Том 5.5 Глава 95. Синдром справедливости

Остался позади полдень, пришло время обеда, но…

— Лисия! Ланч!

— Т-так точно!

Доспех и остальные спутники Ицуки приказали девочке по имени Лисия достать обед.

Как он надменно «ланч» произнес.

Я не знаю, что за слово перевел Щит, но оно мне не нравится.

— …Уж достать мог бы сам.

— О чем вы говорите? Лисия среди телохранителей новенькая, поэтому работа руками на ней.

— А-а?! — я не знал, что сказать.

Что? Новенькая?

Э?

Разве Героям правильно рассматривать своих спутников как сотрудников какой-нибудь компании?

Лисия действительно занялась раздачей обеда

Она тщательно осмотрела всю еду, будто ее надо было подавать в определенном порядке, а затем несколько раз по очереди проговорила имена товарищей.

И вот в чем загвоздка:

Я-то принес свою еду, меня не коснулось, но у спутников Лисии каждая следующая порция скуднее предыдущей.

Первая, самая роскошная — Доспеху: сэндвичи с крупными кусками мяса, даже с костями.

Потом воин — у него сэндвичи и жареная рыба.

Затем… ну, и так далее.

Наконец, Лисия достала из мешочка оставшиеся в нем фрукты и начала есть их.

Что за черт? Они еще и не едят одно и то же?

Да это же…

— У вас что, иерархия есть?

Спутники Ицуки кивнули, словно так и надо.

— Наше положение определяется уровнем доверия Ицуки-самы, а также вносимым вкладом. Ну, раз так, Герой Щита-сан, то давайте я вам во всех подробностях расскажу о всем великолепии Ицуки-самы.

— Вот уж не надо!

— Ну что вы, так вот, впервые после встречи с Ицуки-самой мы прониклись справедливостью в…

А затем Доспех и прочие спутники Ицуки принялись нахваливать свои героические свершения.

Даже вспоминать не надо, чтобы пересказать, о чем они говорили.

Почти все рассказы сводятся к тому, что они тщательно скрывались, чтобы не привлекать внимания, а затем побеждали зло.

И похоже, что это поведение Ицуки крепко убедило их в том, что именно он — тот самый Герой, что спасет мир.

Это прямо религия какая-то…

Секта Ицуки.

А еще… правда, это лишь мое мнение.

Похоже, Ицуки спит и видит, как победы над плохишами выставляют его поборником справедливости.

Мне кажется, что в конце концов он начал видеть плохишами всех, кто противостоит ему, и перешел к жестокости.

Кажется… у этого психического состояния даже название есть.

Был когда-то такой фильм о справедливом полицейском за границей, который карал зло с таким остервенением, словно ему это доставляло удовольствие.

Вот у него как раз было это отклонение, которым страдают многие полицейские.

Не могу вспомнить название, но помню, что свое имя синдром получил по названию фильма…

Его вызывает зашедшее слишком далеко чувство справедливости. Когда человек начинает говорить о том, что злодеи не имеют права даже на жизнь, и начинают карать смертью самые незначительные прегрешения. Например, убивают людей, потому что они сопротивлялись.

Вернее, в самом фильме полицейский до такой стадии не дошел, но зритель понял, что в конце его ждет именно это.

Вот и здесь ситуация похожая.

— Как же я устал…

Рассказы о подвигах Ицуки в исполнении его спутников продолжались даже после охоты, когда мы добрались до гостиницы.

Уровень я особо не поднял…

Сыгранность у них есть, но атакуют они плоховато — возможно, виновата иерархия.

Не нравится мне это.

Даже пока мы мылись они рассказывали о подвигах Ицуки с такой гордостью, словно хвастались своими свершениями.

— Фух…

Помывшись, я пошел гулять на улицу.

Точнее… не выдержал того, что в гостинице навязчивые миссионеры секты Ицуки.

Поэтому я решил подышать вечерней прохладой, а заодно спрятаться, пока они не успокоятся.

Вдруг я услышал звуки шагов и обернулся.

Оказалось, это Лисия подошла к лавке что-то купить.

— А, Герой Щита-сама.

— О. Чего это ты?

— Эт-то, меня за покупками отправили.

— Ясно…

Потому что она ниже всех в иерархии?

Стойкая же она, раз так терпит без пяти минут травлю.

Она ведь у них явно на побегушках. Даже во время знакомства о ней едва не забыли.

Их отряд напоминает мне этакий кружок друзей с Ицуки во главе. В таких кружках кому-то обязательно достается и такая роль.

Я, как переживший множество невзгод, прекрасно все понимаю. И еще мне интересно…

— Слушай.

— Да?

— Почему ты остаешься в таком отряде?

Как же, должно быть, невыносимо… или ей нравится быть в одной группе с типами, которые не гнушаются ничем на пути к своей вывернутой справедливости?

Я не прошу ее переходить ко мне, но даже у Рена или Мотоясу в отряде ей было бы лучше.

— Ничего не поделать… я ведь только-только вступила.

— Нет, я к тому, почему ты не уйдешь, если с тобой так обращаются?

— Эт-то… потому что Ицуки-сама спас меня.

— Неужели?

— Да…

Лисия объяснила, как так получилось, что она оказалась в отряде Ицуки.

Говоря простым языком, она — дочь разорившихся аристократов.

Денег у их семьи было кот наплакал, жили они скромно.

А затем мерзкий богатей, владевший соседними землями, начал устраивать диверсии на земле родителей Лисии.

Деньги кончились в мгновение ока, селяне боялись перечить богачу. Пришлось проглотить обиду и признать поражение.

В обмен на деньги и прекращение саботажа богач попросил… Лисию в заложницы и увел ее практически силой.

Такое чувство, будто история эта прямо писалась под Ицуки.

И, конечно же, он примчался на помощь, наказал плохого богача силой Героя и спас несчастную.

Та прониклась глубоким чувством признательности и долга, простилась с семьей и примкнула к отряду Ицуки.

Прямо шаблон под роман какой-то.

— Я… хочу расплатиться с ним.

С моей точки зрения вся благотворительность Ицуки в высшей степени бесполезна, но Лисии она, поди, кажется настоящими подвигами.

Из ее рассказа видно, что она действительно благодарна своему спасителю.

Впрочем, ее слушать приятнее, чем бахвальства Доспеха и прочих Ицуки-товарищей.

— Ясно… тяжело тебе пришлось.

— Да. Правда, у меня ничего не получается.

— Судя по тому, что я видел, тебе самое место в тылу.

Когда она колдовала где-то позади, ей говорили, что она мешается, а посылали вперед, а оттуда гнали обратно назад.

Честно сказать, товарищи ее тоже хороши. Если вы можете врагу и мечом, и магией наподдать, а затем вылечиться, то уж, казалось бы, должны свой стиль выработать.

Вот он — вред от избытка спутников и корень их взаимного непонимания.

— Я всегда была неумелой, неловкой, неуклюжей… если у меня что и получалось, так это магия, но Ицуки-сама сказал, что мне стоит научиться воевать и на передовой, так что во время Повышения Класса я выбрала путь ближнего боя.

— Ничего себе…

Загубила достоинство, чтобы восполнить недостаток? Поэтому стала такой ни на что не годной?

Конечно, с точки зрения лучника любой человек на передовой полезен, но смысл так делать, если сражаться легче не станет?

— Ну, удачи. Впредь не называй себя неловкой, говори, что всесторонне развитая.

— Хорошо!

Смелости ей не хватает, но стержень есть. Думаю, справится.

Я тоже падал на дно, но нашел свой путь и выкарабкался.

Вот и Лисия наверняка займет достойное место в рядах отряда Ицуки, если постарается.

— Прости, что-то мы заговорились. Давай провожу, чтобы тебя не отругали.

— Спасибо вам.

Так закончился этот день.

Доспех и остальные все же попытались отругать Лисию. Я их остановил и вынес предупреждение, и мы пошли спать.

На следующий день головная боль продолжилась.

Проблемы валятся на голову одна за другой. То они с авантюристами поругаются, то до них дойдут слухи о темном прошлом торговца-мошенника, и они задумаются над тем, что с ним таким делать, и так далее.

Кстати, я насколько мог объяснил им, что мошенник уже отошел от их дел и исправился, так что на этом все улеглось.

Одному мне они бы не поверили, но меня поддержала Тень, так что все обошлось.

Она убедила их, что тот только-только открыл новое дело, а потом рано судить о том, зло он или все-таки нет.

— Эх…

Охотились мы в глубине острова, с трудом одолевая Фамилиаров Кальмийского Кролика.

Эти монстры не слишком сильные, но и не слишком слабые.

Я их обездвиживал, так что побеждали мы без труда… но сила атаки этих ребят мои ожидания не оправдала.

В их отряде основной урон шел от Ицуки, а остальные привыкли в первую очередь защищаться и лечиться, поэтому атака у них хромала.

Будь со мной Рафталия и Фиро, у нас уходило бы по паре минут на каждого.

[Требования к Щиту Фамилиара Кальмийского Кролика выполнены.]

[Щит Фамилиара Кальмийского Кролика:

Способность не освоена… Бонус экипировки: Радиус Прозорливости (Малый)]

Под конец Доспех не выдержал, что я делаю ему замечания каждый раз, когда он нарывается на неприятности, и ушел из группы Ицуки.

С учетом того, что мои Рафталия и Фиро поступали с другими Героями точно так же, жаловаться мне не приходится, но все-таки скажу, что Доспех раздражал меня до самого конца.

Как только ушел Доспех, воин сильно изменился и уже сам начал вести себя заносчиво. Сделал ему замечание, он тоже ушел.

В общем, в конце концов мы с Лисией остались вдвоем.

Конечно же, от этого универсальной Лисии сильно прибавилось работы, но уже в полдень мы благополучно закончили охотиться и перебрались на лодке на главный остров.

Мне, в принципе, было уже плевать, но обратно мы возвращались на одной лодке вместе с бойкотировавшим меня отрядом Ицуки.

Видимо, они не хотели слышать ругань Ицуки, поэтому до окончания охоты отдыхали в гостинице.

Мне уже даже замечания им делать не хотелось, так что я просто лечился от усталости, глядя на море.

Отвратительные два дня выдались.

Информацией об Ицуки разжиться не удалось, какие-либо улики отыскать тоже.

Но хоть чертовы обмены спутниками позади остались…

Я смотрел на море и прокручивал в голове события сегодняшнего утра.

Кстати… а ведь Лисия с утра дала мне кусочек руды.

Сказала, в качестве благодарности за помощь вчера вечером.

Тогда я просто мысленно решил, что она действительно дочь аристократов, раз такая воспитанная, и принял дар с безразличным видом. А сейчас задумался — почему руда?

Кажется, отдавая ее, она сказала что-то вроде…

— Ицуки-сама часто ее покупает. Я не знаю, что он с ней делает, но надеюсь, она вам поможет.

Сначала я подумал, что он открывает какое-то оружие минеральной ветки, но раз часто покупает, значит, постоянно на что-то тратит.

После возвращения нас ожидает совет.

Там мы все вместе соберемся, можно будет спросить.

Оставить комментарий