Глава 400

На самом деле, давным-давно, Чу Бо не был таким. Он был точь-в-точь как Заро: грубый и прямолинейный. Если кто-нибудь нападал на него, он немедленно отвечал тем же.

Когда Чу Бо выпустил свой первый альбом, члены его семьи сказали ему: «теперь ты считаешься общественным деятелем. Ты должен следить за имиджем и думать о своей профессии, когда с кем-либо ругаешься.»

Чу Бо, в свою очередь, подумал: «они абсолютно правы! Я честный музыкант. Артисты должны использовать художественные методы, чтобы ругаться! Как в древней поговорке: «джентльмен пользуется ртом, а не кулаками». Если мы не ладим друг с другом, я не буду ни бить тебя, ни ругать в социальных сетях. Вместо этого, я запишу тебя в текст своей песни!

Благодаря практике, Чу Бо обнаружил, что это действительно было удобно. Потом это вошло в привычку. Каждый раз, когда он волновался или погружался в хорошее настроение, он выпускал все слова, которые держал в своем сердце.

Чу Бо также готовился к церемонии награждения в Звездном Кубке. На самом деле, он прекрасно знал о своей плохой привычке. Поэтому, когда Фан Чжао выбрал эти три песни, чтобы сформировать попурри, они внесли коррективы в темп и стиль. Хотя ядром все еще был рок-н-ролл, аккомпанемент в начале был гораздо более эмоциональным. Что еще более важно, они также создали «охлаждающий» эффект для Чу Бо.

Менеджер Чу Ян, естественно, заметил эти изменения, когда просмотрел переделанную партитуру и был очень доволен корректировками.

Все приготовления были завершены, но ничто не могло остановить Чу Бо, когда он был в хорошем настроении. Он был рад, что у него появился новый друг!

Можно сказать, что когда он достиг третьей части, он уже не мог ясно мыслить, с его интеллект был подавлен. Давай! Отпусти! Давай накуримся вместе!

И в тот момент, когда Чу Бо высоко запел и собирался выпустить все слова, которые держал в себе… он увидел выражение лица Фан Чжао.

Что это было за выражение?

Отчасти упрек, отчасти предостережение, отчасти … любовь?

В этот момент сердце Чу Бо дрогнуло.

Выражение лица Фан Чжао напомнило ему его деда. Старый мастер позвал Чу Бо после того, как тот в последний раз поднял большой шум. Он был вынужден написать эссе с гарантией, что это не повторится. Более того, на какое-то время он был изолирован от общества.

Чу Бо невольно замолчал. От одной мысли о дедушке, стоящем рядом с ним, когда он был под кайфом, волосы встали дыбом, а язык застрял в горле. Это был естественный рефлекс.

К счастью, Чу Бо был довольно искусен в пении и обладал достаточными профессиональными способностями. Ругательства, которые он собирался произнести, исчезли, когда к нему вернулась рассудительность. Вместо этого гладко зазвучали оригинальные слова.

Чу Бо быстро пришел в себя и продолжил петь. Увидев рядом с собой не деда, а Фан Чжао, он подумал, что глаза, должно быть, сыграли с ним злую шутку.

Однако теперь он пришел в себя. К счастью, третья часть была близка к концу. Чу Бо контролировал ритм и направил сошедшую с рельсов песню обратно к ее первоначальному тону, прежде чем плавно завершить выступление.

В то же время, студенты не заметили ничего странного. Даже если они и услышали его странное молчание, то не придали ему особого значения. Им нравились и Чу Бо и его песни.

Что касается репортеров, то у всех на лицах застыло изумленное выражение, как будто они только что видели восход солнца с запада.

Люди, знакомые с характером Чу Бо, внутренне обрадовались, когда увидели, что тот начинает кайфовать. Они ждали, когда он войдет в свой режим и начнет сыпать проклятия. Но кто знал, что Чу Бо замолчит!

“Это была … просто гармония? Или я не слышал никаких песен?”- Репортер подумал, что у него галлюцинации, он не смог уловить решающий момент.

“Я слышал то же самое, что и ты.”-Репортер, сидевший рядом с ним, тоже был потрясен.

Скольким людям показалось, что они ослышались?

Очень трудно поверить, что Чу Бо на самом деле умудрился проконтролировать свой рот и замолчать!

Это было просто чудо!

Если бы у него были такие способности, его статус в музыкальном мире был бы совсем другим! В противном случае его менеджер будет бегать повсюду, давая обещания, чтобы найти место для проведения его живых концертов.

Никто из репортеров не думал ни о чем другом. Они отложили все в сторону и внимательно слушали. Они хотели понять, было ли молчание Чу Бо случайностью или самоконтролем.

“Он и правда сегодня промолчал?»

“Может быть, в зале сидят старейшины семьи Чу, и он не смеет при них ругаться?”- Люди начали строить догадки.

“Нет, таких новостей не было.»

“Атмосфера была как раз подходящей, как и настроение. Он достиг своего пика. Почему же он промолчал?»

“Я думаю, что… настроение все еще было не то, поэтому Чу Бо не дал ему вырваться.»

“Судя по тому, что я видел, он действительно был под кайфом! Я думаю, что из-за того, что случилось с другими концертами, его менеджер пристально наблюдал за ним. Он был вынужден научиться самоконтролю ради своих будущих выступлений. Взгляни. Разве он не контролировал себя? Чу Бо сделал еще один шаг вперёд, заменив свой кайф тишиной.»

«О, должно быть, он был вынужден терпеть из-за своего нынешнего положения.»

Они были немного разочарованы, ведь писать было о чем. Репортеры из Цзиньчжоу уже во всю напрягали свои мозговые клетки, чтобы придумать новость.

За кулисами, менеджер Чу Ян сердечно усмехнулся, когда он подошел к Чу Бо.

“Малыш Бо, очень хорошо! Просто идеально!! Сначала я думал, что ты снова будешь импровизировать! Похоже, я тебя недооценил!”- Счастливо сказал Чу Ян, глядя на Чу Бо сквозь слезы. Вся его тяжелая работа наконец-то окупилась!

Однако Чу Бо не заметил странного взгляда племянника. Сейчас он был немного ошеломлен. Его выступление на сцене поглотило всю его энергию. Ассистент помог ему добраться до дивана, на который он тут же рухнул.

В этот момент вошел Заро. Он не счел нужным сидеть в одиночестве на своем месте, поэтому подошел поговорить с Чу Бо. Увидев его, он поднял вверх большой палец и сказал: “Несмотря на прыжки на сцене, ты очень здорово и быстро спел, ничего не забыв. Теперь я знаю, что пение может быть очень утомительно. Посмотри, ты весь потный!»

Чу Бо взглянул на него, но ничего не ответил. Он все еще тяжело дышал, а его ноги дрожали.

“Эй, Чу Бо, так не пойдет. Разве ты не говорил, что будешь посещать различные континенты для проведения концертов? На одном концерте гораздо больше песен. Посмотри, как ты устал после одной. Даже если это было немного длинное попурри из трех песен, оно все равно намного короче, чем обычный концерт. Посмотри на меня; я работал на планете Бу, чтобы помочь облегчить бедность, и теперь мой пресс выглядит намного лучше!»

Чу Бо взял у ассистента полотенце и вытер пот с лица и шеи. Естественно, ему не нужно было, чтобы Заро рассказывал ему все это. Концерты требовали достаточной физической выносливости, но обычно он так не уставал! Обычно он мог спеть 10 песен, не падая на диван, не говоря уже об одной!

Однако попурри, которое он только что исполнил, стало для него психологическим ударом! Он потратил много усилий, чтобы продолжить песню нормально и скрыть свои проблемы. Это было более утомительно, чем 10 песен! Не заикнуться уже было достаточно трудно!

«Эй, Бобо, как ты делаешь этот жест рукой во время пения? Это довольно круто, научи меня, если у тебя есть время!”- Заро попытался его повторить.

«Угу.”-Чу Бо наконец заметил его и буркнул что-то в ответ.

“Кроме того, ты должен был выступить вместе с Фан Чжао. Даже если ты думаешь, что он плохо поет, ты все равно должен был позволить ему спеть хотя бы пару строчек. Все должно быть хорошо, пока ты ведешь, верно? Так же, как в караоке, где мы обычно поем вместе.”- Заро казалось, что Чу Бо не выказывает особого уважения к Фан Чжао и заботится только о том, чтобы самому получить кайф.

Сейчас Чу Бо был очень чувствителен к имени «Фан Чжао». Услышав, как Заро упомянул его, он смутился. Как он мог заставить себя сказать другим, что принял Фан Чжао за своего деда, что едва не стало причиной огромной ошибки?

Что касается совместного пения?

Чу Бо изо всех сил потряс головой.

Мои ноги все еще чертовски мягкие!!

В это время вошел Фан Чжао. Чу Бо быстро оглянулся, прежде чем отвести взгляд. У него был встревоженный вид.

«На самом деле”, — подумал Чу Бо, — теперь, когда я смотрю на Фан Чжао, он совсем не похож». Все это просто заблуждение, которым я пугаю себя!

К счастью, представление закончилось хорошо. Тем не менее, психологическая тень, которую оно бросило на сердце Чу Бо, не могла пройти так быстро. Всякий раз, когда он встречал Фан Чжао, он вспоминал тот момент, когда приходил в себя после представления.

В любом случае, Чу Бо не собирался никому об этом рассказывать. Он бы опозорился, если бы кто-нибудь это узнал!

Он также решил, что не будет больше выступать с Фан Чжао, пока не избавится от этого психологического шрама. На этот раз он мог продолжать петь, но как насчет следующего?

Фан Чжао ничего об этом не знал. Однако он видел, что Чу Бо немного его боится. Хотя тот хорошо претворялся, Фан Чжао все еще мог различить некоторые тонкие признаки.

На самом деле, у него было мышление старшего в его выступлении с Чу Бо. Он не собирался красть всеобщее внимание, но когда Чу Бо стал слишком высоко петь, Фан Чжао тоже усилился. Его целью было дать ему понять, что он сам все еще здесь. Он хотел напомнить ему, чтобы он не отвлекался и не забывал, где находится.

Фан Чжао и представить себе не мог, что он так напугает Чу Бо. Поэтому он немного прогулялся, чтобы дать ему немного успокоиться в одиночестве.

Но даже сейчас, казалось, что Чу Бо все ещё нервничает.

Я настолько страшный? Фан Чжао был озадачен.

Видя ситуацию, он ничего не сказал перед уходом. С тех пор, как он вошел, лицо Чу Бо было напряженным и неестественным. Фан Чжао не хотел ставить его в неловкое положение. К счастью, Чу Бо не произнес ни одной непристойности, так что его заявки на концерты не будут отклонены немедленно.

После ухода Фан Чжао, Чу Бо полностью расслабился. Он повернулся к своему телохранителю/бывшему кладбищенскому охраннику и сказал: “Этот человек действительно слишком страшен! Из-за него у меня начались галлюцинации!”

Телохранитель: «…» он ничего не понял. Это просто представление. Как вы пришли к такому глубокому осознанию?

Оставить комментарий