Глава 639. Секреты Семи Поворотов

— Брат Хан, ты не можешь что-то сделать с моими ранами? Если ты сейчас мне не поможешь, то я действительно могу умереть. Смерть — это прекрасно, но если я не смогу передать достойному человеку знания о навыке Семи Поворотов, то это будет очень печально… — Чэнь Жань был привязан к большому дереву, а из его ран сильно текла кровь. Он говорил жалостливым тоном, будто просил милости у божества.

— Ничего страшного, если ты не сможешь до конца обучить меня этому навыку, ведь в твоей семье много членов, которые также им обладают. Если ты умрёшь во время нашего обучения, то я найду другого человека, который сможет до конца всему обучить. Поэтому, тебе стоит побыстрей начать мне всё рассказывать. Если твоя кровь начнёт засыхать, то будет слишком поздно, даже если я решу тебе помочь, — Хан Сень расслабился, сел напротив дерева и уставился на Чэнь Жаня.

— Хорошо, хорошо, хорошо! Я всё тебе расскажу. Но Брат Хан, после того, как я всё расскажу, ты выполнишь своё обещание и поможешь мне, верно? — Чэнь Жань хотел убедиться.

— Если ты будешь медлить и болтать ни о чём, то я не смогу помочь тебе, даже если захочу, — холодно ответил Хан Сень.

— Стремись усовершенствовать восторг от пыла собственного гнева. После ясности, плыви и лети по небу, — стиснув зубы Чэнь Жань начал рассказывать.

— Хорошо, а что произойдёт в этот момент? — Хан Сень прервал Чэнь Жаня, так как он рассказал только основы Семи Поворотов.

— После этого, ты почувствуешь ясность в своем разуме, — ответил Чэнь Жань.

— Хорошо, продолжай, — Хан Сень улыбнулся и жестом показал, чтобы Чэнь Жань продолжал.

Он рассказывал очень долго. Но Хан Сень прерывал его почти после каждого предложения, чтобы подтвердить то, что он услышал и пытался понять, врёт ли Чэнь Жань, или нет.

Но что бы он не спрашивал, Чэнь Жань отвечал быстро и уверенно, похоже, что он действительно не врал.

— Брат Хан, пожалуйста, перестань задавать столько вопросов. Моя жизнь зависит от одного движения твоего пальца, зачем мне тебе врать? Прошу, помоги мне! Если мы дальше будем так продолжать, то я правда умру. Но моя смерть принесет тебе только неприятности. Подумай, члены семьи Чэнь точно придут за тобой. Конечно, ты может и не боишься их, но они однозначно будут мешать тебе жить. Пожалуйста, помоги мне и отпусти. Я обещаю, что больше не проявлю к тебе неуважительного отношения и постараюсь никогда не появляться на твоём пути, — из его ран продолжала течь кровь, а лицо начало бледнеть.

— Ты не забыл, что рассказал мне о Семи Поворотах, думаешь, что твоя семья оставит меня в покое? — спросил Хан Сень, продолжая гладить серебряную лисицу.

— Брат Хан, неужели ты настолько глуп? Я сам рассказал тебе секреты Семи Поворотов, что является преступлением и оскорблением для моей семьи. Если я кому-то об этом расскажу, то стану предателем. Первым делом они убьют меня. Они разрежут меня на тысячу кусочков. Ты же понимаешь, что я не хочу таким образом попрощаться со своей жизнью, поэтому я никогда никому ничего не расскажу, — казалось, что Чэнь Жань готов расплакаться.

— Ах, наверное, ты прав. Дай мне минутку подумать о том, что ты сказал, — после этого Хан Сень достал таблетку.

— Брат Хан, здесь не о чем думать. Я никому не расскажу! — Чэнь Жань был похож на попрошайку. Хан Сень закрыл глаза, похоже, что он начал применять Цигун.

— Не стоит сейчас практиковаться! Помоги мне сначала, — Чэнь Жань начал в панике кричать, когда заметил, что Хан Сень принялся практиковать Цигун.

Но Хан Сень игнорировал его и продолжал практику.

Вскоре, Чэнь Жань ощутил приятный аромат, исходящий от Хан Сеня. Не долго думая, он решил, что это из-за таблетки.

Видя, что Хан Сень продолжает его игнорировать, Чэнь Жань стиснул зубы и начал медитировать, чтобы хоть как-то облегчить страдания от ран.

Однако вдохнув приятный аромат, он почувствовал, что это влияет на его медитацию. Чэнь Жань начал вдыхать всё глубже и глубже.

Вокруг тела Чэнь Жаня появились облака, а кровотечение постепенно начало прекращаться.

Завершив цикл практики Сутры Дунсюань, Хан Сень открыл глаза и пристально стал наблюдать за медитацией Чэнь Жаня.

Спустя немного времени, Хан Сень начал злиться. Он подумал:

«Этот старый лис действительно рассказал мне ложную информацию о Семи Поворотах. Семьдесят процентов были правдивы, однако тридцать процентов оказались ложью. Он изменил самые основные умения, чтобы обмануть меня!»

Прошло ещё немного времени, как Чэнь Жань открыл глаза и, посмотрев на Хан Сеня, он выкрикнул:

— Брат Хан, я всё тебе рассказал! Пожалуйста, помоги и не дай мне умереть привязанным к этому дереву!

— Будет лучше, если ты умрёшь и больше не сможешь вредить невиновным людям, — холодно ответил Хан Сень, глядя в глаза Чэнь Жаня.

— Ты не хочешь выполнить свое обещание? — у Чэнь Жаня изменилось выражение лица.

— Пока нет. Я хочу ещё кое-что спросить. Чжу Тин знает ваши Семь Поворотов? — спросил Хан Сень.

— Да, — ответил Чэнь Жань.

— Тогда почему Семь Поворотов Чжу Тина отличаются от твоего описания? — прищурившись спросил Хан Сень.

Лицо Чэнь Жаня изменилось и он закричал:

— Предатель! Неверная собака! Как он посмел рассказать постороннему! Я всегда знал, что не стоит доверять этому ублюдку!

— Ты не лучше. Ты пытался обмануть меня! Учитывая это, я не вижу смысла отпускать тебя! — Хан Сень пожал плечами.

— Нет, нет, нет! Послушай меня. Я тебе не врал. Чжу Тин незаконнорожденный сын, поэтому он не мог полностью изучить Семь Поворотов. От него ты мог узнать только три поворота, — Чэнь Жань говорил очень быстро.

— Разве три поворота не являются основой Семи Поворотов? Или я ошибаюсь? — спросил Хан Сень.

— Конечно ты не прав! Для применения Семи Поворотов нужно использовать определенный Цигун, о котором я тебе только что рассказал. Без него ты не сможет практиковать. А три поворота — это более слабый навык, хотя он и похож.

Чэнь Жань продолжил:

— Ты же должен знать, что Чжу Тин обладает Смертоносным Ароматом. Но это не тот Цигун, который необходим для Семи Поворотом.

— Думаю, в этом есть смысл. Как ты смотришь на то, чтобы рассказать о связи между Небесным Го и Семью Поворотами? Если ты это сделаешь, то я отпущу тебя, — предложил Хан Сень.

Хан Сень хотел узнать всё о Семи Поворотах не только из-за этого, что это был сильный навык, но ещё и из-за того, что ранее сказал Чэнь Жань. Он говорил, что если бы Небесный Го принадлежал семье Чэнь, то никто не смог бы избежать Семи Поворотов.

Между этими навыками должна была существовать какая-то связь. Иначе, Чэнь Жань не стал бы так говорить.

Чэнь Жань некоторое время раздумывал, но потом сказал:

— Небесный Го и Семь Поворотов основаны на древних знаниях моих предков. Это пара навыков. Если использовать два этих навыка, то можно достичь Силы Бога. Однако семья Хуанфу повела себя непристойно. Они украли Небесный Го и изменили его, поэтому он больше не может использоваться вместе с Семью Поворотами.

— Для Небесного Го и Семи Поворотов существуют разные Цигун? Как их можно объединить? Ты думаешь, что я только вчера родился? Ты решил, что сможешь снова меня обмануть? — холодно сказал Хан Сень.

— Брат Хан, зачем мне тебе врать? Небесный Го — это первая составляющая в этой паре. Тебе нужно обучиться Небесному Го, а затем ты сможешь овладеть Семью Поворотами. Если ты это сделаешь, то станешь самым сильным человеком во всем мире. Это самые могущественные навыки, которые были зафиксированы за всю историю. Наша семья смогла узнать только вторую часть и обучиться Семи Поворотам. Поэтому это только семьдесят процентов от всей возможной мощи. Если ты выучишь два этих навыка, то ты сможешь шокировать всех, кто перейдёт тебе дорогу.