Глава 284

Фан Чжао не знал, что он нем сплетничали охранники круизного лайнера. Он был озабочен перспективой встречи с директором Романом на аукционе. Сколько соперников занимались тем же самым? Как он с ними справится?

Благодаря привычкам, сформировавшимся в период разрушения, Фан Чжао был быстрым едоком, хотя он уже значительно замедлился, чтобы справиться со своей нынешней жизнью. Тем не менее он попрежнему был быстрее остальных. Он начал замечать любопытные взгляды, брошенные в его сторону, но они не несли никакой злобы, поэтому он не возражал.

Закончив трапезу, Фан Чжао проверил время. До начала аукциона оставалось еще некоторое время, поэтому он позвонил Цзо Ю.

Тот не имел никаких новостей о местонахождении Романа, но слышал, как люди упоминали директора в разговоре. Они все знали об аукционе, так что, скорее всего, Фан Чжао столкнется там с несколькими единомышленниками.

Повесив трубку, он собрался встать и уйти, когда услышал, как его зовут, слегка посмеиваясь.

«Фан Чжао?»

Он поднял голову и увидел красивую блондинку, сидящую напротив. В руках она держала полстакана фруктового чая, аромат которого витал в воздухе.

Блондинка уставилась на Фан Чжао.

«Я знаю, кто вы. Я видела вас на ежегодном празднике Фьери Берд в том году в Хуанчжоу. Мой друг и я ваши поклонники!»

Несмотря на то, что ее голос был довольно эмоциональным, а выражение лица преувеличенно шокированным, ее взгляд был спокойным.

Фан Чжао встречал много сумасшедших фанатов в Яньчжоу. Он сразу понял, что блондинка перед ним притворяется.

Впрочем, ее безразличие тоже было понятно. Кто-то, кто появился на роскошном круизном судне, заполненном богатыми людьми, должен был прийти исключительно из-за денег.

Кроме того, судя по ее манере речи, Фан Чжао понял, что она из Хуанчжоу. Помимо ее снобистского тона и комментариев, был заметный акцент.

«Что вы здесь делаете? Это не…»

Блондинка наклонилась, ее яркие голубые глаза кокетливо смотрели на Фан Чжао.

“Вы тоже пришли к директору Роману?»

Фан Чжао взглянул на девушку, вероятно, еще учащуюся в средней школе, и слегка изогнул брови. Он собирался ответить, когда услышал, что блондинка продолжает говорить.

“Ничего страшного, если вы в этом не признаетесь. Это вполне понятно. Восемь из 10 актеров, с которыми я столкнулась сегодня, пришли за Романом. Аукцион вот-вот начнется. Я не буду вас задерживать. Можете подписать мне автограф на память? У меня есть два друга, которые также являются вашими поклонниками. Жаль, что они вышли за покупками.»

Она утверждала, что хочет автограф Фан Чжао, но у нее не было абсолютно ничего, что он мог бы подписать, ни клочка бумаги, ни чего-либо еще, даже ручки.

Фан Чжао молча смотрел на нее.

Поняв, что ничего нет под рукой, блондинка сняла куртку и бросила ее перед Фан Чжао, без какого-либо намека на смущение.

“Распишитесь здесь.»

Светловолосая девушка была одета в крошечную майку, которая открывала большую часть ее живота. Она смотрела на него типичным взглядом, распространённым во время подросткового бунта—отчасти невинным, отчасти сексуальным.

Она повернула чашку одной рукой, а другой закрутила волосы и с озорной улыбкой взглянула на Фан Чжао. Она хотела поймать его в момент смущения, неловкости или любого другого дискомфорта.

Фан Чжао взглянул на молодую женщину, поднял руки, чтобы закрыть окно и попросил официанта принести ручку, что бы оставить автограф на одежде. Он быстро подписал и вернул куртку.

«Вечерний бриз очень холодный. На улице довольно низкая температура.»

Блондинка побледнела. Это явно не тот ответ, которого она ожидала. Она подняла свой жакет с автографом, даже не взглянув на него, и спросила: «хотите сказать мне что-то ещё?»

Фан Чжао задумался, а затем с доброй улыбкой ответил: «Ты уже доделала свою домашнюю работу?»

«…»

Этот комментарий был даже холоднее, чем морской бриз.

Блондинка замерла, ее озорная улыбка сменилась изумлением. Она не ожидала, что Фан Чжао скажет что-то подобное.

Она училась на шестом курсе средней школы, что было равносильно переходу в старшие классы в системе образования старой эпохи. Нагрузка в большинстве средних школ Новой Эры, как правило, была довольно большой между пятым и шестым классом. Летние каникулы в Хуанчжоу еще не закончились, а новый семестр вот-вот начнется. Летняя нагрузка была действительно значительной, с чем даже умному и богатому ребенку приходилось справляться с трудом.

Черт!

Блондинка перестала улыбаться. Она нахмурилась, что-то прошипела и выбежала.

Фан Чжао вздохнул.

«Я действительно не знаю, что творится в головах нынешних детей.»

Он как раз собирался уходить, когда ему снова позвонили.

Это был номер, который он не узнал, но он был помечен как верифицированный. Фан Чжао ответил.

«Фан Чжао? Это Эрик, начальник Службы безопасности на Teasandsea.»

Бледный Эрик сидел в своем кабинете. Получив наводку от Фан Чжао, он откопал кадры подозрительного человека, и нашел его сомнительным. Он послал офицеров, чтобы забрать этого человека, не сводя глаз с камер наблюдения, но, о чудо, подозреваемый исчез, и его люди не смогли его выследить.

Между тем, Эрик получил сообщение после тщательного осмотра всего судна, что два тяжело раненых моряка были найдены без сознания в кладовой. Если бы их нашли позже, они бы погибли.

Убедившись, что что-то происходит, Эрик приказал своим людям найти подозреваемого, продолжая осмотр и сохраняя видимость.

Но подозреваемый был скользким, как кусок горячего масла. Пользуясь своим положением, он легко растворился в толпе. Прежде чем они узнали об этом, он исчез.

Несмотря на то, что на круизном судне было установлено много камер наблюдения, богатые посетители круизного судна беспокоились о конфиденциальности. Камеры в основном устанавливались в общественных местах и некоторых торговых центрах. Не каждый дюйм корабля был под наблюдением.

Что, если они потеряют подозреваемого?

Что, если они не смогут его выследить?

Должен ли Эрик расширить поиск?

Определенно.

Он должен был продолжать искать и задействовать больше людей, но в то же время Эрик решил связаться и с Фан Чжао.

У людей были разные сильные стороны. Некоторые люди могли почуять преступника за много миль, например, охранники кладбища. Никакая маскировка не могла обмануть их глаза и необъяснимые инстинкты.

Учитывая тот факт, что это был Фан Чжао, учитывая, что у него, казалось, были инстинкты, которые соперничали с кладбищенскими охранниками, почему бы не попросить его помочь? Эрик просмотрел личные дела Фан Чжао. Он должно быть был достаточно компетентным, раз получил офицерский чин в течение лишь одного года военной службы. Сколько бы не преувеличивали в новостях, компетентность Фан Чжао доказывали факты.

Поэтому Эрик решил использовать все, что было в его распоряжении. В противном случае, у него появилось бы еще одно нераскрытое преступление.

Почему «ещё одно»?

Потому что подобные инциденты были очень распространены.

Не говоря уже о том, что у многих магнатов на борту были свои телохранители. Они не думали ни о чем, что не касалось их. Кого волнует, что кто-то может пропасть или, что чья-то жизнь висит на волоске? Пока они веселились, ничто другое не имело значения, при условии, что им не мешала охрана круизного судна.

Поэтому, даже если Эрик захочет расширить свое расследование, он встретит сопротивление. Это была еще одна причина, по которой он хотел попросить Фан Чжао о помощи.

Проинструктировав его о происходящем, Эрик ясно выразил свою просьбу о помощи.

Фан Чжао посмотрел на время. Аукцион вот-вот начнется.

Он решительно ответил.

«Не проблема. Вы нашли какой-нибудь след? Где вы его потеряли?»

Слушая голос Эрика через наушники, Фан Чжао направился в противоположную сторону от аукциона, в спешке покидая ресторан.

В другом углу ресторана, блондинка, которая только что просила у Фан Чжао автограф, сидела с друзьями и рассказывала им о своей встрече.

Ее друзья-близнецы вытянули шеи и осмотрели окрестности.

«Чжао Бог тоже здесь?»

“Где, где, где, где?»

Блондинка не лгала о том, что ее друзья были поклонниками Фан Чжао. Близнецы действительно были поклонниками, причем более фанатичными.

“Он ушел. Я видела, как он в спешке направился туда.”-Блондинка указала пальцем в направлении, куда ушел Фан Чжао.

Потом она поняла, что что-то не так.

«Хмм, а аукцион не там. Значит, он здесь не ради Романа? Я ошибалась?»

“Точно. Я слышал, что директор «эпохи основания» тоже на борту, и что он должен присутствовать на аукционе», — сказал другой человек.

«Я помню, как голосовала за Фан Чжао в онлайн-опросе, чтобы он сыграл роль мученика Фан Чжао. Я сделала это ради забавы, но, если серьезно, он не сможет этого сделать.»

Близнецы были разочарованы тем, что Фан Чжао ушел. Это замечание стало последней каплей.

«Почему бы моему Богу Чжао не сыграть эту роль?»

“Да, конечно, может быть.»

Близнецы были полны решимости защитить своего кумира.

Изначально они были просто поклонниками игр. Но после серии событий, они стали преданными поклонниками Фан Чжао. Все их друзья об этом знали.

Как только начинался разговор об их кумире, любое подобие разума или приличия вылетало в окно. Проще говоря, они мгновенно превращались из нормальных людей в психов.

Молодые люди были склонны к эмоциям, особенно подростки. Как только они начинали говорить, их было не остановить.

Друзья, которые только что сказали, что Фан Чжао не может быть актёром, подняли руки, сдаваясь.

«Хорошо, мы не будем спорить с такими ярыми фанатами, как вы. Актерский состав будет объявлен в ближайшее время. Ничто не говорит громче фактов.»

На самом деле, Близнецы не были полными идиотами. Конечно, они знали, что у такого блокбастера строгие стандарты. У Фан Чжао было преимущество в играх, но когда дело доходило до фильмов, у него действительно не было ничего. Близнецы просто не хотели признавать поражение перед друзьями.

Не важно, насколько шумно они защищали своего кумира минуту назад, теперь, когда они успокоились и их рассудок пришел в норму, близнецы захандрили и тихо завздыхали.

«Ох, почему «эпоху основания» нельзя отложить на несколько десятилетий? Кто знает, может к тому времени Фан Чжао станет гораздо более известным. Тогда он мог бы посоперничать, но сейчас немного рановато.»

Но вопросы, касающиеся «эпохи основания», решении о кастингах и так далее, не были вещами, в которых эти дети имели право голоса.

Близнецы утешали себя, говоря: «почему бы нам не накопить денег и не профинансировать сериал для нашего кумира?»

Оставить комментарий