Глава 1743. Снова эволюция

Опция "Закладки" ()

Маленькое тело Бао’эр было в воздухе. Золотая точка на её лбу начала распространяться, окрашивая в золотой цвет всё тело девочки. Она стала похожа на маленькое солнце.

У золотого света было так много энергии, что Хан Сень также оказался в его сиянии. Юноше казалось, что он будто плавал в жизненной силе.

Сердце Хан Сеня дрогнуло, и он активировал Сутру Кровавого Пульса, чтобы поглотить как можно больше жизненной силы Бао’эр.

Сутра Кровавого Пульса требовала больше энергии, чем любое другое умение Хан Сеня. Она отличалась от Сутры Дунсюань и Истории Гена. Хотя она не была разрушительной, но у этой сутры была самая сильная жизненная сила.

Сутра Кровавого Пульса достигла максимума благодаря этой энергии. Его кровь начала закипать, казалось, что он скоро загорится. Его кровь превратилась в огонь, несущийся сквозь структуру его тела.

Хан Сень был очень счастлив. С помощью этой жизненной силы его Сутра Кровавого Пульса должна была перейти на новый уровень. Его кровь, кости и клетки были очищены этой огненной кровью, а затем начало появляться красное вещество.

Это красное вещество стало покрывать всё тело Хан Сеня, и оно продолжало двигаться вокруг, пока не превратилось в красную боевую броню.

Хан Сень уже создал свою гено-броню, поэтому он знал, что нужно делать, чтобы создать новую гено-броню на основе Сутры Кровавого Пульса.

Создавая новую гено-броню, Хан Сень ощутил, что его тело покрыл костяной слой. Это было частью его тела, и напоминало гено-броню Мантру, юноша также мог её полностью контролировать.

Хан Сень пытался привыкнуть к тому, что он создал, но неожиданно, броня снова начала двигаться.

«Вторая эволюция?» — Хан Сень был счастлив и продолжал поддерживать активной Сутру Кровавого Пульс, ожидая перемен. Теперь он ожидал, что сможет создать гено-оружие и стать Благородным.

Гено-броня слилась с Хан Сенем, став его кровью. Парень уже был в предвкушении увидеть гено-оружие, но что-то было не так.

«Ксеногенный Ген?» — лицо Хан Сеня изменилось. Казалось, всё складывалось не так, как он ожидал.

Существовали два направления, которые могли происходить во время второй эволюции. Первое, вы создавали собственное гено-оружие, а второе — вы начинали мутировать, и у вас появлялся Ксеногенный Ген.

Хан Сень в настоящее время переживает свою вторую эволюцию. Гено-броня соединялась с его телом, чтобы вызвать мутацию.

Хан Сень не хотел этого, но он ничего не мог изменить. Это можно было сравнить с тем, что человек не может снова стать молодым. Поэтому у него не было выбора, кроме как наблюдать, как это происходит.

«Я стану одним из тех монстров?» — Хан Сень почувствовал, как по его спине пробежал холодок.

Парень уже встречался с обладателями Ксеногенных Генов. Они были не просто существами, они становились машинами для убийств. Хотя Хан Сень не знал, все ли были такими, но как бы то ни было, он не хотел стать таким.

Красная жидкость из гено-брони смешивалась с телом парня, проникая в его кровеносные сосуды и становясь единым целым с его кровью.

Кровь Хан Сеня снова начала кипеть, и из-за красной жидкости она стала взрываться.

Кровь взрывалась внутри сосудов, причиняя ему сильную боль.

Кровь была повсюду, и поэтому Хан Сень чувствовал боль везде. Мутация была более болезненной, чем удар по яйцам или рождение ребёнка. Хан Сень не смог сдержаться и начал кричать.

Сосуды претерпели слишком много изменений, и это заставило более мелкие сосуды крутиться и корчиться, как змеи.

Кровеносные сосуды Хана Сена действительно стали похожи на змей, обвившиеся вокруг его костей. Его тело было красным, что делало его похожим на мускулистого монстра.

Мутация крови продолжалась, и вскоре были затронуты другие его части тела. Хотя они не изменились так же сильно, как его кровь, это значительно повлияло на физическую форму.

Хан Сень был рад, что в данный момент у него не появилось желание убивать. Он не потерял контроль над тем, кем был, но юноша продолжал терпеть ужасную боль.

Возможно, это была мутация. Но татуировка Хан Сеня кошки с девятью жизнями внезапно загорелась, испуская красный свет.

Пока продолжалась мутация, красный свет начал также соединяться с его телом.

Хан Сень не знал, хорошо это или плохо, но мутация его крови была теперь безумнее и болезненнее, чем когда-либо.

— Аааааааа! — Хан Сень открыл рот и закричал, затем потерял сознание от боли.

Но после обморока, через пару мгновений, боль снова привела его в чувства. Затем он снова потерял сознание, а после опять очнулся. Хан Сень чувствовал, как будто его мозг и кости взрывались, но его тело на самом деле не было разрушено.

Парень, несмотря на сильную волю и желание жить, хотел, чтобы его тело просто взорвалось и всё закончилось.

Только Бог мог знать, сколько понадобилось времени, чтобы боль наконец утихла. Он был весь грязным и лежал на земле. Хан Сень чувствовал онемение и бессилие.

Парень не знал, когда боль исчезла. Но через некоторое время его воля воссоединилась с телом и сформировала реакцию.

Хан Сень едва мог видеть Бао’эр перед собой, девочка выглядела очень взволнованной. Она гладила его по щеке и волосам и постоянно повторяла:

— Папа! Папа!

Хан Сень попытался открыть глаза, чтобы не уснуть. Затем он услышал голос, который был очень знакомым. Это была Бао’эр.

— Бао’эр… — юноша попытался говорить, но у него болело горло, как будто он проглотил лезвие. Голос молодого человека был грубее, чем у восьмидесятилетнего курильщика.

Со временем тело Хан Сеня восстановилось. В конце концов он немного пришёл в себя. Его тело было покрыто бесчисленными повреждениями, как будто кто-то порезал парня тысячу раз.

Но это казалось странным, так как на ранах не было крови. Не было ни одной капли крови, а если заглянуть в рану, то можно было увидеть жир, напоминающий нефрит.

Когда Хан Сень заглянул внутрь, то оказался сильно шокированным.

Оставить комментарий