Глава 255

Ван Тай боялся Фан Чжао, но, учитывая его репутацию «топ-папарацци» и «короля папарацци» в Яньчжоу, он не мог об этом рассказать. Это было бы равносильно карьерному самоубийству.

Сначала он хотел промолчать, но, увидев количество комментариев в интернете, Ван Тай решился ответить.

Поэтому, он опубликовал длинный пост в своем аккаунте в социальных сетях, написав более 100 слов. Короче говоря, сообщение было таким: я снимаю на культурно-развлекательной базе Вай. Кого волнует, что происходит на Земле? Там и помимо меня полно журналистов-папарацци. Пусть они этим и займутся. Хватит меня доставать!»

База развлечений Вай теперь была центром большинства развлекательных новостных агентств. После новости о перезагрузке революционного проекта, папарацци и журналисты начали потихоньку просачиваться на базу Вай. Они обнаружили строительную площадку, на которой, как они подозревали, будет сниматься революционный проект.

Учитывая, что это был проект блокбастер, все развивалось очень серьёзно. Геологи и историки отмечали, что геологический вид строительной площадки был весьма схож с рельефом многих мест в период разрушения.

Это побудило поток актеров из списка «А» разбить лагерь на Вай и начать привыкать к климату. Что, если их пригласят поучаствовать? Было бы полной катастрофой, если бы они не сумели акклиматизироваться.

Если бы они не смогли привыкнуть к погоде и местной диете, то что они вообще могут?

Так что подготовка была правильным путем. Они не ошибались, арендовав место, чтобы снять еще один проект на Вай и акклиматизироваться одновременно.

Именно поэтому, после краткой передышки в День памяти, база культуры развлечений снова оживилась. Из-за революционного кинопроекта, который стал главной достопримечательностью, число посетителей резко возросло. Цены на недвижимость и аренду удвоились. Арендная плата в комплексе киностудии просто выходила из-под контроля. Но даже несмотря на это, была очередь.

Теперь, когда Ван Тай объявил, что он гоняется за сенсациями на Вай, любителям развлекательных новостей нечего было сказать. Они начали обращать свои взоры на других известных журналистов.

Вот почему на космодроме Яньчжоу был напряженный день.

Это было время года, когда призывники, окончившие военную службу, возвращались домой. Космопорт обычно выделял специальный проход для солдат, где их родители могли бы забрать их лично.

Но космодром Яньчжоу был исключительно переполнен.

Там были родители, которые забирали своих детей, люди, встречающие своих друзей, местные журналисты, чужие журналисты, и даже фанаты.

Студент из соседнего университета хотел взять автограф Фан Чжао. Он не ожидал, что в зале прибытия будет так много народу. Осмотрев окрестности, он спросил людей, стоящих рядом с ним, что они все здесь делают.

«Я геймер. Фан Чжао-постоянный чемпион в моем сознании», — сказал один человек.

«Я солдат. Он мой кумир,» ответил другой, указывая на небо.

«Я музыкант. Учусь в альма-матер Фан Чжао. Он наш старший выпускник», — с энтузиазмом сказал молодой парень.

«Я… Я здесь, чтобы посмотреть спектакль.»

Внезапно кто-то начал кричать.

«Смотрите, смотрите! Они здесь!»

Приземлились два летающих транспорта, но они спустились в разные районы. Один приземлился на гражданском аэродроме, второй-на военной взлетно-посадочной полосе. Переполненный зал прилета находился рядом с военным аэродромом.

Толпы, собравшиеся в зале прибытия, вытягивали шеи. Вскоре начали появляться пассажиры.

После года военной службы многие призывники из бледных превратились в загорелых. От них все еще пахло бараками. К счастью, призывники часто звонили близким через видеоконференции, так что их родители, по крайней мере, могли их узнать.

Долгожданное воссоединение породило радостные возгласы и смех. Многие родители считали, что Служба в армии-это обряд посвящения и что их дети теперь стали более зрелыми.

Тем временем журналисты проталкивались вперёд.

«А где же Фан Чжао? Кто-нибудь видел Фан Чжао?»

«Малыш, Фан Чжао вышел с твоей партией?»-спросил журналист у молодого парня, который обнимался со своей семьёй. Большинство призывников были студентами университета, поэтому слово «малыш» было как раз подходящим способом обратиться к нему.

Молодой человек рассмеялся.

«Ты его не поймаешь. Он сел на пересадочный рейс в военный штаб Яньчжоу.»

Фан Чжао был вместе с десятком других призывников, все они были образцовыми солдатами из той же партии. На них были знаки отличия будущих Майоров. После приземления в Яньчжоу они сели на другой военный транспорт, направлявшийся в военный штаб, чтобы сразу же приступить к оформлению документов для перехода на резервную службу.

Программное обеспечение для переключения статуса было доступно и в интернете, но были ещё определенные процедуры, которые должны были быть пройдены лично.

Журналисты военной газеты Яньчжоу уже были на трансферном рейсе. Они продолжат снимать Фан Чжао и его компанию по дороге в штаб, а потом проведут короткое интервью с солдатами. Вопросы были поверхностными и были заготовлены заранее. Солдаты знали, какого рода ответы ищет верхушка.

Среди журналистов быстро распространились слухи, что Фан Чжао направился в военный штаб Яньчжоу.

«Мы не собираемся приводить его сюда. Давайте двигаться дальше.»

«Мы действительно собираемся следить за военным штабом?»

«Военный штаб-это не то место, куда можно зайти просто так. Не успеешь оглянуться, как тебя застрелят из-за подозрения в преступлениях.»

«Тогда что нам делать дальше? Стоять и ждать?»

«Нет, у меня есть идея получше. Давайте пошлем кого-нибудь с серебряным крылом, а сами поедем в дом престарелых для бывших чиновников в Янбэй.»

Подобные разговоры происходили и в других местах. Военная штаб-квартира Яньчжоу была закрыта, развлекательный пресс-корпус начал думать что делать. Они были экспертами в слежке—если в одном месте не получалось, они искали другое.

За группой Фан Чжао следили репортеры из военной газеты Яньчжоу, которые разместили немало фотографий и видео в интернете.

Читатели, приклеенные к своим устройствам, были недовольны.

«Журналисты не поймали Фан Чжао.»

«На самом деле он отправился прямиком в штаб.»

«Я не хочу смотреть репортаж из военной газеты. Возвращающиеся призывники говорят одно и то же каждый год. В этом году есть Фан Чжао, поэтому они должны написать что-нибудь интересное, но он сам поди собирается снова дать одни и те же поверхностные ответы. Бог знает, сколько раз он говорил одно и то же о Байджи. Меня от этого просто тошнит.»

«Я хочу смотреть интервью, проводимые развлекательными журналистами, а не ту чушь, которую снимают военные репортеры.»

То, что они хотели услышать, было не экспансивной похвалой призывников и рассказов об их тяжелой работе, а скорее интересными анекдотами—деталями, о которых никогда ранее не сообщалось.

«Подожди, ты не заметил эмблему на плечах Фан Чжао?»

«Черт! Он стал майором? Разве он не капитан? Могу поклясться, что его повысили до капитана на церемонии награждения.»

«Если присмотреться, цвет немного отличается от типичного Майорского. Это знак майора в запасе, а не служащего. Он не только у Фан Чжао. Остальные тоже получили новое звание. Предыдущая партия призывников из Яньчжоу не выпускала столько офицеров.»

«Можно получить повышение, даже когда становишься солдатом запаса?»

«Это правило было одним из последних в военном кодексе в новую эру. Высшее руководство решило разрешить призывникам продвигаться по службе, когда они станут солдатами запаса, чтобы поощрять военную службу.»

Люди не обращали внимания на новые правила, потому что им не нравилось служить в армии. Кроме того, каждый год на службу поступает очень много призывников, и лишь меньшинство из них получают офицерское звание по окончании. Это положение также не получило широкого распространения, поэтому многие представители общественности были не в курсе.

Тем временем, после регистрации в военном штабе и завершения интервью для СМИ, Фан Чжао отправился в дом престарелых. Его домашний «кролик» уже был доставлен в его дом в Циане курьерской почтой, поэтому он путешествовал налегке, неся с собой единственный рюкзак, в котором находились его ноутбук и пистолет, два самых ценных предмета.

Когда Фан Чжао приехал в дом престарелых, все было по-прежнему, однако вскоре он получил сообщение, что журналисты были в пути и пытались его выследить.

Прадедушка Фан попросил охранника прислать ему записи с камер наблюдения, чтобы понаблюдать за прессой, собравшейся снаружи. После он начал читать нотации Фан Чжао: «теперь у тебя есть имя. Есть люди, которые восхищаются тобой и хотят, чтобы ты преуспевал, но есть и те, кто проклинает тебя и ненавидит, особенно конкуренты в индустрии развлечений. Многие из них так и ждут, когда ты споткнёшься, поэтому обрати внимание на свое поведение и язык, когда находишься на публике. Не давай врагам никаких поводов тебе навредить.»

«Я понимаю.»

Фан Чжао убедился, что его прадедушка и прабабушка вернулись из Байджи целыми и невредимыми, а затем собрался уходить.

Прадедушка Фан попросил его подождать. «Подожди. Там довольно много журналистов. Некоторые даже пытались пробраться в дом престарелых. Они не смогут добраться до жилого крыла, но между жилым комплексом и парковкой есть значительное расстояние. Там должны быть репортеры. Даже если ты избежишь их, за тобой будут следить камеры, поэтому я предлагаю тебе держаться подальше от обоих передних и боковых входов. Позволь мне показать тебе малоизвестный объезд. В конце тропинки ты увидишь дверь и заставу. Дверь обычно закрыта, но на аванпосте обычно есть персонал. Я попрошу охранника, который там стоит, чтобы он открыл тебе дверь.»

Прадед Фан вытащил карту дома престарелых и закружился на месте.

«Вот оно. Здесь есть небольшая тропинка, которая проходит через лес.»

Фан Чжао кивнул, запомнил маршрут, переоделся в штатское и покинул жилое крыло.

Он следовал по маршруту, который показал прадедушка Фан. Вскоре он увидел небольшое скопление деревьев. Тропинка была погребена среди леса под густой листвой, поэтому найти ее было довольно трудно.

Фан Чжао заметил, что там были люди.

Двое мужчин прятались за кустами у защищенной тропинки, один-хитрый мужчина средних лет, а другой-молодой человек, который выглядел как выпускник университета.

«Шифу, все супер. Это же Фан Чжао!»-выпалил молодой парень, прячущийся за кустом, когда заметил Фан Чжао в бинокль.

«В конце концов, у нас, местных жителей, есть преимущество. Мы лучше знаем планировку дома престарелых»,-сказал мужчина средних лет, самодовольно улыбаясь.

Он консультировался с несколькими бывшими одноклассниками, которые занимались финансами и политикой. Они часто беседовали с бывшими официальными лицами в доме престарелых, поэтому им была известна планировка комплекса. Одноклассники сказали ему, что старики любят избегать журналистов, используя этот объезд.

Другие журналисты следили за коридором, ведущим к парковке. Входные и боковые двери также были закрыты. Как жаль, что они не знали о существовании этого темного пути.

Его не было видно с воздуха, потому что он был покрыт толстым слоем листьев и ветвей. Комплекс дома престарелых также был огромным, и это было довольно далеко. Объезд было невозможно обнаружить, если вы не были инсайдером.

Мужчина средних лет был очень расстроен. «Почему он совсем один?»- Он хотел встретить Фан Чжао с несколькими товарищами, будь они детьми или пожилыми людьми. Пока в кадре был второй человек, он мог придумать историю. Было бы идеально придумать новость о чём-нибудь наподобие семейной вражды, какой-то формы лицемерия или грязной личной жизни. Он мог выдумать сказку из ничего. Воображение сказало бы все само за себя.

«Я хочу, чтобы ты устроил ему засаду с вопросами, которые мы подготовили, когда он пройдет мимо нас», — пробормотал мужчина средних лет.

Молодой человек неохотно согласился. «Шифу, это хорошая идея? В конце концов, он капитан .»

Вопросы, подготовленные его старшим коллегой, были довольно колкими и касались личной жизни Фан Чжао.

«Ты все еще зеленый. Он капитан в резерве, а это ничего не значит. Он может быть гражданским. У него нет реальной власти. Нам нечего бояться.»

Молодой человек дрожал.

«Но он же военный офицер, в конце концов. У него есть разрешение на ношение оружия. Что, если он застрелит нас обоих в приступе ярости? Говорят, он хороший боец. Что если он затащит нас в угол и казнит?»

«Ты опять смотришь эти дурацкие телешоу? Сколько раз я тебе говорил? Они делают тебя тупым. Забудь об этом и используй свой мозг. Он рекламируется как позитивный образец для подражания, и он-майор в запасе, только что вернувшийся с военной службы. Осмелится ли он применить смертоносную силу, если все внимание общественности сейчас приковано к нему?»

Снова заглянув в бинокль, мужчина средних лет продолжил: «думаю, он пройдет мимо нас примерно через две минуты. Когда он это сделает, подойди к нему. Не забудь вопросы, которые мы подготовили. Если он попытается отшить тебя, сделай все возможное, чтобы остановить его. Если начнётся драка, падай на землю и кричи: «он бьет меня!»»

Молодой человек был немного смущен сомнительной тактикой.

«Хм, думаю это будет неправдоподобно.»

«Если он разозлится и как-то навредит тебе, делай вид, что ты ранен.»

«Солдаты, которые заслужили такие заслуги, как он, могут парализовать человека вроде меня одним ударом, нет?»

«Не волнуйся, он не нападет на тебя по-настоящему. Если что тебе нужно просто противостоять ему.»

«А если он нападет на меня по-настоящему?»

«Так еще лучше. Это было бы крутой новостью!»

«Как любезно с твоей стороны, Шифу.»

«Посмотри на себя. И ты называешь себя мужчиной? Ты еще более робкий, чем твоя женская когорта. Надо было взять ее с собой. «Фан Чжао нападает на женщину» — это еще лучший заголовок!»

«Не стоит меня недооценивать. Просто это первый раз, когда я делаю нечто подобное. Я к этому не привык.»

Мужчина средних лет был совсем не против.

«Ты привыкнешь к этому.»

Людям, которые были слишком щедрыми и честными, суждено было потерпеть неудачу как журналистам.

«Знаешь что, Шифу, мне все еще не по себе от этого. У нас нет стратегического преимущества. Оглянись вокруг-никого нет. Никто не увидит драку. Даже если кто-то придёт на шум, это дом престарелых для бывших чиновников, где живут старейшины Фан Чжао. Они все на его стороне. Они сомкнут ряды против нас. Отставные чиновники определенно встанут на сторону Фан Чжао. Мы в меньшинстве.»

«Ох, ты смотришь слишком много исторических драм, не так ли? Это новая эра, эра высоких технологий. Все будет заснято. Пока у нас есть видеодоказательства, нам нечего бояться. Мы отрегулирует настройки камеры, чтобы загрузить видео на онлайн диск и сделать 10 копий. Он не сможет стереть все мои копии. Если он нападет на тебя, еще лучше. Давай обманем его и предложим продать ему видео нападения. Давай шантажировать его до чертиков.»

Поглощенные разговором, журналисты не заметили, что силуэт, который они заметили в бинокль, исчез. Когда они почувствовали, что пришло время, и перестали болтать, то поняли, что цель пропала.

«Где же он?»

«Он нас заметил?»

Молодой парень не мог в это поверить. «Это невозможно.»

«Это ты во всем виноват. Ты слишком много болтал. Должно быть, он подслушал нас.»

Двое мужчин почувствовали, как внезапный ветерок начал обдувать их спины, они задрожали. Как будто кто-то ненадолго завис над ними.

Встревоженный, мужчина средних лет огляделся. Как у ветерана журналиста, его чувства были хорошо отточены, но все, что он заметил, это ветер и шелест листьев.

Ничего необычного.

Мужчина средних лет подумал про себя: «наверное, я слишком нервничаю».

Через минуту.

Все еще никаких признаков Фан Чжао.

Пять минут.

Десять минут.

Прошло полчаса.

Парень был готов сдаться.

«Шифу, его нигде не видно.»

Журналист среднего возраста нахмурился. Это невозможно. Фан Чжао действительно нас заметил? Его» божественные уши » реальны?

Он вышел в интернет и не нашел никаких новостей от других журналистов, следящих за домом престарелых.

Мужчина средних лет по-прежнему не был уверен, что Фан Чжао ушёл. Он стиснул зубы и сказал: «Давай останемся здесь.»

Прошло пять часов.

Сгустились сумерки.

Два журналиста получили сообщение от своего коллеги: «выходите в интернет. Фан Чжао был сфотографирован входящим в серебряную башню.»

Башня серебряного крыла была расположена в ЦИАНе. Дом престарелых был в Янбэй.

Два журналиста изучили фотографии и видео, размещенные в интернете, и были ошарашены.

Когда он успел уйти?

Оставить комментарий