Глава 176

В первую очередь, после возвращения в Яньчжоу, Фан Чжао купил консоль для новичков. Кудряш будто открыл для себя совершенно новый мир. Он пристрастился к миру игр. И конца этому не было видно. Когда он был в Мучжоу, ему приходилось сдерживать себя, тихонько пробираясь в игровую комнату, чтобы получить свою дозу, когда у него был шанс. Но теперь, когда он вернулся в Яньчжоу, и был совсем один, он мог играть столько, сколько захочет.

Фан Чжао позволял ему играть только в однопользовательские игры. Ему нельзя было выходить в интернет.

Несмотря на то, что интернет был моделируемой версией реального мира, чаще всего, вы не могли знать, был ли на другом конце реальный человек или нет. С помощью консоли 10-го сбор данных проводила Фьери Берд, Фан Чжао знал, что на самом деле в этом виртуальном мире не было секретов, особенно когда дело касалось машин, управляемых человеческим мозгом. Люди с обычными способностями были незаметны, но если вы чем-то выделялись-никаких секретов быть не могло. Мозговые волны можно было идентифицировать по определенным маркерам. Фан Чжао не хотел рисковать кудряшем. К счастью, сейчас он просто пристрастились к однопользовательским играм и не мог выйти в интернет.

Фан Чжао узнал о некоторых выводах расследования авиакатастрофы на ферме Дуншань во время беседы с Су Хоу. Пилот покончил жизнь самоубийством. Другими пассажирами были студенты с других континентов, отдыхавшие в Мучжоу. Пилот оказался местным жителем. Кто бы мог подумать, что такое случится? Студенты были тяжело ранены и даже более травмированы, чем Су Хоу.

«Есть две варианты — либо это социопат, либо враг семьи Су.»

Су Хоу успокоился. В любом случае, подобные угрозы стали обычным делом.

Другие незаконнорожденные сыновья отца Су Хоу не настолько глупы, чтобы нацеливаться на него. Как правило, старейшины не участвовали в разбирательствах между молодыми людьми в семье; они просто закрывали на это глаза. Невзгоды были питательной средой для настоящих лидеров, но вот атака летающего транспорта была эквивалентна бросанию перчатки семье Су.

Был предел тому, что мог сказать Су Хоу. Он не был посвящен в детали. Он был просто не особо умным ребенком, поэтому старейшины не решались рассказывать ему все.

«Кажется, что наше сообщество не совсем избавлено от преступности», — сказал Фан Чжао.

«Действительно. Многое происходит в сумраке и держится в секрете от общественности. Сегодня на кладбище мучеников были арестованы два террориста-смертника. О подобных событиях нам не сообщают. Даже люди, которые сегодня отдавали дань уважения, не заметили произошедшего.»

В День памяти, кладбища мучеников видели максимальное количество людей. Помимо кладбищенских охранников, закрепленных каждый за своим районом, правительство направило дополнительных людей для обеспечения бесперебойного проведения богослужений.

Фан Чжао не планировал присоединяться к суматохе в этом году. Его статус отличался от прошлогоднего. Он был общественным деятелем с немалым количеством поклонников, поэтому планировал посетить кладбища мучеников после Дня памяти, когда людей станет поменьше.

После вмешательства семьи Су в последствия авиакатастрофы на ферме Дуншань, онлайн-обсуждение инцидента значительно сократились. Независимо от того, как люди пиарили это событие, уровень внимания снижался с приближением Дня памяти.

20 января, отдел виртуальных проектов Серебряного крыла и игровые отделы провели совместную пресс-конференцию. Компания официально объявила, что Джинро становится капитаном игровой команды, а Дорриан будет служить его заместителем. Фан Чжао должен был начать служить в апреле и уйти во временный отпуск. Однако его уход не обязательно нанесёт удар по перспективам команды. Джинро был лично обучен Фан Чжао. На бумагах, Фан Чжао был гораздо моложе Джинро, но никто не считал это проблемой. Игровое мастерство Фан Чжао было доказанным фактом.

Уэйн также объявил, что команда будет приглашать новых игроков в ближайшем будущем, но их личности будут храниться в секрете.

Эффективность работы Серебряного крыла за последние несколько месяцев побудила немало профессиональных геймеров рассмотреть вопрос о переходе в их команду. На этот раз настала очередь Уэйна играть «труднодоступного». В прошлом ему приходилось умолять игроков присоединиться. Теперь они поменялись ролями. Это была сладкая месть.

Будучи в центре внимания прессы, Фан Чжао был завален вопросами. Некоторые журналисты спрашивали его о крушении на ферме Дуншань. Фан Чжао просто отмахивался от таких вопрос, не вдаваясь в подробности. Пиарщики «серебряного крыла» связывались с журналистами.

В других новостях Фан Чжао также сообщил, что Фьери Берд скоро расскажет о режиме защиты своей консоли 10-го поколения, но рекомендовал клиентам не пробовать его до этого.

На самом деле, Фан Чжао не мог сразу же начать управлять этим режимом консоли просто так. Он вышел из себя только потому, что Су Хоу был в плохом состоянии, похороненный в руинах и изо всех сил пытающийся дышать.

Другим центром внимания журналистов была предстоящая военная служба Фан Чжао. Знаменитости, уходящие в армию, всегда интересовали СМИ. Репортеры пытались найти точку противоречия, например, звезду, использующую связи во время поиска места службы, или звезду, лгущую о работе Шахтером, а на самом деле отдыхающую на недавно колонизированной планете.

Многие люди хотели использовать свои связей лишь бы найти более комфортное место для службы. Дело в том, что лишь немногие могли сделать это. Обычные людь могли лишь смотреть с завистью, выражая свои разочарования в интернете. Общественные деятели, такие как знаменитости, были регулярной мишенью.

Если бы Фан Чжао нашёл планету поудобнее, эксперты не проявили бы милосердия.

Но он не сообщил никаких подробностей о своем назначении. Даже Уэйн ничего не знал. Дуань Цянь Цзи спрашивала Фан Чжао несколько раз, но он сказал лишь, что примет решение когда навестит своего прадеда в Янбэй на День памяти.

26 января, Фан Чжао арендовал летающий автомобиль и поехал из Цианя в Янбэй с кудряшем.

Безопасность была особенно жесткой в период празднования Дня памяти, а количество транспортных средств увеличилось. Фан Чжао пришлось пройти множество контрольно-пропускных пунктов перед въездом в город.

Перед КПП были огромные пробки. Хорошо то, что проверки безопасности были довольно быстрыми.

Простояв в очереди около 10 минут, Фан Чжао въехал на своей машине в контрольно-пропускной пункт. Помимо того, что его автомобиль прошёл проверку на наличие опасных предметов, личные данные водителя также автоматически появились на экране инспектора.

Когда он заметил на экране личные данные Фан Чжао, выражение его лица стало серьезным и удивленным, но он быстро восстановил самообладание. Он вышел из своей будки, подошел к машине Фан Чжао и подал ему сигнал опустить окно.

Для инспекторов было нормально проверять водителей и пассажиров лично, поэтому появление инспектора не удивило водителей, выстроившихся позади Фан Чжао.

Строгий инспектор подошел к машине. После того, как Фан Чжао опустил окно, он вытащил из кармана бумажную тетрадь и ручку, и протянул их Фан Чжао. «Сэр, могу я попросить у вас автограф?»

Фан Чжао посмотрел на напряженное выражение лица инспектора и улыбнулся. «Конечно, конечно.»

Он взял ручку и блокнот, перевернул на пустую страницу, написал свое имя, а затем вернул их инспектору.

«Спасибо.»

Он изо всех сил старался сдержать улыбку, не выпуская ручку и блокнот. Сделав вид, что делает важные вещи, инспектор вручил блокнот обратно, со словами. «Могу я попросить вашего пассажира тоже подписать?»

Фан Чжао посмотрел на кудряша, который стоял на задних лапах на заднем сиденье. Он помахал ему рукой, схватил одну из его лап и положил на блокнот.

Инспектор взял ручку и тетрадь, и осторожно спрятал их. Его лицо все еще было напряженным, он сделал шаг назад и слегка поклонился. «Спасибо вам! С Днем Памяти! Добро пожаловать в Янбэй. Желаю вам и вашим близким крепкого здоровья.»

«С Днем Памяти!»

Фан Чжао закрыл окно в машине и уехал.

Оставить комментарий