Глава 266

После окончания концерта Мин Цан ушел не сразу. Он хотел представить Фан Чжао Ха Вэню. Это было бы полезно для них обоих.

Композитор быстро подошёл.

«Учитель Мин?!»

Мин Цан и его жена учили его во времена студенчества. Когда Ха Вэнь разослал приглашения, он узнал, что Мин Е будет проходить еженедельное медицинское обследование. Его концерт случайно пришелся на тот же день, поэтому он ожидал, что Мин Цан останется дома. Он не думал, что учитель действительно придет.

Ха Вэнь знал о тех тяготах, через которые прошёл Мин Цан за последние 10 лет. Он тоже помогал ему, но в то время его карьера была не столь успешной, и помощь, которую он смог оказать, была ограниченной. А после того, как он, наконец, преодолел свои собственные трудности, и захотел вновь помочь Мин Цану, лечение уже было найдено.

Ха Вэнь понимал, что Мин Цан может не появиться из-за проблем с Мин Е. Хотя он чувствовал некоторое сожаление, будучи отцом двоих детей, он мог понять Мин Цана и ни капли не обижался.

Во время пребывания в Академии музыки, помимо собственного таланта, в развитии Ха Вэня сыграло важную роль учение Мин Цана. Даже после того, как учитель перестал преподавать, они все еще поддерживали связь. Каждый их разговор приносил пользу Ха Вэню. Причина, по которой он снова смог сесть за рояль, также заключалась в поддержке Мин Цана.

Когда Ха Вэнь узнал, что учитель здесь, Он отложил все дела в сторону и бросился к нему.

Познакомившись с Фан Чжао, Ха Вэнь улыбнулся ему и сказал: «Я знаю тебя, ты действительно впечатляешь, младший!»

Для выпускником Академии музыки Циань было нормальны называть другого младшим. А Ха Вэнь искренне восхищался Фан Чжао.

Несмотря на то, что они специализировались в разных стилях, им все ещё было полезно послушать мастерство других композиторов. По мнению Ха Вэня, несмотря на то, что Фан Чжао было всего 20 с лишним лет и он происходил из семьи без музыкального прошлого, его достижения были чрезвычайно впечатляющими.

«Ты закончил? Иди уладь все свои дела. Мы подождем тебя здесь.»- Мин Цан отмахнулся от Ха Вэня, позволив ему сначала разобраться в своих делах.

Услышав, как Мин Цан говорит это, Ха Вэнь кивнул. Хотя его концерт закончился, ему нужно было сделать кое-что еще.

«Хорошо, тогда, пожалуйста, выпейте чаю, Учитель Мин и младший Фан.»- Ха Вэнь попросил кого-нибудь отвести Мин Цан и Фан Чжао в гостиную. Он не мог позволить своим гостям стоять и ждать его.

После ухода Ха Вэня Мин Цан объяснил все Фан Чжао: «после концерта он должен встретиться со старыми одноклассниками, учителями и друзьями, которые пришли поддержать его, а также с людьми, заинтересованными в покупке прав на песню. Это может занять некоторое время, но не больше часа. Давай посидим поговорим.»

Усевшись в гостиной, Мин Цан продолжил: «Здорово, что ты подписал контракт с Серебряным крылом и попросил их команды помочь тебе с социальными тонкостями, но ты все равно не можешь оставить все дела на них. Всегда будут вещи, которые тебе придётся сделать лично.»

Мин Цан напоминал Фан Чжао, что, хотя сейчас он может быть супер популярен, если его могущественное Серебряное Крыло разорвёт контракт, он не сможет сравниться с другими музыкантам , которые были из влиятельных семей. Поэтому некоторые вещи нельзя полностью доверять другим.

Музыканты из влиятельных семей были высокомерны, но имели капитал и ресурсы—Фан Чжао все еще был далек от этого.

Один студент как-то сказал Мин Цану, что, поскольку он происходил из обычной семьи, давление, которое он чувствовал, было намного большим, чем у других. Были времена, когда нужна была помощь, но ему не кого было полагаться, поэтому он всегда боролся так, как будто от этого зависела его жизнь.

Хотя у Фан Чжао не было влиятельных родителей, у него были способности и удача, а путь, который он проходил, был гладким, поэтому ему не нужно было бороться и стремиться выжить.

Думая о серии событий, с которыми столкнулся Фан Чжао после окончания университета, Мин Цан подумал, что его ученик очень удачлив. Но он не знал, что Фан Чжао пережил период, когда ему приходилось бороться, чтобы просто жить, и что Фан Чжао провел почти сто лет в таком аду.

Конечно, нынешнее тело Фан Чжао было усилено во время таинственного процесса его возрождения, опыт из его прошлой жизни в период разрушения дал начало нынешнему Фан Чжао. В противном случае, если бы это был любой другой переродившийся человек, даже если бы у него были золотые пальцы, он не обязательно добился бы того, чего смог добиться Фан Чжао.

Опыт прошлой жизни оказался внутри нынешнего Фан Чжао. То, что другие считали удачей, на самом деле было его опытом, который не мог быть открыт миру.

Что касается беспокойства Мин Цана, в нем не было никакой необходимости. Когда дело доходило до психического состояния и характера, Фан Чжао был действительно силен. Кроме того, он был человеком далеко не с низким IQ.

Примерно через 40 минут Ха Вэнь поспешно вернулся с сияющей улыбкой на лице. Он был явно взволнован. Продажа прав на произведения, вероятно, прошла очень хорошо, да и оценки композиций в музыкальных кругах были довольно высокими. Он действительно завершил свой первый концерт, важной вехой в своей жизни.

Мин Цан усмехнулся.

«Похоже, результаты неплохие.»

Он уже получил оценки концерта Ха Вэня от некоторых людей в групповом чате, и большинство из них были полны похвалы.

Глаза музыканта превратились в щелки на его слегка круглом лице.

«Хахаха, неплохие, совсем неплохие!»

Мин Цан еще раз представил их друг другу, на этот раз более формально. Затем он сказал Фан Чжао: «если у тебя есть какие-либо вопросы или сомнения по поводу организации, можешь консультироваться с Ха Вэнем.»

«Да, возможно, в других областях я не так впечатляю, как младший Фан, но аранжировки — моя специальность. Хотя я не могу сравниться с учителями в Циму, если у тебя есть какие-либо вопросы, не стесняйся спрашивать меня. Чуть не забыл, давай обменяемся номерами. Скоро твой концерт. Если тебя нужна помощь в какой-либо области, не бойся спросить», — сказал Ха Вэнь.

В глубине души он знал, что, хотя Фан Чжао все еще считался новичком и младшим в музыкальных кругах, никто не относился к нему легкомысленно. Ха Вэнь также видел в новостях, что концерту Фан Чжао уделялось много внимания, хотя до него еще оставалось некоторое время.

Взаимодействие было выгодно для них обоих.

Все трое провели час, болтая в гостиной мюзик-холла. Мин Цан не выступал здесь долгое время, а Ха Вэнь, который только что завершил свой концерт, предоставил предложения, которые были очень полезны для Фан Чжао.

В ту ночь, после того как Фан Чжао вернулся домой из мюзик-холла Золотого Века, он прибрался и записал в блокнот все знания, предложения и идеи, полученные от Мин Цана и Ха Вэня.

Концерт был в августе, но время летело очень быстро. Фан Чжао считал свой первый концерт очень важным. Как сказал Мин Цан, если его не устраивает его статус в музыкальных кругах, он все равно должен приспособиться к нему, пока не будет в состоянии его изменить.

Для людей, которые были в этой индустрии, проведение первого концерта на одной из трех главных площадок было как чрезвычайно важный экзамен в жизни.

Когда старый Сюэ Цзин вернулся из Хуанчжоу, он начал помогать Фан Чжао готовиться к концерту. Он был стариком, и быстро уставал, поэтому не мог помогать слишком много, но ор всегда всем говорил, что: «я очень высоко ценю этого маленького парня. Не надо специально к нему придираться!»

Что касается Мин Цана, то ему не нужно было ничего говорить. Все в музыкальных кругах Яньчжоу знали, что он был на стороне Фан Чжао. С тех пор как была выпущена серия «100-летний период разрушения», каждый понял позицию Мин Цана. Кроме того, он не скрывал, что привез с собой Фан Чжао на концерт Ха Вэня.

Поэтому люди знали, что первый концерт новичка Фан Чжао, были в очень опытных рукам, прокладывающих ему путь. До тех пор, пока качество произведений не было слишком плохим, благодаря этим двум старшим, никто не дал бы ему слишком плохую оценку.

Не можете вынести этого? Завидуете Фан Чжао?

Конечно, были и такие люди.

Но что они могли сделать? Прежде чем все узнают качество произведений Фан Чжао, люди могли лишь держать свое мнение при себе. Если они начнут выражать свои эмоции, помимо того, что обидят других, они ещё и покажут себя мелочными и завистливыми.

Поэтому при упоминании Фан Чжао критики обычно сдерживались. Они, возможно, и хотели раскритиковать его, но пока что не могли. Только в тот момент, когда Фан Чжао потерпит неудачу, они без малейших колебаний выскажут свои обиды!

Все оценивалось по качеству. Даже с поддержкой Сюэ Цзин и Мин Цана, никто не будет их винить за обоснованную ругань.

На самом деле, было много людей, сомневающихся в качестве произведений, которые будет презентовать Фан Чжао. В конце концов, он проходил военную службу в течение последнего года, а все 10 его песен были написаны за это время. Он часто выезжал на задания, у него не было достаточно времени, чтобы тратить его на сочинение. И это даже не принимая во внимание его умственное и физическое истощение после ежедневной службы.

За это ограниченное время удалось ли ему создать 10 качественных работ?

Были и те, кто покупал билеты на концерт Фан Чжао у других людей по высоким ценам, чтобы получить новости из первых рук как можно скорее.

Шли дни, август приближался.

Фан Чжао не участвовал ни в каких мероприятиях, не играл в игры, не давал интервью и не вел прямых трансляций, но Фьери Берд все ещё проводила свою рекламную кампанию. В интернете постоянно встречались его стикеры, рекламные команды Серебряного крыла тоже не бездействовали. Поэтому, несмотря на то, что Фан Чжао не принимал участия ни в каких мероприятиях, его образ никогда не исчезал из поля зрения, и люди время от времени вспоминали о его концерте.

Концерт был в первую субботу августа.

Накануне, Фан Чжао расчесывал шерсть кудряша, разговаривая с Сюэ Цзин по видеосвязи.

Сюэ Цзин волновался, что Фан Чжао будет слишком нервничать. Он не ожидал, что, позвонив, он увидит, как Фан Чжао расчесывает собаку.

«Похоже, ты спокоен. Это хорошо, продолжай в том же духе. Ляг сегодня пораньше и убедись, что достаточно восстановился. Не беспокойся обо мне завтра. Я поеду с несколькими старыми друзьями.»

Сюэ Цзин был очень доволен нынешним состоянием Фан Чжао. Видя, что он не нуждался в советах, Сюэ Цзин не стал утомлять его непрерывной болтовней.

После звонка, Фан Чжао снял толстый слой вьющегося меха с расчески и положил его в коробку. Ящик был наполнен мехом кудряша.

В мае кто-то обратился к Фан Чжао, попросив его прорекламировать робота-уборщика. Он был сделан специально для людей с любимчиками. Фокус был в том, что они счищали шерсть и волосы животных, не повреждая их.

Но Фан Чжао в конечном счете отверг их.

Почему?

Несмотря на то, что кудряш чрезмерно линял, у него не было необходимости в роботе-уборщике.

Фан Чжао похлопал кудряша по голове.

«Иди поиграй.»

Как только он это сказал, собака влетела в игровую комнату, как ветер.

Выключив свет, Фан Чжао встал перед окнами и посмотрел на яркий ночной пейзаж города Циань.

Сказать, что у него не было никаких чувств на данный момент, означало солгать, но он не беспокоился, как Сюэ Цзин и остальные. Вместо этого у него было какое-то волнение, как будто ему не терпелось с этим покончить.

Как композитор, Фан Чжао определенно хотел, чтобы его произведения услышали еще больше людей. В прошлой жизни у него не было такой возможности. Тогда можно было и не думать о концерте. В прежние времена ничего подобного не было.

Это было нечто замечательное. Фан Чжао не мог заставить себя волноваться.

Оставить комментарий