Глава 39: Не слышали ни об одном из них.

После релиза второй части «Разрыв кокона», он успела собрать почти 100 000 загрузок в течение одной минуты. Это были в основном инсайдеры индустрии или люди из смежных областей. Они пребывали в режиме ожидания. Новостные интернет-порталы были подготовлены к выпуску, чтобы они могли написать свои рецензии и немедленно их опубликовать. Все хотели получить возможность высказаться первыми.

Но специалисты были в недоумении, прослушав вторую часть. Было так много всего, что они хотели бы сказать, но они не знали, с чего начать.

Чу Гуан и компания также расположились лагерем в комнате с проекторами. Они загрузили видеоклип ровно в 8 часов и включили проектор.

Снова произошла та же сцена, что и в прошлый раз. Никто не сказал ни слова, пока видео воспроизводилось, и никто не мог заговорить в течение долгого времени после его окончания.

Сидя на своем стуле, Чу Гуан глубоко вздохнул и закрыл глаза. Он знал, что скоро потеряет и четвертое место.

Он почувствовал некоторую грусть и чувство неудачи, но затем быстро вспомнил о виртуальных кумирах, выпущенных Неоновой Культурой и Tongshan True Entertainment. Это заставило его оправдать себя.

Эти два виртуальных кумира не смогут долго держаться за места № 2 и № 3.

Зная, что они тоже пострадают, большая часть депрессии Чу Гуана рассеялась. Он признал, свое поражение, но он также был рад увидеть двух виртуальных кумиров компаний – конкурентов, которые всегда брали верх, и наконец потерпели поражение.

Все шло так, как и представлял себе Чу Гуан. Проектные команды, стоящие за Сунь Хуай и Фэй ЛиСы мучились, думая, что же им предпринять дальше. Нужно ли им пересмотреть свою стратегию?

Сун Шихуа, главный босс Tongshan True Entertainment, разбил чашку в своем кабинете.

«Silver Wing действительно что-то замышляют».

Хотя, учитывая мастерство Tongshan True Entertainment, когда дело касалось виртуальных кумиров, они не должны были бояться Silver Wing, Сун Шихуа забеспокоился.

Судя по двум выпущенным частям, «100-летний период разрушения» нельзя недооценивать. Любая песня была достаточно эпической, чтобы считаться бестселлером. Более того, это была серия, поставленная на фоне Периода Разрушения.

«Битва века», игра, запускаемая в следующем году, также будет ориентирована на Период Разрушения.

Выберет ли Огненная Птица более популярного виртуального кумира или того, кто лучше будет соответствовать тематике их игры? Сун Шихуа не мог ни размышлять, ни гадать.

«Ты хочешь сразиться с нами за одобрение? Посмотрим, на что ты способна», — Сун Шихуа вызвал старших руководителей из отдела виртуальных кумиров на экстренное совещание в свой офис. Это заняло полдня.

Тем не менее, сторонних наблюдателей не волновали планы Сун Шихуа. Все глаза были прикованы к обзору Музыкальной Ассоциации Яньчжоу. Без их благословения другие представители отрасли не хотели делать свои собственные выводы, даже если они считали, что вторая часть ничуть не уступает первой.

Человеком, который назвал первую часть «эпической», был Мин Кан, заместитель главы Музыкальной Ассоциации Яньчжоу. Он также был бывшим президентом Академии Музыки Ци Аня. Никто из академии еще ничего не говорил — они ждали, чтобы послушать Мин Кана. Было бы неловко, если бы инсайдеры индустрии нарушили свое молчание по настоянию новостных агентств и разошлись во мнениях с Мин Каном..

Сотрудники Silver Wing также ждали обзора «Голоса Яньчжоу», потому что оно считалось самым авторитетным изданием во всей музыкальной индустрии Яньчжоу. Вот почему никто не осмеливался усомниться в «эпической» характеристике первой части. Музыкальная ассоциация Яньчжоу могла иметь свою внутреннюю политику, но все, что было опубликовано на их официальном сайте, было «Евангелием». Музыкальная Ассоциация

Яньчжоу имела безоговорочную репутацию. Никто не осмелился бы выражать на официальном сайте свои личные недовольства. Если бы они это сделали, они бы сделали это в другой обстановке, например в интервью в средствах массовой информации.

На 50-м этаже Башни Silver Wing, помимо Фан Чжао, все остальные члены команды проекта Полярное Сияние тоже прилипли к веб-сайту «Голоса Яньчжоу».

«Почему этот обзор все еще не вышел?»

«Уже почти 9. В прошлый раз обзор вышел как раз в это время. Не думаю, что они станут публиковать его позже на этот раз».

«Я нервничаю», — Цзу Вэнь приклеился к своему экрану, подняв руки и выкручивая большие пальцы.

Его больше не волновало количество загрузок. Все, о чем он заботился — о мнении музыкальной ассоциации. Если они получат отрицательный отзыв, даже если количество загрузок увеличится, это не будет считаться абсолютным успехом.

Он взглянул на Фан Чжао рядом с ним, спокойно смотрящего в свой компьютер. Цзу Вэнь хотел кое-о-чем расспросить Фан Чжао, но закрыл рот, едва открыв его: «Забудь об этом — кто знает, какая фоновая музыка играет сейчас в голове Фан Чжао».

После 9 часов утра всеми ожидаемый обзор от Мин Кана так и не появился, но вместо этого он был опубликован еще одним заместителем руководителя музыкальной ассоциации по имени Дина.

«Заместитель руководителя Мин сейчас немного эмоционален, поэтому я появился вместо него», — старое смазливое лицо Дина появилось на официальном сайте «Голоса Яньчжоу».

Многие были смущены комментарием Дина. Почему Мин Кан был эмоционален? Это была всего лишь песня. Что за чрезмерная реакция.

Но Дина был не менее весомым, чем Мин Кан. Фактически, с точки зрения старшинства, Дина был старше Мин Кана. Он принадлежал к еще более старшему поколению музыкантов. Было еще лучше услышать комментарий именно от него.

Обычно Дина воздерживался от комментариев о работах новичков. Обычно тем, что было достойно комментария этого опытного ветерана, были звезды A-класса или чрезвычайно популярный песни. Но «Полярное Сияние» было особым случаем. Мин Кан классифицировал его первую часть как «эпопею», что, в конце концов, вызвало у Дина любопытство. Сегодня он ждал второй части и был готов сунуть свои «три копейки».

Музыкальные журналисты навострили свои уши, не желая пропустить мудрые слова от этого ветерана музыки, которому было уже более 100 лет.

«Многие люди спрашивали меня, является ли «Разрыв Кокона», вторая часть «100-летнего Периода Разрушения », эпопеей. Что касается этого вопроса …»

Уши навострились еще больше.

«Давайте отложим этот вопрос. Для начала обсудим концепцию эпопеи», — тихо сказал Дина.

Журналисты, готовившиеся копировать его слова, вставлять и публиковать: «…»

Люди, которые знали Дина, уже закатили глаза. Этот старый чудик был все таким же, переключаясь с мысли на мысль на полпути. Кто знал, когда он вернется к этой теме. Будто издевался.

Дина было все равно, что подумают другие. Он говорил в своем привычном темпе. Несколько сдержанно улыбнувшись, он выступил с торжественным комментарием.

«Жанр эпопеи должен быть прослежен до Периода Разрушения или еще более раннего времени: будь то древняя традиция воспевания или народные песни, которые были распространены при императорском дворе, в армейских казармах или среди простых людей и передавались из уст в уста на протяжении многих поколений — все они могут считаться эпическими формами. Многие эпопеи, воспевающие героизм в течение 100 лет войны, также появились после Периода Разрушения в начале Новой Эры. Но мирные времена преобладали, и война стала далеким воспоминанием; и никто больше не слушал эти песни. В наши дни любые грандиозные песни, которые могут возбудить эмоции, легко обозначают, как «эпические». Но многие люди забывают, что эпосы изначально предназначались для того, чтобы воспевать героев».

Опытный ветеран продолжал рассказывать об истории развития эпосов и о том, как развивались более современные стили.

Журналисты выглядели так, будто были запор. Они тихо просили: «Можешь ты уже перейти к делу, старик? Просто сформулируй свое заключение и объясни свою лекцию позже, чтобы мы могли подать репортаж».

Но музыкальные специалисты уделяли его словам пристальное внимание. Речь Дина помогала им понять творческий процесс, стоящий за двумя песнями и их аранжировками.

«… Сама жизнь — это череда взлётов и падений. Аналогичным образом, вторая часть движется от невзгод к триумфу. Дело в том, что люди испытывают надежду благодаря плавному потоку музыкальных нот … Еще одна вещь, которую стоит упомянуть, заключается в том, что во второй части, которая длилась не более четырех минут, есть сотни приемов, созданных виртуальными инструментами и сотнями тонов. Аранжировка использование вокала превосходны. Вы можете сказать, что вторая часть была обработана первоклассным симфоническим микшером и аранжировщиком электронной музыки. Но я не смог найти в титрах отличительную подпись, поэтому мне также любопытно, чья же это все-таки работа».

Специалисты по музыке знали, что самые незначительные промахи в смешивании и аранжировки будут давить на уши. Например, можно легко переборщить с количеством модуляций, отсутствием синхронности или подавляющим бэк-вокалом, что можно будет считать вопиющей несогласованностью.

Судя по этим комментариям, микшер и аранжировщик были знаменитыми. Только, неизвестно, кем были эти два опытных музыканта.

После долгого ожидания Дина, наконец, произнес: «Это действительно достойно ярлыка Эпопеи, которого так жаждут журналисты».

Но инсайдерам индустрии, включая самого Дина, все еще было любопытно, кто же написал эти два песни. Неужели это был новичок Фан Чжао, если верить слухам? Кто был симфоническим звукорежиссером и аранжировщиком электронной музыки?

Старшие музыканты, которые не обращали пристального внимания новичкам, нашли время, чтобы прочитать титры в конце музыкального клипа. Они все еще были в недоумении, потому что они никогда не слышали ни одного из имен членов команды проекта Полярное Сияние.

Оставить комментарий