Глава 415

 

После двух дней в изоляции, Фан Чжао и остальных перевели в карантинную квартиру.

«Определённый человек будет приходить каждый день, чтобы проверить каждую комнату. Проверка может немного отличаться от того, к чему вы привыкли. Вы можете работать здесь и забронировать тайминги для трех блюд. Вы также можете заранее оставить сообщение, если не хотите, чтобы вас беспокоили…»

Фан Чжао и остальные уже слышали о некоторых вопросах и условиях раньше, теперь же надзиратель карантинной квартиры кратко рассматривал самые главные моменты.

“Дай мне знать, если тебе что-нибудь понадобится.”-он посмотрел на Фан Чжао.

“Записная книжка в мягкой обложке и ручка”, — ответил он.

Военная работа есть военная работа, а искусство есть искусство. Даже если его продержат на китовом острове целый месяц, Фан Чжао все равно придется закончить свою диссертацию. Если он не сможет выполнить задания старого почтенного Мо, то и выпускной его тоже отложится.

“И все?”- удивленно спросил надзиратель.

“Пока что да.»

“Хорошо, кто-нибудь доставит их в течение десяти минут.”-Надзиратель запомнил просьбу Фан Чжао и пошел в соседнюю комнату.

Доставка блокнота не заняла даже пять минут. Вернее ему принесли целый набор канцелярских принадлежностей, специально изготовленный для офиса на китовом острове. Их эмблемы были напечатаны даже на блокноте и ручках. Ещё в пенале лежали линейки и другие канцелярские принадлежности.

Комната была небольшой. Она была размером с одноместный номер в отеле, за исключением того, что здесь был ещё небольшой тренажёрный зал и гостевая комната. Когда кудряш выполнял свои задания, Чжао Чао приносил его сюда.

В комнате были простые электронные развлекательные установки, но здесь был ограниченный доступ в интернет. Компьютер в комнате мог получить доступ только к интрасети. В медиафайлах нашёлся даже полный список серий «эпохи основания». Охранники, которые не догнали его, могли наблюдать за его запросами во время карантина.

В период проведения конференции необходимо было провести ревизию сообщений, направляемых извне. Однако после завершения конференции на китовом острове эти ограничения будут ослаблены. Звонки по-прежнему будут отслеживаться, а персонал, находящийся на карантине, будет проинформирован.

Конференция на китовом острове продлилась на несколько дней дольше, чем планировалось изначально. После ее завершения Фан Чжао связался с Наньфэном, чтобы тот забрал кудряша обратно в Хуанарт. Каждый день он должен был выводить его на прогулку. Что касается всего остального, Фан Чжао уже говорил с кудряшем наедине. Пёс знал, где находится корм. В общежитии еще оставалось довольно много еды.

Фан Чжао также специально попросил его не есть ничего кроме кормы.

“Не ешь «кролика»! Иначе не будет никаких игр.»

В тот день, когда кудряш покинул район китового острова, Торнхед снова заплакал. Он плакал не из-за их товарищества. И не потому, что кудряш исчез. По окончании конференции были подведены итоги и определены заслуги служебных собак. Поскольку работа кудряша в течение периода конференции была исключительно хорошей, и он оказал довольно много услуг, его рейтинг был выше. К тому же, он показал себя немного лучше, чем Торнхед, который оказался низведен до третьего места и закричал от злости. Когда он вышел на улицу, слезы все еще текли из его глаз.

Тренер пытался объяснить произошедшее остальным.

“Кхкк, он опять сердится.»

Другие люди из команды также пришли в карантинную квартиру, чтобы навестить Фан Чжао, прежде чем они покинут китовый остров. По мере того, как проходили дни карантина, шансы на его заражение постоянно снижались. Поэтому, настроение стало гораздо более расслабленным, когда все пришли в гости к Фан Чжао.

После того, как дела на китовом острове были завершены, персонал продолжал покидать остров, и его, наконец, открыли. Фан Чжао стало гораздо легче контактировать с внешним миром, но у него все еще существовали определенные ограничения.

Во-первых, он должен был связаться Мо Ланом.

“Есть одно дело, в связи с которым я смогу вернуться только через полмесяца.»-Фан Чжао не мог объяснить все точнее, поскольку некоторая информация была конфиденциальной.

Мо Лан не настаивал на ответе. Такой опытный старик, как он, все понял. Старый мастер был очень счастлив, что Фан Чжао был в безопасности. Он был уверен, что его ученик тратит много времени на диссертацию и свою работу.

“Все в порядке. Можешь считать это изменением среды для уединения. Никто не посмеет тебя беспокоить.»

В последнее время в интернете все еще было много тем, касающихся фан Чжао. Журналисты всячески пытались найти его следы. Некоторые бесстрашные репортеры даже разбили лагерь возле резиденции Мо Лана.

Фан Чжао не мог получить доступ к интернету и не знал слишком многого о том, что происходит снаружи. Наньфэн сказал ему не волноваться, так что Фан Чжао просто не обратил на это никакого внимания.

В интернете всегда было много людей, говорящих о нем. События обратного отсчета на разных континентах получили большую огласку. Знаменитостей и звезд разных континентов переодически замечали папарацци, но Фан Чжао как всегда никто не видел.

Некоторые предполагали: «Он отсутствовал на гала-вечере обратного отсчета Яньчжоу. Может быть, он поехал на конференцию на китовый остров?»

“Фан Чжао оказал большую услугу всему миру, обнаружив Алкаид. Возможно, он действительно получил разрешение на участие.»

Ранее ходили слухи, что некая интернет-знаменитость отправилась на китовый остров для участия в конференции. За этим последовали слухи и предположения о том, что это могут быть кто-то из тех, кто отклонил приглашения на мероприятие обратного отсчета своего континента.

С первого взгляда все указывало на то, что Фан Чжао действительно отправился на китовый остров!

Однако, поскольку это дело коснулось такой важной конференции, люди не осмеливались обсуждать ее слишком много. Многие сообщения не вызывали никакого отклика, поэтому большинство людей ничего не знали о том, что действительно происходит.

Очень быстро, по мере продолжения обратного отсчета событий на различных континентах, эмбарго на распространение информации о конференции на китовом острове было снято. Интернет-знаменитости и другие общественные деятели разместили доказательства своего участия.

Конференция закончилась! Пришло время похвастаться!

Теперь, когда больше не шло речи о строгой конфиденциальности, они все могли немного покрасоваться.

Однако от Фан Чжао по-прежнему не было никакой активности.

Он отсутствовал на церемонии благодарности клиентов Фьери Берд, на гала-вечере обратного отсчета Яньчжоу и на мероприятии обратного отсчета Хуанчжоу. Он даже не появился на студенческом вечере Академии художеств. Где же он был?

«Может быть, кто-то держит его взаперти?”- догадался кто-то.

“Это еще более маловероятно. Давайте не будем выдумывать причину, почему это может произойти. И даже если это так, как долго это может продолжаться? Сейчас от него нет и следа. Репортеры развлечений Хуанчжоу, вы здесь вообще зачем?»

“Почему никто не верит, что Фан Чжао находится в изоляции? В конце концов, он все еще проходит углубленное обучение. Великий мастер Мо Лан сам говорил, что он закрывает Фан Чжао у себя дома, чтобы тот дописал свою диссертацию.»

“Ты хоть сам в это веришь? Все возможно, кроме того, что он где-то заперт! Кто мог держать его в изоляции так долго, что он даже не появился бы на мероприятиях обратного отсчета или на важной церемонии благодарности клиентов Фьери Берд? У кого хватит смелости сделать это?!»

Поскольку распространилось множество слухов, были люди, которые говорили, что рекламная кампания Фьери Берд и Фан Чжао была прекращена.

Доказательства?

«Он не участвовал в церемонии благодарности клиентов Фьери Берд. Мне кажется, или он ни во что не ставит эту компанию? Сможет ли Фьери Берд смириться с этим?»

«Согласно достоверным источникам, Фьери Берд меняет двух своих послов в новом году. Фан Чжао, однозначно, среди них!»

Сначала так думало небольшое меньшинство. Однако все больше и больше людей начинали убеждаться в этой гипотезе в кратчайшие сроки. Немало топ-менеджеров знаменитостей с разных континентов также пошли на работу, надеясь предложить рекламу Фан Чжао.

Вначале Фьери Берд не беспокоилась обо всех этих онлайн-догадках. Однако, наблюдая, что слухи выходят из-под контроля, они забеспокоились. Кто сказал, что мы меняем послов? Во всяком случае, точно не мы!

Очень быстро отдел по связям с общественностью Фьери Берд выступил с заявлением, главной идеей которого было: «новые продукты серии Diting будут выпущены в новом году. Мы по-прежнему будем сотрудничать с Фан Чжао.»

Когда это официальное заявление было опубликовано, некоторые люди были в шоке.

С каких пор Фьери Берд были так добры?

Фан Чжао отсутствовал на их важной ежегодной церемонии благодарности клиентов. Как они могли просто проигнорировать это?

Новый виток горячих дискуссий снова вышел в интернет.

Некоторые воспользовались возможностью, чтобы опорочить имя Фан Чжао, но в большинстве своём это обсуждали небольшие средства массовой информации. Более крупные газеты получили более или менее определенную информацию. Они не посмеют открыть рот, зная, что Фан Чжао был на китовом острове. Это и было причиной, по которой Наньфэн сказал Фан Чжао не волноваться. В отрасли, независимо от того, насколько все было подделано и преувеличено, это будет недолгая шумиха. Когда дело связано с политикой или военными, сми не посмеют делать небрежные заявления.

Фан Чжао, который никогда не обращал внимания на онлайн-активность, сейчас разговаривал по видеосвязи с прабабушкой и прадедушкой Фан.

Изначально он планировал встретить Новый год в Яньчжоу с ними, но карантин на китовом острове изменил его планы. Чтобы не дать волю воображению двух старичков, Фан Чжао должен был поговорить с ними.

Прадедушка в последнее время активно следил за новостями. Вначале он и сам считал, что Фан Чжао находится в уединении, готовясь к предстоящему выпускному. Но после просмотра анализа в интернете, сомнение начало закрадываться и в его голову. Теперь, когда Фан Чжао позвал их поболтать, прадед был в восторге.

“Это как встреча с тобой, маленький Чжао!”-Улыбка, расцветшая на лице прадеда, стала жесткой, когда он увидел знак на одежде Фан Чжао.

Прабабушка хотела что-то сказать, но вдруг передумала.

“Маленький Чжао, как ты себя чувствуешь в последнее время?»

“Не так уж плохо. Я хорошо ем и сплю.”- Фан Чжао даже встал, чтобы показать двум старичкам, что он не ранен.

«О, это хорошо!”- Голос прадеда слегка дрожал. — “Когда… когда ты сможешь вернуться?»

“Мне все равно придется остаться на двадцать с чем-то дней. Мне жаль, что я не смогу вернуться и провести с вами Новый год.»

«Все хорошо, не переживай. Главное, чтобы ты вернулся целым и невредимым”,-поспешно сказал прадедушка.

С этими словами улыбка на его лице снова стала шире, прежде чем он высмеял новогодние мероприятия, которые были запланированы пенсионными учреждениями. Фан Чжао сидел, слушал и время от времени отвечал.

На звонок у него было ограничено время. Верхняя правая часть экрана показывала, что время почти вышло. Прадедушка закончил разговор одной фразой.

“Маленький Чжао, следи за здоровьем!»

“Ага, у меня все в порядке. Я даже пробежал два часа на беговой дорожке», — сказал Фан Чжао.

Звонок закончился.

Улыбка на лице прадеда полностью исчезла, когда слезы непрерывно потекли по его щекам.

Во время видеовызова на боку у Фан Чжао была маленькая эмблема китового острова. Когда он увидел ее и вспомнил дискуссии об отсутствии Фан Чжао на всех важных событиях, в его голове все сложилось. В конце концов, они оба служили в армии много лет и знали довольно много. Они знали об опасностях, которые происходят во время каждой такой конференции.

Зачем Фан Чжао перевели туда? С чем он столкнулся?

Похоже, он был в карантине!

Сердце прадеда болело, когда он думал о возможных сценариях, с которыми мог столкнуться Фан Чжао.

Так продолжалось до самого Дня поминовения. Все пенсионное учреждение было наполнено радостью и весельем, когда семьи приходили навестить своих старших. Каждый год это время было самым праздничным и радостным периодом.

Когда дети пришли навестить двух старичков, прадедушка изобразил улыбку, но на самом деле он еле держался.

Каждый раз в этот день в году маленькие дети сравнивали, сколько денег они получили. Старшие дети сравнивали свои школьные результаты, в то время как взрослые говорили о своей карьере и бизнесе.

Услышав, что кто-то упомянул Фан Чжао, глаза прадеда наполнились теплыми слезами, и он начал плакать. «Мой маленький Чжао а…»

Прабабушка Фан кашлянула.

«Сегодня праздник! Почему ты плачешь?»

Прадедушка с трудом подавил подступающие слезы.

Оставить комментарий