Пока я предавался тревогам и размышлениям, пришли Фиро и Раф-тян.

— Господин-сама.

— Рафу.

— М? Что такое?

— Кушать хочу.

— Рафу.

— Опять? Фиро, я тебя прекрасно понимаю, но Наофуми-сама устал.

Рафталия попыталась отчитать Фиро, но я ткнул её в плечо и взмахнул рукой.

— Не волнуйся так за меня, Рафталия.

— Да? Но…

Рафталия обеспокоенно посмотрела на меня. Да ладно тебе, если не сейчас, то в будущем это всё равно понадобится.

— Радуйся, Фиро, я теперь буду готовить тебе каждый день.

— Правда?! Ура!

Я смотрел на резвящуюся Фиро, краем глаза заметив недоумение Рафталии. Наверняка ей кажется, что я слишком уж расщедрился, ведь она прекрасно помнит, с каким скрипом я обычно соглашаюсь готовить.

Собственно, не будь у меня веской причины, я бы точно спихнул питание Фиро на местных поваров.

— В конце концов, вы все сегодня хорошо потрудились, так что это в каком-то смысле ваша награда.

— Мне кажется, у вас есть более веская причина, Наофуми-сама.

— А ты догадливая.

— Я уже достаточно долго вас знаю.

Да уж. Прошло уже немало времени с тех пор как я стал Героем Щита. Такое чувство, что я провёл в битвах несколько лет, хотя на самом деле гораздо меньше. И я совсем не против иметь рядом людей, которые так хорошо меня понимают.

— Это связано с методом усиления Кланового Зеркала. В общем, еда будет. Ларк, ты тоже приходи, я много приготовлю.

Метод усиления достаточно очевидный… хотя некоторые могут списать его просто на Геройское благословение. У меня и с Щитом то же самое было.

— Еда паренька? О да, ты шикарно готовишь, я обязательно её попробую.

— Ага, приходи.

Я отправился на кухню и начал готовить из замковых продуктов.

— Держи добавку, Грасс. Ешь и не стесняйся.

Пока в лечении Кидзуны был перерыв, Грасс тоже пришла поучаствовать в банкете. Я навалил на её тарелку часть приготовленной мной горы.

— Ух… Мне уже хватит, Наофуми, — возразила она. — Предложи кому-нибудь ещё.

— Ну чего ты говоришь? Будешь плохо есть — не станешь сильной. Вон, бери пример с Фиро.

— Ура-а, еда! Еда-а! Мне ещё можно есть?!

Я показал пальцем на Фиро, которая уже съела больше половины предложенного ей подноса.

— Уа-а-а… Я уже сытая, но не могу остановится. Ицуки-сама-а-а! Спасите!

Лисия в слезах набивала себе рот и звала Ицуки на помощь. Никогда не видел, чтобы кто-то так ел.

Ицуки тем временем так глубоко ушёл в музыку, что играл даже во время банкета. Его Музыкальный Инструмент принял форму жареной рыбы, и я это ему ещё припомню.

— Это Танго божественного едока — навык, улучшающий пищеварение. Можете не волноваться и наслаждаться едой, — пояснил Ицуки.

— Как я могу не волноваться?! — воскликнула Лисия.

Кстати, метод усиления Музыкального Инструмента оказался основан на деньгах, прямо как у Метательного Оружия. Правда, если у Метательного Оружия деньги уменьшают шанс провала других усилений или увеличивают их эффект, то Музыкальный Инструмент позволяет покупать характеристики.

Типа, бросил монетку в сто иен — получил плюс один к Мане. Но это, конечно, не значит, что очко Маны стоит сто иен. У каждого следующего усиления будет уже другой ценник, и на покупку трёх очков может уйти, условно, пятьсот иен. У всех характеристик разные ценники, а помимо них можно покупать, например, скорость развития или восстановления Маны. Конечно, всё это очень удобно, но наверняка очень дорого. Наверное, дело в том, что музыкальные инструменты — дорогое удовольствие во всех мирах?

И кстати, что же у Ицуки за судьба такая? Теперь ещё и методы усиления копируют Лисию.

— Рафу.

— Пен.

Раф-тян и Крис растянулись на полу, поглаживая набитые животы. Наверное было бы очень приятно погладить пузико огромной Раф-тян, но сейчас бы из-за этого поднялась шумиха, так что не буду.

— Мне нужно ещё выпить!

— И мне!

А вот Садина с Силдиной пока не наелись — вовсю уплетают угощения, запивая алкоголем. Видимо, они такие же прожорливые, как и настоящие косатки.

— Ну, Рафталия, давай тоже ешь. Как в старые добрые, — бросил я Рафталии, которая сидела бледная и неохотно брала еду со своей тарелки.

— Мне… обязательно так объедаться?

— Если не трудно, наешься до отвала. Ты ведь проверила эту еду с помощью Статуса?

— Проверила, но…

— О, новая порция еды готова. Без этого никак не обойтись, если мы хотим срочно стать сильнее. Ешьте и набирайтесь сил.

Так, надо бы проверить новую еду через Статус и… Хм-м… Да, если вкладывать в еду Ци, числа становятся намного больше. Во всяком случае, это точно эффективнее обычной готовки.

Итак, метод усиления Кланового Зеркала. Не знаю, почему так вышло, но с помощью этого Оружия можно во время еды повышать Уровень, но не обычный, а другой, который я буду называть кулинарным. Пожалуй, это что-то вроде Уровня класса, о котором говорил Ицуки.

Когда кто-то ест приготовленную мной еду, то получает очки опыта, кулинарный Уровень и прибавки к характеристикам. Различные виды еды поднимают различные характеристики, но всё-таки смысл кулинарии не в том, чтобы готовить что-то одно. Я собираюсь повышать свой кулинарный уровень, питаясь самой качественной, эффективной и действенной едой.

В то же время прелесть этого Оружия в том, что если её обладатель будет на совесть готовить и кормить людей, то сделает сильнее не только Оружие, но и других людей. Это удобно, но главное — мне всегда нравились методы, которые усиливают моих союзников. Зеркало меня прекрасно понимает.

— Я понимаю, что это ради силы, но съесть столько еды всё равно тяжело, — высказался Эснобарт, доев свою порцию.

— Наверное, надо было запастись лекарствами для пищеварения.

— Думаю, жители вашей деревни с удовольствием съели бы всё, Наофуми-сан.

— Ага, точно.

Неплохо бы и их так покормить, если это поднимет им характеристики. Тем более, они сильно расстроятся, если от этого пира им перепадёт только рассказ.

— Хех… Наверное, я лучше отработаю весь процесс на жителях этого мира, чтобы потом суметь накормить моих рабов до отвала. Иначе они легко победят мою еду.

— Для вас это битва?..

Следующую порцию готовой еды я отнёс Ларку. Поначалу он ел с огромным аппетитом, но теперь его возможности тоже на исходе.

Терис уже валяется. Я слышал, что она любит мармелад и сделал ей сладости в форме драгоценных камней. Угощение ей очень понравилось, но она не рассчитала свои силы.

— Полегче с этим вкусом… — проворчал Ларк. — Он коварен — даже в сытом человеке будит аппетит.

— Мне всё интереснее и интереснее. И кожа так заблестела, — вставила Садина, кожа которой действительно начала светиться.

Тем временем Сэйн вовсю ест, не желая уступать другим. Конечно, это я тут всех заставляю объедаться, но в её худенькое тело точно столько войдёт? Одно дело Фиро и Садина, они обе на самом деле огромные, но Сэйн-то миниатюрная. Я не представляю, как в неё столько влезает…

— Ещё, — сказала она, и я вспомнил, что наша первая встреча состоялась, когда она ела у меня в деревне.

Более того — во время жизни в деревне она и завтракала, и обедала, и ужинала очень плотно. Неужели она на самом деле обжора?

В общем, самые прожорливые среди собравшихся — это Фиро, Садина, Силдина и Сэйн.

— П-паренёк Наофуми, может, хватит?

— Хм… Ладно, потом всё равно ещё раз накормлю. И к следующему пиру уже готовиться надо.

Качество еды напрямую влияет на повышение уровня, так что поиск продуктов и прочая подготовка — вечная проблема. Если я буду кормить их одним и тем же, им быстро надоест.

— Кх… Паренёк Наофуми, мне теперь твоё Зеркало кажется подносом. Ты теперь Герой еды.

Это ты зря сказал.

— Кажется, ты ещё не наелся, Ларк. Я собирался угостить Фиро огромным лэмператрисом, но теперь он достанется тебе, — с этими словами я поставил на стол перед Ларком огромный рисовый торт.

— Ты чего?!

— Съешь его целиком, Ларк. Не вздумай ничего оставлять. Ты должен стать сильным, чтобы защищать мир. Ты и без меня знаешь, насколько важны методы усиления, и должен понимать, сколько опыта и бонусов получишь от моей еды.

— Кх… Ладно уж, съем. Уо-о-о-о-о!

Ларк с воплем набросился на угощение. Наконец, он не выдержал и упал в торт лицом. Вот тебе за Героя еды! Вспомнилось, как какой-то солдат посмел меня назвать Героем кастрюльной крышки!

— Фиро, доешь за него.

— Да-а! Еда-а! — Фиро уже вышла из человеческой формы и наелась так сильно, что у неё раздулся живот. — Господин-сама, я полностью наелась. Впервые!

Даже Фиро уже достигла предела и почти не могла есть.

Вот так и закончилась моя попытка накачать моих товарищей нездоровым допингом.

  1. По мнению японцев, любимый десерт Евгении, жены Наполеона III (поэтому l’impératrice).

Оставить комментарий