Глава 408. Это нельзя есть

Фан Чжао ничего не сказал о том, что просьба о дополнительном корме для собак была отклонена. Он сам с каждым разом съедал все больше порций, когда приходил в столовую. Хотя он не наедался до отвала, он по крайней мере ел до семидесяти-восьмидесяти процентов сытости. Однако даже этого было достаточно, чтобы напугать людей.

Образ Фан Чжао сменился с «знаменитости с очень хорошим слухом» на «короля еды, который может съесть целый горшок за один присест».

Что касается выделяемых ему энергетических батончиков, прессованных бисквитов и питательных напитков, Фан Чжао хранил все это для кудряша, так как у него была слишком строгая диета. К счастью он мог есть почти все.

Это продолжалось до дня, предшествовавшего началу конференции. Число людей, въезжающих в аэропорт острова, достигло своего пика.

Фан Чжао отправили в багажное отделение. В конце концов, он был общественным деятелем. Инспекционная группа пыталась ограничить число его появлений на публике.

В пункте въезда на остров репортеры из всех крупных новостных и информационных агентств выстраивались в длинные очереди, чтобы пройти несколько уровней проверки безопасности.

«Чего и следовало ожидать от китового острова! Атмосфера здесь уже совсем не та» — нервно сказал репортер, будучи здесь в первый раз.

«Проверка безопасности очень строгая! Нельзя привозить даже чайные листья? К счастью, я ничего такого не брал.»

«Запрещенные предметы не должны оказаться не острове. Посмотри вокруг. Есть специально обученный персонал, высокотехнологичное оборудование, элитные ищейки и даже военные собаки. Как можно пронести что-то мимо них?» — Сказал кто-то, пока репортеры тихо обсуждали происходящее.

Группа людей, только что прибыла в аэропорт и была в нескольких сотнях метров от медиа-канала. Проход, который прошли эти люди, отличался от тех, через которые должны были пройти представители средств массовой информации. У них даже не забирали багаж.

«Гости из межпланетного Фонда, пожалуйста, пройдите со мной.»

Пока он говорил, взгляд генерал-майора упал на ребенка, стоявшего чуть впереди группы. Парень был одет в рубашку с медвежьей головой. Он играл с черным эластичным мячом…верно?

Словно почувствовав его взгляд, малыш по-детски улыбнулся генерал-майору.

В глубине души его бдительность возросла. Он выдавил натянутую улыбку и повернулся, чтобы идти впереди.

Медвежонок не обращал внимания на любопытные взгляды, которые бросали на него солдаты. Скорее, он с любопытством осматривал окрестности и время от времени оценивал охранные сооружения.

Намного лучше, чем раньше, но все равно недостаточно хорошо.

Зона Досмотра Багажа.

Фан Чжао и кудряш стояли у конвейера. Если среди багажа есть что-то подозрительное, собака найдет это.

У служебных собак были свои области знаний. Одни были искусны в обнаружении взрывчатых и горючих веществ, в то время как другие были более чувствительны к подозрительным аллергенам. Кудряш стал катализатором, превзойдя двух других вожаков. Однако каждая служебная собака оценивалась по результатам. После завершения конференции китового острова они также получат заслуги, которые будут зарегистрированы в их файлах в соответствии с результатами. Поэтому между ними все еще существовала конкуренция.

Началась сверхурочная работа, и Фан Чжао был временно переведен в ночную смену. Ему предстояло дежурить до восьми утра, прежде чем его сменят.

В промежутках между проверкой багажа и ночными патрулями Фан Чжао находил время, чтобы накормить кудрявого. Иначе кто знает, что эта крошка съест за его спиной, если проголодается.

Когда на второй день взошло солнце, сверхурочные были закончены. Было уже около 8: 30 утра. Фан Чжао и другие члены команды, отработавшие сверхурочно, покинули склад вместе. При такой нагрузке и члены команды, и инспекционные собаки очень уставали.

Кудряш казался немного удрученным — но не от усталости. Такой объем работы мог утомить других инспекционных собак, но для него это действительно не было большой проблемой. Он казался вялым, как и другие собаки, но только потому, что был голоден.

«Я приготовлю что-нибудь для тебя, когда мы доберемся до столовой», — прошептал Фан Чжао, слегка поглаживая его.

Кудряш завилял хвостом, но выглядел не слишком счастливым. Он был не просто голоден. Он уже много дней не играл ни в какие игры.

В районе китового острова было много столовых. Фан Чжао последовал за другими членами команды в ближайший обеденный зал, чтобы поесть. Инспекционные собаки тоже доели свою собачью еду.

«Пойдёмте. Мы должны вернуться и отдохнуть. Когда мы проснемся, появится ещё больше работы.»-Руководитель группы посмотрел на время и проинструктировал других членов команды.

Люди редко имели свободное время, находясь в районе китового острова. Помимо здания, где находилась инспекционная группа, наиболее распространенными достопримечательностями были войска и конвои.

Маленькая ночная смена ушла.

Когда Фан Чжао и остальные топали в свои комнаты, они увидели, как несколько детей последовали за учителем в столовую.

Вся конференция продлится не менее трех дней. Однако они не могли проводить ее все время. Им нужно было оживить атмосферу, так как должно было быть и напряжение, и расслабление. В течение этих дней пройдут выступления всех возрастных групп, начиная от детсадовцев до пожилых трупп. Эти маленькие исполнители были точно такими же, как и все остальные, кто должен был выступить на конференции острова.

Многие дети с любопытством оглядывались, увидев собак инспекционной группы.

Фан Чжао даже слышал, как маленький мальчик обернулся и крикнул своим товарищам: «смотрите, даже собаки здесь очень вежливые. Как мы можем проиграть собакам!»

Возвращаясь из столовой в свои апартаменты, они прошли мимо центральной площади района китового острова, где стоял почетный караул.

В девять часов утра воздух наполнился музыкой.

Струнные инструменты, флейта и военные барабаны создавали скорбную мелодию, которая несла вдохновение и надежду. Она звучала как мягкий ветер, который, казалось, воплощал мир и спокойствие после войны.

Флаги двенадцати континентов и эмблемы различных военных баз были подняты вместе с музыкой, отмечая самую долгую борьбу за выживание в истории человечества. Они чтили тех, кто пожертвовал своей кровью, чтобы другие люди смогли увидеть зарю новой эры.

Когда заиграла музыка, небольшая команда, работавшая сверхурочно, остановилась и стояла, пока музыка не закончилась, прежде чем продолжить свой путь назад.

Конференция на китовом острове официально началась. В течение следующих трех дней задачи инспекционной группы станут еще более масштабными. Поэтому, вернувшись в спальню, они больше ничего не говорили. Сон пришел первым. Они должны были максимально использовать то короткое время, которое у них было, чтобы восстановить энергию.

После пробуждения следующей задачей Фан Чжао было патрулирование зданий.

На первом этаже каждого здания были специальные зоны отдыха для досмотра собак. Для них были сделаны даже специальные туалеты, которые проводили автоматическую очистку, массаж и другие услуги. Все, что требовалось, — это просканировать рабочий значок, висящий на ошейнике собаки. Обращение с служебными собаками здесь было действительно хорошим.

Осмотрев одно здание, Фан Чжао понёс кудряша в собачий туалет.

Когда они добрались туда, Фан Чжао увидел тренера Торнхеда, ожидающего у двери. Тренер торнхеда улыбнулся и крикнул, увидев приближающегося Фан Чжао: — «Наша команда только что патрулировала соседнее здание. Там было слишком много людей, поэтому я привел Торнхеда сюда.»

Торнхед был слишком властным и считал свою территорию и личное пространство очень важными. Он даже заставлял других собак держаться поближе к стене, когда посещал туалеты. Вернувшись домой, он обзавелся своим собственным. Привыкнув к своей властности, Торнхед и к этим общественным собачьим туалетам относился как к своим. Его тренер был беспомощен, и каждый раз ему приходилось водить собаку туда-сюда, чтобы найти другой свободный туалет. Эта собака была способной, и результаты ее досмотров в районе китового острова были исключительными. Начальство было готово предоставить ему некоторые особые привилегии, а также смириться со вспыльчивостью.

Поводки на ошейниках собак автоматически убирались. Фан Чжао отпустил поводок и позволил кудряшу войти в туалет, прежде чем заговорил с инструктором.

В туалете Торнхед сидел на корточках и торжественно справлял нужду. Вздрогнув, он напрягся и завыл.

Кудряш бросил на него мимолетный взгляд и продолжил свой путь. Он выбрал стойку и поднял заднюю ногу, чтобы помочиться. Закончив, он поскреб когтями столб, совершенно не обращая внимания на Торнхеда. Он собирался отправиться в зону отдыха, чтобы расслабиться, пока его будут чесать меховой расческой.

Вдруг, нос кудряша дернулся, и он повернулся. Он подошел поближе к стене и начал тщательно принюхиваться.

Услышав вопль Торнхеда, тренеры, ожидавшие снаружи, ворвались внутрь. Увидев, что они не дерутся, они встали у двери и стали следить за ними.

«Что он учуял?» — Спросил тренер Торнхеда.

Фан Чжао тоже наблюдал и видел, как кудряш лапами проделал дыру в стене. Ртом он вынул цилиндрический по форме предмет.

Дрессировщик, собиравшийся разнести в пух и прах дрянную конструкцию туалета, вздрогнул. «Дезодорант?»

Кудрявый положил цилиндрический предмет к ногам Фан Чжао. Тренер торнхеда выудил аппарат и быстро просканировал его. Никакой реакции. Затем он посмотрел на Торнхеда сбоку и не увидел никакой особой реакции со стороны собаки. Только тогда он немного ослабил бдительность.

«Зачем он кусает дезодорант? Может быть, он ему не нравится? Или ему не нравится механический звук, который он издает, когда брызжет?» — Тренер торнхеда ничего не понял.

Не успел он договорить, как кудряш откусил внешнюю оболочку цилиндрического дезодоранта.

Торнхед, не сводивший глаз с кудряша, повернулся и уставился на дезодорант со сломанным кожухом. Тем временем его прибор, который даже не был выключен, вспыхнул красным. Из него послышались тревожные гудки с красной мигалкой.

Не церемонясь, Фан Чжао поспешно связался с капитаном инспекционной группы и доложил о ситуации.

Другой тренер уставился на маленький цилиндрический предмет, как на бомбу, и сказал Фан Чжао: «эта штука не должна взорваться сразу. Тем не менее, материал внутри-это то, что не должно появляться здесь. Мы не должны раскрывать эту информацию, пока не поймают человека, стоящего за этим.»

«Как мы с этим справимся?»

Фан Чжао как раз закончил задавать этот вопрос, когда увидел, что рот кудряша приблизился к неизвестному предмету. Он пытался его укусить.

«Это нельзя есть!» — Фан Чжао остановил его.

«Не трогай его!» -тренер кричал одновременно с Фан Чжао. Его лицо побелело.

Хотя он, скорее всего, не взорвется, всегда есть шанс. Что, если внутри были другие неизвестные вещества? Что, если он просто взорвется, когда его подвергнут воздействию силы? Профессиональные способности кудряша были действительно очень сильны, но он не был достаточно опытным. Как он мог попытаться укусить что-то подобное?!

И что значит «это нельзя есть»? Команда Фан Чжао была абсолютно неправильной! Это может привести к проблемам!

Тренер много чего хотел сказать, но сейчас было не время. Он подождет, пока дело будет улажено, а потом поговорит с Фан Чжао наедине.

Спокойно все уладив, Фан Чжао и другие дрессировщики вывели собак, как ни в чем не бывало. Для расследования этого дела и поиска виновного был мобилизован Следственный персонал острова.

Фан Чжао продолжал патрулировать здания. Когда никто не обращал на него внимания, он открыл рот кудряша, чтобы проверить, нет ли у него во рту подозрительных веществ или мусора. Он снова увещевал: «не ешь все подряд!»

Оставить комментарий