Глава 58: Десять военных позиций.

Вооруженные силы Яньчжоу закрывали глаза на все вопросы и споры в интернете. Они не беспокоились о шумихе. Все, чего они хотели — показать свою военную мощь, чтобы побудить больше граждан Яньчжоу вступать в их ряды, вместо того, чтобы придумывать другие методы.

Когда призывной видеоролик был выложен в Интернет и стал вирусным, это вызвало чувство патриотизма. Муж Дуань Цяньцзи, Хун Лоу, также получил благодарность на одном из собраний.

Так же, как людям нужна одежда, видео нужна сопутствующая музыка. Рекламный ролик Яньчжоу не мог сравниться с военным призывным видео Жунчжоу, с точки зрения продемонстрированной техники и масштабов, но видеоролики других континентов были не такими запоминающимися, и это во многом было по причине их плохих саундтреков.

Именно по этой причине компании тратили большие суммы денег на создание музыки под заказ для своих фильмов, игр и рекламных роликов. Доход был намного больше, гораздо больше, чем мог себе представить среднестатистический человек.

Военные Яньчжоу проявили себя в другом свете, и Silver Wing Media тоже выиграли от этого.

На других континентах действовали меры защиты и цензура в отношении кино, музыки и других развлекательных программ. Строгие меры были приняты для защиты интересов индустрии развлечений на их континенте. Однако эти меры затрагивали только коммерческие продукты. Призывной видеоролик Яньчжоу не подпадал под эту категорию. Не было никаких препятствий, чтобы его не могли посмотреть на других континентах.

Silver Wing Media также воспользовались возможностью заявить о себе на весь мир. Если бы не этот короткий четырехминутный саундтрек к видеоролику, серия виртуального кумира Полярное Сияние не распространилась бы так быстро.

Саундтрек побудил многих людей с других континентов начать искать информацию о Полярном Сиянии и серии «Период Разрушения».

Получив огласку за свою работу и в то же время отрекламировав свою жену, Хун Лоу был очень доволен. Это была беспроигрышная ситуация.

Даже вокруг собственного «Бога войны» ЛэйЧжоу появилось больше дискуссий и внимания. Агент Заро и остальная часть Радио Медиа ухватились за эту возможность и стали продвигать фильм с дополнительными усилиями. Им даже удалось лишить «Короля Снайперов» премии за «Лучший саундтрек к фильму», и они наблюдали, как рейтинг «Короля Снайперов» продолжал падать до жалких восьми звезд.

Перед премьерой этих двух фильмов большинство людей были уверены, что «Король Снайперов» получит большое количество наград на крупнейшей кинопремии в ЛэйЧжоу. Однако, когда «Король Снайперов» и «Бог Войны» были одновременно показаны на больших экранах, многие боялись, что «Король Снайперов» потеряет награду за «Лучший саундтрек к фильму».

Все знали, что «дерьмовый фильм», вроде «Бога Войны», не мог получить ни одной награды. Маловероятно, что Ассоциация Кино Яньчжоу даст фильму какие-нибудь награды, поскольку они чувствовали, что он этого не заслуживал. Однако если бы они дали награду за «Лучший саундтрек к фильму» «Королю снайперов», это, безусловно, вызвало бы шум. Многие люди могли бы сказать, что Ассоциация Кино Яньчжоу вместо этого вручит награду другому фильму, что позволит избежать столкновения саундтреков.

Инвесторы, стоящие за «Королем Снайперов» бушевали. В конце концов, саундтрек был одним из их главных приоритетов. Они вложили немалую сумму, чтобы нанять знаменитую группу для создания своего саундтрека. Тем не менее, все это было впустую, так как их планы на награду разрушил этот глупый Заро.

Некоторые инвесторы также наняли кучу профессионалов, чтобы опозорить и дискредитировать Заро и его команду в средствах массовой информации. Тем не менее, Заро нанес им ответный удар в публичном интервью.

«Да, мы можем быть вонючим собачьим дерьмом. Но даже куча собачьего дерьма имеет свои достоинства. Вложение столь больших усилий во всеобъемлющую дискредитацию Радио Медиа — это жалкий и подлый метод. Скорее, эти усилия можно было бы использовать для самоанализа ваших собственных недостатков и выяснения того, где же вы поступили неправильно. Просто будучи высокомерными каждый день, вы ожидаете, что станете бесспорно лучшими? »

Заро просто растерзал всех тех, кто критиковал «Бога войны», и называл тех, кто наслаждался «Богом войны», инвалидами.

«Просто просмотр и критика фильма заставляет вас чувствовать себя выше других? Если вы такие трудоспособные, почему бы вам не присоединиться к военным и не отправиться в путешествие, на поиски новых ресурсов?»

Заро не боялся никакой критики. Независимо от того, насколько злобными были комментарии, он не обращал на них внимания. У этого «дерьмового фильма», в котором он снялся, был саундтрек, который мог лишить соперников награды. Несмотря на то, что он не смог конкурировать с ними с точки зрении продаж, кассовых сборов, рейтингов или наград, лишив их награды «Лучший саундтрек к фильму», он был счастлив. Это был подвиг. Он заслужил повышение!

Агент Заро был в таком же восторге. Не только потому, что им удалось отнять награду, а еще и потому, что фильм не провалился и даже получил прибыль более 60 миллионов! Чистую прибыль!

Доход может быть небольшим делом в других компаниях в киноиндустрии, но, учитывая стремление Заро растратить деньги, чтобы снять дерьмовый фильм, его цель каждый раз заключалась в том, чтобы окупить расходы. На этот раз, за вычетом расходов, рекламной компании и зарплат, они получили прибыль в более чем 60 миллионов! Это была потрясающая победа. Однажды агент Заро задался вопросом, не было бы еще лучше, если бы им удалось получить права на «Миссию»? Хотя он быстро забыл об этом и отодвинул подобные мысли на задний план.

В Яньчжоу.

Фан Чжао не обращал внимания на события в глобальном круге развлечений, вместо этого заставляя свою команду работать. Даже если бы Дуань Цяньцзи ничего не говорила, он и сам решил завершить производство четвертой части до Дня Памяти, чтобы вся команда могла уйти в долгий и расслабляющий отпуск.

Так как права на третью часть уже принадлежали призывному видеоролику Яньчжоу, массы могли слушать третью песню, только просматривая видео в интернете. Телевизионные станции, студии, рекламные компании и т. д. не имели права воспроизводить ее. Это будет нарушением, и оскорбленная сторона должна будет обратиться в суд.

Права на третью песню были проданы военным Яньчжоу для использования ее в их вербовочном видео. Тем не менее, Silver Wing Media не получили с этого ни цента, потому что Дуань Цяньцзи знала, что, независимо от того, сколько могли предложить военные, эта сумма была бы несопоставима с той, которую готов был заплатить Заро. Вместо этого она использовала права на песню для обмена на другие преимущества. Некоторые из них пошли бы на благо всей компании Silver Wing Media, а некоторые — лично Фан Чжао.

Фан Чжао давал Пан Пусуну вокальный инструктаж, когда Дуань Цяньцзи вызвала его в свой офис на верхнем этаже.

«У меня есть два вопроса, которые я хочу обсудить с тобой лично», — вместо того, чтобы приказать своим помощникам проинформировать Фан Чжао, она решила поговорить с ним лично, поскольку это было важно.

«Первый вопрос. Глобальный тираж вербовочного видео Армии Яньчжоу привлек большое внимание к третьей песне», — Дуань Цяньцзи включила проектор и показала Фан Чжао скриншоты онлайн-дискуссии.

Теперь, когда третья часть завоевала большую славу, все больше людей стали осознавать, что они не понимают текста песни.

«Кто-нибудь знает, что это такое? Что это за язык?»

«Предварительные исследования показали, что это какой-то древний язык, возможно, из эпохи до конца света. Нам нужно, чтобы кто-то пролил свет на этот вопрос».

«Есть тут кто-нибудь, кто изучал лингвистику? Пожалуйста, объясните!»

То, что Дуань Цяньцзи показала Фан Чжао, было онлайн-дискуссией, в которой люди со всех континентов обсуждали текст, и это даже подхватили СМИ.

Многие люди, изучавшие музыку, знали, что песни в основном пишутся на нескольких всемирно распространенных языках. Просто, когда языки смешивались и усложнялись, было сложнее понять смысл песни. Таким образом, не многие люди действительно пытались расшифровать толкование слов во многих языках.

Тем не менее, независимо от того, сколько языков использовалось, все еще существовала музыка, которая была вне контроля языков, — с использованием неизвестных языков для передачи песни. Проще говоря, это был созданный самостоятельно музыкальный язык.

Такой язык сам по себе не имел никакого значения. Обычно это было бы просто ради дополнения мелодии. В качестве альтернативы, мог использоваться какой-то древний мертвый язык. Независимо от причины, он не смог бы четко выразить много. Но он мог передать чувства, которые имел в виду композитор.

Какой бы ни была причина, когда никто не мог понять слов, единственным вариантом было спросить самого композитора. Это был вопрос, мучивший пользователей Интернета на каждом континенте.

Раньше Дуань Цяньцзи не уделяла этому много внимания. Она чувствовала, что в композициях Фан Чжао тексты были второстепенными. Мелодии привлекали людей. Поэтому она не видела проблем в текстах и, следовательно, не обращала на них внимания. Только после того, как текст создал много шума в Интернете, этот вопрос привлек ее внимание.

«Компания планирует держать этот вопрос под жестким контролем для решения этого вопроса. Поэтому, каково бы ни было значение текса третьей части, не разглашай никакой информации. Пока нельзя давать объяснения в Интернете в отношении текста третьей песни», — серьезно подчеркнула Дуань Цяньцзи.

«Не беспокойтесь об этом, — Фан Чжао рассмеялся, продолжив, — Даже я не знаю, что это значит».

«…»

Дуань Цяньцзи подумала про себя: «Он, что, смеется надо мной?!»

«Я слышал это раньше и почувствовал, что это подходит для этой части, поэтому и решил использовать это. Что касается смысла, я ничем не могу вам помочь», — сказал Фан Чжао.

После конца света многие диалекты и языки вымерли. Когда Фан Чжао составлял партитуру, он вспоминал слова и звуки, которые он слышал во время тотальной войны. Одни были прощаниями с семьей и друзьями, другие — ревом боевых криков. Людей, которые произносили это, больше не существовало. Фан Чжао не знал, что они имели в виду, но когда он сочинял песню, эти слова приходили ему на ум. Таким образом, во время записи он давал указания Пан Пусуну о том, как правильно спеть их.

Дуань Цяньцзи просто смотрела на Фан Чжао, и ей, похоже, было трудно говорить.

У нее не было никакого понимания, что творилось в голове этого талантливого и эксцентричного музыканта.

Возможно, только такой человек и мог создать такую удивительную музыку.

«Кхм … Тогда с этим все решено, теперь перейдем ко второму вопросу», — Дуань Цяньцзи внимательно изучила выражение лица Фан Чжао, сказав, — Миссия принадлежала Silver Wing Media, и права были предоставлены маркетинговому отделу Армии Яньчжоу, за что мы не стали взимать с них ни цента».

Хотя вопрос о передаче прав на третью часть военным уже обсуждался с Фан Чжао, и он дал на это свое согласие, Дуань Цяньцзи все еще чувствовала необходимость четко объяснить ему всю ситуацию. По внешнему виду, Фан Чжао был еще молод и, возможно, не обдумал все до конца и, вместо этого, сдерживал свои опасения. Дуань Цяньцзи не хотела, чтобы у такого многообещающего таланта ее компании были какие-то тайные сомнения.

«Конечно, это было не совсем бесплатно, в некотором смысле. Нам удалось получить немало привилегий, некоторые из которых нельзя купить за деньги», — Дуань Цяньцзи внимательно наблюдала за лицом и поведением Фан Чжао, когда говорила. Но с самого начала Фан Чжао выглядел прохладным и спокойным, как будто они просто обсуждали свежие сплетни.

Дуань Цяньцзи переусердствовала . Фан Чжао на самом деле не беспокоил этот вопрос. Он уже дал свое согласие. Все, чего он хотел — чтобы несколько его композиций увидели свет. С точки зрения прибыли, это было не так хорошо, как в предыдущих частях.

Кроме того, Фан Чжао считал, что, как деловой человек, Дуань Цяньцзи прекрасно знала, как получить наибольшую прибыль. Таким образом, он не беспокоился о том, что будет в проигрыше. У Дуань Цяньцзи также не было недостатка в наличных деньгах, а получение этих привилегий, как она уже упоминала, нельзя было легко купить.

«Есть некоторые вещи, которые я не могу с тобой обсуждать, но я могу сказать это тебе, — Дуань Цяньцзи усмехнулась, — Помимо привилегий, я воспользовалась возможностью, чтобы получить десять позиций для вас. Военных позиций».

В Новую Эру были некоторые вещи, которые были неизбежны. Военная обязанность была одной из них. Были разные типы солдат, разные дивизии и разные профессии. Некоторые из них будут назначены в определенную эскадрилью и отправятся на далекую планету для добычи ресурсов, тогда как другие позиции смогут отделаться простой административной работой в городе без необходимости в действительной службе.

Дуань Цяньцзи увидела, что это вызвало интерес у Фан Чжао и продолжила: «Я проверила проектную команду Полярного Сияния. Остальные прошли военную службу в свое время в университетах. Фан Чжао, только ты один не прошел обязательную службу. Когда ты решишь завербоваться в армию, ты можешь выбрать любую позицию из тех, что они предоставили, — выбери ту, в которой довольно легкие обязанности, и они даже позволят тебе оставаться в Ци Ане. В течение одного года военной службы ты сможешь продолжать сочинять свою музыку без особых помех. Из этих типов позиций я добыла десять!»

Это было ее привилегированное отношение к Фан Чжао и шанс оказать ему любезность.

Оставить комментарий