Глава 83: Это из-за поклонов.

На следующий день погода была неплохой, поэтому Фан Чжао не стал задерживаться на ферме Шаньму. Он отправился в Цинчэн.

У И было грустно видеть, как он уезжает. Ему нравилось обсуждать пастушьих собак с Фан Чжао накануне. Чем больше они говорили, тем больше он понимал, насколько хорошо осведомлен Фан Чжао. Он предложил ему советы, которые можно было применить при разведении овчарок в Мучжоу, что сделало его более увлеченным своим гостем. Он умолял Фан Чжао оставаться подольше, но безрезультатно. Когда Фан Чжао уезжал, У И провожал его лично.

«Заходите, если у вас будет время. Вы можете привезти Кудрявого, и мы сможем провести ему дружеский матч против моих собак. Моя ферма меркнет в сравнении с крупными фермами, которые могут принимать официальные соревнования, но у меня есть достаточно земли, для забегов. Знаете, собаки быстро учатся. Даже если он не знает, как пасти овец, он разберётся во всем после того, как пообщается с моими собаками. Когда вы посетите нас в будущем, не беспокойтесь о стоимости проживания, просто предупредите меня. Если вам нужны будут свежие продукты и т. д — просто дайте мне знать. Я сэкономлю для вас время», — У И бросился вперед, направляя рабочих, несущих мешки с продуктами на летающий транспорт Фан Чжао.

У И чувствовал, что вчера он многому научился из своего разговора с Фан Чжао, и должен отплатить ему. У И считал невежливым – так воспользоваться младшим другом, поэтому он приготовил немало подарков для Фан Чжао. Хотя, как правило, он не любил иностранцев, он приветствовал таких людей, как Фан Чжао. Так он действовал — если он с кем-то общался, он хорошо относился к этому человеку. Если нет, он не стал бы беспокоиться даже о взгляде на него.

Погодные условия были стабильными во время полета из фермы Шаньму в Цинчэн. Путешествие прошло гладко.

Хотя Мучжоу состоял преимущественно из полей, на каждом континенте были свои крупные города. Как и на других континентах, вы могли найти многоэтажки в Мучжоу. Просто здания здесь были рассеяны, поэтому черные улицы были здесь чем-то неслыханным, и каждый город был оборудован местом проведения пастушеских соревнований, которое служило развлекательным центром и местом сохранения культуры.

Как столица Мучжоу, город Цинчэн был домом для многих крупных ферм, и он мог похвастаться роскошным центральным деловым районом, населенным небоскребами с уникальным дизайном. Он также был оснащен крупнейшим в мире местом проведения соревнований по загону овец. Путешествие из пригородов Цинчэн в его центральный деловой район было похоже на переезд из одной крайности в другую — одна была естественной обителью фермерских хозяйств и ранчо, а другая – высоко-технологичным центром Новой Эры.

В Цинчэне имелись специальные парковочные места для воздушного транспорта, но движение иностранных самолетов, таких как у Фан Чжао, было ограничено. Они были заблокированы на кладбище мучеников. Чтобы попасть на кладбище, Фан Чжао пришлось бы найти альтернативу.

После посадки летающего автомобиля, Фан Чжао вызвал такси.

Структура кладбища мучеников Мучжоу была похожа на ту, которая была в Яньчжоу. Оно состояло из площади, большого памятника, зоны разбросанных (безымянных?) могил, зоны публичного поклонения и мемориального зала. Но Мучжоуское кладбище мучеников обладало уникальной особенностью, которая широко была всем известна — местом захоронения служебных собак.

На кладбищах мучеников на других континентах также размещались служебные собаки, но не так много, как в Мучжоу. Кладбище Мучжоу также было единственным, посвятившим отдельную территорию служебным собакам.

Фан Чжао также знал, что эскадрилья Су Му имела большинство собак. Во время войны многие из собак были принесены в жертву. Их целью было сражаться бок о бок с человечеством и занять свое место в смертоносных миссиях, поэтому имело смысл то, что Су Му построил специальное кладбище для служебных собак в Новую Эру.

Причина, по которой пастушьи собаки в Мучжоу пользовалась утончённым статусом, также была связана с местом захоронения служебных собак. Эта зона была отмечена скульптурой Су Му и собаки. Фан Чжао хорошо знал эту собаку. Из всех собак, которых вырастил Су Му, именно эта занимала особое место в его сердце. Когда предыдущее воплощение Фан Чжао погибло, собака все еще сражалась с Су Му в Мучжоу. Возродившись в Новую Эру, Фан Чжао узнал из книг по истории, что собака спасла жизнь Су Му. В противном случае Су Му пропал бы среди генералов-основателей Новой Эры. Но сама собака не дожила до Новой Эры.

Фан Чжао подвергся проверке идентификации, достигнув основной области кладбища. Потребовалось некоторое время, потому что Фан Чжао был иностранцем и подвергся тщательной проверке. Проверка идентификатора Цзо Юя длилась еще дольше.

«Вот в чем дело: за пределами Яньчжоу во многих специальных местах требуется тщательная проверка. Это заноза в заднице, — сказал Цзо Юй Фан Чжао, — Даже если вас проверят у входа, вы можете снова подвергнуться проверке, когда достигнете основной зоны кладбища».

«Охранники кладбища?»

«Верно, у охранников, назначенных на кладбище, особенно сильные инстинкты: обычно их заимствуют из полиции. Кладбище — это постоянная ротация силы.

Как только Цзо Юй закончил говорить, к ним подошел охранник. Они только что ступили в основную зону.

«Он, должно быть, заметил что-то обо мне», — прошептал Цзо Юй. Цзо Юй был бывшим спецназовцем. Это было бы логично, если бы на нем сработал сигнал тревоги.

Цзо Юй вызвался опознать свой идентификатор, когда подошел охранник.

После проверки идентификатора Цзо Юя, человек повернулся к Фан Чжао: «Простите. Ваш идентификатор, пожалуйста».

Пока он проверял идентификатор Фан Чжао, охранник несколько раз посмотрел на него, особенно когда заметил, что Фан Чжао назвал «композитора» в качестве своей профессии. Он тщательно измерил Фан Чжао взглядом, словно пребывая в недоумении.

Когда офицер ушел, любопытный Цзо Юй спросил Фан Чжао: «Почему ему потребовалось больше времени, чтобы проверить ваш идентификатор?»

Цзо Юй был озадачен.

«Наверное, потому что он думал, что я представляю большую угрозу, чем ты», — ответил Фан Чжао.

«Хехе», — Цзо Юй не купился на это объяснение.

Фан Чжао не обращал внимания на Цзо Юя. Он подошел к высокой надгробной плите и осмотрел ее изваяния.

Изваяние изображало битву в Мучжоу. На нем было несколько служебных собак и несколько человек, шутящих вокруг. Они были менее серьезными, чем солдаты в бою, даже обычными.

Это была группа старых друзей. Одним из них было предыдущее воплощение Фан Чжао.

Фан Чжао улыбнулся изваянию, сделал глубокий вдох и медленно выдохнул.

Фан Чжао оставил большой надгробный камень, чтобы осмотреть ряды надгробных плит поменьше, расположившихся за ним. Когда он подошел, то заметил, что кто-то сидит у первой надгробной плиты в первом ряду. Он выглядел на 13-14 лет, немного пухлый. Он обнимал колени, поэтому его лицо было закрыто. Судя по луже воды на земле и слюне, продолжающей течь, вы могли сказать, что этот пухлый ребенок спал.

Спит на кладбище? Еще и у первой надгробной плиты в первом ряду могил в основной зоне крупнейшего кладбища мучеников Мучжоу. И он безнаказанно пускал там слюни.

Учитывая, насколько бдительны охранники и как строги протоколы безопасности кладбища, это была притянутая за уши сцена. Если ребенок и был кем-то особенным, то он был членом семьи Су.

Только Су мог спокойно спать на кладбище, не будучи вышвырнутым охранниками.

«Эй, парень!» — Фан Чжао мягко толкнул мальчика.

«А? Что случилось?» — мальчик поднял голову, все еще сонный, и вытер губы правой рукой, а затем повторил движение тыльной стороной ладони. Он вздрогнул и резко сжал руку, так как она чуть не коснулась надгробной плиты. Затем он вытер руку об одежду и повернулся, чтобы осмотреть надгробную плиту, после чего вздохнул с облегчением, удостоверившись, что не замазал ее своей слюной.

Фан Чжао понял, кем был мальчик, когда увидел его лицо.

Это был Су Хоу, член семьи Су. Его ближайшая семья была в новостях. Фан Чжао наткнулся на его фотографию, когда он искал новости о Су.

У Су Хоу был старший брат и две младшие сестры. Их называли Ван, Хоу, Цзян и Сян соответственно. У отца Су Хоу было довольно много любовниц и внебрачных детей, поэтому среди его потомков существовала большая конкуренция. Брат Су Хоу Су Ван был ботаником, и учился в Академии Сельскохозяйственных наук. Две его младшие сестры были еще совсем юными. Что касается самого Су Хоу, то он просто любил есть.

Люди в Мучжоу ждали, чтобы увидеть, кому из своих детей Су подарит ферму. Они даже ставили ставки.

Семья Су была большой семьей. Отец Су Хоу был одним из более опытных ее членов. Семья Су Хоу недавно была в новостях. Сообщалось, что отец Су Хоу на недавнем приеме сказал, что он планирует отдать одну из своих ферм одному из своих детей. Он не указал имени получателя.

Народ Мучжоу любил сплетни, особенно когда дело доходило до легендарной семьи Су из Мучжоу. Они обращали внимание на каждый заголовок, где упоминалась семья Су Хоу.

Су Хоу, возможно, был одной из причин жесткой безопасности в основной зоне. Несмотря на то, что прошло некоторое время со Дня памяти, и количество посетителей сократилось, то, что основная зона была такой пустой – было не нормально.

Когда он нашел опору, пухлый ребенок снова вытер рот и с тревогой посмотрел на Фан Чжао и Цзо Юя: «Кто вы?»

Затем он осмотрелся вокруг и расслабился, поняв, что вокруг нет охранников.

«Мы здесь, чтобы выразить свое почтение, — Фан Чжао осмотрел рану на предплечье пухлого ребенка, — Это из-за поклонов, нет? Разве тебе не нужно заглянуть в больницу?»

Рана была царапинкой, учитывая уровень медицины в Новую Эру. Через два дня она заживет.

«Нет! — пухлый парень был в ярости, когда он упомянул рану. — Я не буду лечиться».

Фан Чжао не давил на ребенка. Он более внимательно осмотрел его рану и спросил: «Это из-за поклона? Кажется, что ты поклонился больше, чем пару раз».

«Без шуток, я поклонился 49 раз», — Су Хоу коснулся своей раны.

«Ты преклонялся перед генералом Су Му?» — спросил Фан Чжао со смехом. Рана не была свежей — она выглядела как однодневной давности. Она выглядело хуже, потому что ребенок отказывался от лечения. Детей его возраста трудно было понять.

Су Хоу потупился: «Нет. Мне просто нужно трижды поклониться генералу Су Му. Меня отправили поклоняться за Яньчжоу».

«Яньчжоу? Какому родственнику из Яньчжоу могло понадобиться столько поклонов?» — спросил Фан Чжао.

«Он не родственник, он покойный друг семейного старейшины, и мы посылаем кого-то каждый год чтобы отдавать ему дань уважения. Мои старшие братья и сестры ввели меня в заблуждение, сказав, что чем больше раз я поклонюсь, тем больше дух покойного будет присматривать за мной. Но, когда я вернулся, они сказали, что это была шутка и назвали меня дураком».

Цзо Юй задумался. Его старшие братья и сестренки, вероятно, не ожидали, что он окажется настолько глуп, чтобы верить им. Этот уровень интеллекта … действительно ли он член семьи Су?

«Мы из Яньчжоу. Посмотрим, знаем ли мы человека, которому ты поклонялся?» — спросил Цзо Юй.

«Вы из Яньчжоу? Вы слышали о Фан Чжао?»

Цзо Юй: «Да …»

Оставить комментарий