Глава 422. Боевая Башня Фарос

Опция "Закладки" ()

Красные волосы и красная мантия развевались от сильных порывов горячего ветра, однако его крепкое тело ни капли не дрожало. На крепостной стене, излучая мощь и силу, стояли 52-й Король Спады Леонхарт Тристан Спада…

— Я впервые вижу, чтобы Фарос стрелял, но… это же смешно!…и его сын, Наследный Принц Айзенхарт.

Они наблюдали за густым чёрный дымом, поднимающимся вверх из раскалённого докрасна среза тела стального гиганта. То самое гигантское древнее оружие, что приводило в ужас солдат Спады, сейчас рушилось на заснеженную землю.

Быстро пригладив рукой красные волосы, доставшиеся ему от отца, Айзенхарт развернулся и увидел белый дым, вьющийся из четырёх белых башен.

Несколько мгновений назад из этих башен вырвалась всеразрушающая магия, нанёсшая существенный урон големам.

Боевая Башня Фарос — такое официальное название носили оборонительные башни Крепости Галлахад.

Центральная крепостная башня и четыре угловые башни являлись единым комплексом, выполненным в характерном архитектурном стиле Спады. Такого рода архитектура не имела какого-то специфического названия, но при этом всё равно оставалась особенной, так как в подобном стиле были построены Крепость Галлахад и Королевский Замок Спады. Крестоносцы притащили с собой древних големов — мощное и опасное оружие — однако у Спады имелось своё собственное древнее оружие.

И этим оружием как раз была Боевая Башня Фарос. Проще говоря, это устройство, которое излучало невероятно горячие лучи.

Современная школа магии была не в силах объяснить принцип работы находящегося в этой крепости реликта. Одно было ясно — этот реликт обладал чудовищной разрушительной мощью, достаточно было взглянуть на последствия его применения. Прошло пятьдесят лет с тех пор, как Боевая Башня Фарос была установлена в Крепости Галлахад, но даже сейчас она с гордостью носила статус секретного и самого мощного оружия.

И вот тепловой луч прямиком из древних времён обратил в пепел гигантского врага Спады.

— Даже после выстрела… их осталось ещё половина.

Сквозь густую завесу чёрного дыма к ним прорывались древние големы, издавая мрачные машинные звуки.

Боевая Башня Фарос способна произвести четыре выстрела — по одному на каждую башню. Однако у неё есть ограничения, компенсирующие её безграничную мощь. Во-первых, она не может вести огонь непрерывно. Во-вторых, на восполнение потраченной магической энергии, необходимой для следующего выстрела, теперь уйдёт целый день.

Король Леонхарт быстро принял решение применить любимый Фарос против надвигающихся големов.

Было это решение здравым или, наоборот, чересчур поспешным, трудно сказать. Как бы то ни было, выстрел был сделан. Теперь оставалось только найти способ разобраться с оставшимися пятью големами.

— Чёрт! Как же я не хочу прыгать на них и атаковать в лоб.

Уши Айзенхарта заполнил торжественный бой барабанов, который перекрывал даже гулкие шаги големов. Подразделение «Храброе Сердце» во главе с Королём Леонхартом перешло в наступление, демонстрируя устрашающую силу.

— Ваше Высочество, постойте! Только не говорите мне, что вы тоже собираетесь туда!

Стоящий сбоку мужчина средних лет с суровым лицом и видной бородой окликнул Айзенхарта. Хотя он обращался к нему с уважением, он был больше похож на свирепого воина, нежели на вежливого рыцаря.

Его крепкое мужественное тело покрывали красные тяжёлые доспехи пехоты, так что он определённо являлся солдатом Спады. Более того, его доспехи и шлем были украшены алым альмандином, который можно было увидеть только на доспехах элиты Храброго Сердца, а характерный плюмаж на шлеме был самым что ни на есть настоящим.

К тому же на его правой руке сияла золотая рукавица, что являлось подтверждением того, что этот мужчина один из самых сильных воинов в прославленной тяжёлой пехоте.

Но сколько людей на самом деле знало, что под этим шлемом скрывались длинные узкие уши? Да, этот мужчина не был человеком, он был эльфом.

— Яне хочу идти, но я должен. Разве нет?

— В таком случае, пожалуйста, возьмите вашего покорного слугу Элвуда в качестве компаньона.

— Нет, ты должен остаться. В конце концов, ты Заместитель Командующего.

— Ваше Высочество, разве не вас Его Величество назначил командовать четвёртым батальон «Гладиатор»?

Изначально Принц Айзенхарт находился в первом батальоне «Храброе Сердце», находящегося под командованием его отца. Вскоре после этого он стал Заместителем Командующего.

Однако когда началась Пятая Галлахадская Война, Леонхарт определил его в четвёртый батальон «Гладиатор». Он считал, что таким образом его сын получит больше опыта. Айзенхарт с этим не согласился, но никто не может оспаривать решения короля.

К тому же, даже если бы он пропал, Сэр Галбрэйт — предыдущий Заместитель Командующего — был бы восстановлен в должности, так что без руководства батальон не остался бы. Поэтому такое переназначение не было таким уж неразумным. Конечно, командование четвёртым батальоном, целиком состоящим из наёмников, дало бы бесценный опыт. Это было немного неожиданное решение, но определённо оправданное.

Вот так Принц Айзенхарт стал Командующим четвёртого батальона. Рыцарь Спады Элвуд, который долгое время командовал тысячами воинов в первом батальоне, был назначен ему в помощь в качестве Заместителя Командующего.

— Ну-ну, разве твоя красавица дочь, работающая администратором в штаб-квартире гильдии, не ждёт тебя в Спаде? Не делай сейчас безрассудных поступков!

— Хм? Откуда вы так хорошо знаете мою дочь? Неужели Ваше Высочество интересуется ею?

Капли пота проступили на лбу частично потрясённого, частично запаниковавшего Айзенхарта.

— Нет, я говорил тебе, что уже слышал это раньше. Ты три раза спрашивал меня и все три раза ты был пьян! — ответил принц на смелое замечание своевольного Элвуда.

— Ах, простите! Кажется, я только и делаю, что хвастаюсь своей дочерью, когда выпью!

Все члены Храброго Сердца были прекрасно осведомлены об этой его особенности, всех доставшей особенности.

«Ты единственный во всей Спаде, кто способен заставить Короля Леонхарта выслушивать постоянное хвастовство о твоей дочери» — подумал Принц Айзенхарт и насмешливо уставился на Элвуда, который в свою очередь громко рассмеялся без какой-либо тени смущения.

— Серьёзно, всё будет в порядке, я справлюсь. В конце концов, Отец ринулся в бой и мой долг помочь ему.

Очевидно, что бывший Заместитель Командующего Сэр Галбрэйт будет назначен в подразделение тяжёлой пехоты «Храброе Сердце». В Четвёртую Галлахадскую Войну, во время поединка между Королём Леонхартом и Королём Гавинаром, именно он командовал войсками. Меньшего и не стоило ожидать от одного из четырёх Великих Дворянских Домов Спады. Его блестящая работа соответствовала его титулу.

— Итак, как обстоят дела, Отец?

Со стороны казалось, что Айзенхарт говорит сам с собой, однако на самом деле он мог слышать голос отца.

Небольшие синие серёжки сверкали в ушах Айзенхарта. Эти магические предметы высочайшего качества были изготовлены из телепатического кристалла высшей чистоты и позволяли носителю общаться посредством телепатии.

— Айс, разберись с этими големами.

— В одиночку?

— Можешь взять с собой кого хочешь, но ты тоже должен сражаться, несмотря ни на что.

— Это значит, у меня будет шанс сделать что-нибудь героическое? Ты так заботлив, Отец.

— У меня плохое предчувствие касательно этих големов. Иди сам взгляни. Айзенхарт издал настолько тяжёлый вздох, что казалось, будто он сделал это нарочно.

Однако этот вздох был не проявлением ребяческого бунтарства или цинизма, а результатом давления, которое он испытывал из-за лежащего на нём тяжёлого груза ответственности.

— Раз ты так беспокоишься об этом, Отец… тогда всё действительно плохо…

— Оставляю их тебе.

После этих слов Король Леонхарт прервал связь.

Айзенхарт ещё раз тяжело вздохнул и медленно повернулся к Заместителю Командующего Элвуду.

— Вот оно, значит, как.

— Ага… Ничего не поделаешь.

Даже Элвуд не мог игнорировать приказы Его Величества.

— Но не волнуйся, уверен, я смогу разобраться с оставшимися пятью големами. К тому же, кроме Отца, там есть те, кто способен разобраться с этими громадинами.

Перед атакой «Боевой Башни Фарос» Айзенхарт видел как какой-то отряд искателей приключений уничтожил одного из големов. Ну, не совсем какой-то, а вполне ему известный.

Та троица искателей, называющие себя Мастером Стихий, общались с его братом Вилхартом, который всегда проявлял к ним живой интерес. Айзенхарт планировал, что, когда у него появится больше свободного времени, он встретится с друзьями своего брата. Однако они сами объявились в тронном зале, что стало для него полной неожиданностью.

Вил не только умён, но ещё и разбирается в людях.

Когда Принц Вилхарт, поступая в Королевскую Академию Спады, выбирал служанку-телохранителя, он остановил свой выбор на Серии — бывшей наёмной убийце из службы разведки. Спору нет, Серия обладает приятной наружностью, однако там было множество других более очаровательных и сексуальных кандидаток. Некоторые из них даже подходили к нему за кулисами. У Вилхарта не было планов на ближайшее будущее, но даже избалованный, он всё равно оставался вторым принцем. В то время прозвище Бредящий Принц ещё не было широко распространено и он казался нормальным. По крайней мере, совершенно посторонним людям.

Однако тогдашний тринадцатилетний Вилхарт выбрал Серию среди прочих миленьких служанок. Старший брат тогда прямо спросил его, нравятся ли ему женщины, чтобы узнать причину выбора, на что Вилхарт ответил: «Я просто выбрал самую лучшую. Других причин нет.»

Он до сих пор помнит выражение лица своего младшего брата, который, казалось, искренне удивился такому нелепому вопросу.

«Если бы только Вилхарт обладал такой же силой, как я…» — эта мысль часто мелькала в голове у Айзенхарта.

В любом случае, искатели приключений, найденные младшим братом, показали, что они способны уничтожить древнего голема. Он больше не может сомневаться в проницательности Вилхарта.

— Ты завёл себе великолепных друзей, Вил. Но ты не единственный, у кого есть друзья, способные победить голема!

Айзенхарт быстро осмотрелся вокруг, однако его золотые глаза так и не смогли отыскать непревзойдённого гладиатора Спады.

— Ну же, Фарк, где ты? Эгоистичен, как всегда…

Несмотря на своё поведение истинного сына аристократа, Фаркиус был безнадёжно эгоистичным и капризным человеком. Однако мало кто знает, что на самом деле это из-за его постоянной улыбки и мягкого нрава.

Он может быть очень увлечён какими-то интересными ему вещами и в то же время может всеми силами избегать вещей, которые ему делать не нравится, либо он устал их делать, либо они ему не интересны вовсе. И хотя он очень способный человек, его истинный характер скорее ближе к характеру Короля Леонхарта, а не такой, каким он его показывает другим людям.

Айзенхарт находил Фаркиуса на удивление очень старательным и прилежным человеком, по сравнению с его отцом и старшей сестрой, которые только и могли, что сражаться, как какие-нибудь боевые маньяки. Ему гораздо интереснее хвастаться своими академическими достижениями. Но в то же время это делало его довольно посредственным.

— Ладно, думаю, он присоединится ко мне, как только я окажусь перед теми громадинами.

Айзенхарт сосредоточился на предстоящей битве, выбросив из головы лишние мысли о своём переменчивом друге.

Откинув тёмно-красный плащ в сторону, он обнажил горящий красным светом двуручный меч и направился к краю стены.

— Ну что ж, погнали…

Айзенхарт сделал шаг вперёд и без колебаний спрыгнул вниз с пятидесятиметровой высоты.

***

— Это… было близко… Я уж решил, что погибну…

Упав и прокатившись по жёсткой металлической поверхности, я неуклюже поднялся.

— Хицуги, твои расчёты оказались неточными.

— Ах, мне так жаль, Господин!

Ладно, не могу сказать, что добрался сюда в целости и сохранности, но хотя бы добрался.

— Ниже крепостной стены, но всё равно довольно высоко.

Я находился на высоте 20 метров над землёй. Вместо твёрдой почвы под ногами была стальная масса, которая раскачивалась, как маленькая шлюпка, попавшая в свирепый шторм.

Всё верно, я стоял на плече одного из древних големов, которые продолжали своё неумолимое движение к стене крепости.

Справа от меня открывался прекрасный вид на снежный ландшафт Горной Гряды Галлахад, слева же взгляд упирался в гигантскую голову с горящим красным глазом.

Интересно, пилот сейчас видит моё увеличенное изображение на своём экране?

— Мастерство Пули.

Я выстрелил в глаз. Но, разумеется, его не пробить так легко. Похоже, это какая-то стеклянная линза, но моя атака не оставила даже царапинки на её поверхности. Видимо, слабое место этого гиганта вовсе не его глаз.

— С тобой всё в порядке, Куроно?Ты рухнул на него, словно метеор.

Красивая девушка, которая спустилась сверху так мягко, что я даже услышал отчётливое «шух», была никто иная, как Лили. Её миловидное и симпатичное личико сейчас сделалось серьёзным и даже немного обеспокоенным, поэтому я взял себя в руки и ответил:

— Не беспокойся, я в порядке! Так и было рассчитано!

Неужели со стороны мой спуск выглядел настолько опасным?

На плечо голема я забрался тем же самым способом, каким забирался на вершину стены — используя Мастерство Оков Хицуги. Я обмотал себя цепью, выстрелил крюк, после чего оставалось только нырнуть вниз.

Однако я никогда раньше не прыгал на такое расстояние, поэтому я попросил Хицуги рассчитать ускорение. Если бы цепь разматывалась слишком медленно, то я бы попросту рухнул вниз. Это всё-таки не банджи-джампинг с резиновым канатом.

Но всё прошло удачно и я рад этому.

— Мне очень важно, чтобы ты был в порядке…

Глаза Лили были полны жалости ко мне и это причиняло мне боль. Это было даже больнее, чем её ответ, который звучал так, будто она понимала, что я просто храбрюсь.

Неужели обмануть Лили невозможно?

— Не стоит волноваться, лучше спускайся ко мне быстрее.

Я решил сменить тему. И не только из-за смущения. Всё же наша первоочередная задача — разобраться с големами, которые продолжали неумолимо приближаться к стене.

— Вот именно, нам нельзя медлить.

На плечо голема мягко приземлилась Фиона в развевающихся чёрных одеждах.

Лили несла её сюда на руках, словно принцессу. В отличие от моего «полёта», полёт Фионы был гораздо более приятным. Большое спасибо, что выбираете Фейские Авиалинии! Хотя Лили, кажется, не очень довольна тем, что её используют в качестве самолёта.

— Отлично! Лили, твой ход!

— Ага! Доверь это мне, Куроно! Я вскрою кабину в мгновение ока, — ответила Лили с очаровательной улыбкой на губах.

План Лили по расправе над големами состоял в том, чтобы вскрыть кабины и убить пилотов. Так как Древние Големы по сути являлись ходячими крепостями с невероятной оборонительной мощью, имело смысл использовать это слабое место.

Если бы эти големы были такими же подвижными, как всякие Супер Роботы из аниме, то у нас бы ничего не получилось. Но, к счастью, эти парни медлительные. В общем-то, именно поэтому на них и можно запрыгнуть.

— Ладно, посмотрим… что если вот здесь?

Лили спрыгнула с трясущегося плеча голема. Но вместо того, чтобы направиться к его передней части, она подлетела к его спине и зависла в воздухе в месте, где у человека находятся лопатки.

Лили протянула свои белые руки к грубой стальной броне. Никаких переключателей или рычагов, открывающих люк, видно не было. Как же она собирается проникнуть внутрь?

Мне было очень любопытно. Но, похоже, нам не удастся расслабиться, пока Лили будет занята делом.

— Так и знал, что здесь будет охрана.

— За нами следили?

В воздухе, издавая оглушительные вопли, появилась группа химер-гарпий. Своим кружением вокруг гигантского гуманоидного голема они напоминали пернатых комаров-переростков.

Но, несмотря на свою многочисленность, они явно не имели никакого представления о боевой тактике. Они просто начали пикировать на незащищённую спину Лили.

— Гатлинг!

Я призвал из тени Жадность, уже трансформированный в шестиствольный пулемёт Гатлинга. Ствол, использовавшийся для стрельбы невероятно мощным «Плазменным Дыханием», теперь остывал внутри Теневых Врат.

«Слишком горячо! Слишком горячо, Господин!»

В голове у меня раздавались жалобы Хицуги, приступившей к охлаждению ствола псевдо-льдом. Этот атрибут я получил вместе с Четвёртым Божественным Покровительством, которым я вынужденно обзавёлся на днях.

Она обвила ствол бесчисленным количеством тонких щупалец и пустила из них холодный воздух. Это нужно было делать медленно и осторожно, иначе ствол мог треснуть, как это случилось с оружием Саймона.

Возможно, он уже достаточно охладился, но я посчитал, что пулемёт здесь будет полезнее.

С лязгающим механическим звуком ствол начал вращаться. Я навёл оружие на химер-гарпий.

— Огонь!

Трудно вести огонь по подвижным целям, но мне это и не надо. Им всё равно не увернуться от шквала пуль. Вниз полетели некогда яркие перья, теперь уже окрашенные свежей тёмной кровью. Группа химер-гарпий была быстро расстреляна. От них осталось только угасающее звенящее эхо отвратительных воплей.

— Если так подумать, то я впервые бьюсь в авангарде вместе с Куроно, — произнесла Фиона, полностью проигнорировав мою блестящую контратаку. Она не изменяла себе, даже стоя на плече древнего голема.

— Хм, ты права, — робко ответил я, готовясь спуститься на спину прямого, как стена, голема, чтобы защитить Лили.

А ведь похоже, что так и есть. Должно быть, мы действительно впервые сражаемся в авангарде вместе.

— Мне приходила в голову мысль, что было бы неплохо сражаться вместе с тобой на передовой, Куроно.

— Что заставило тебя передумать?

До сих пор я никогда не слышал, чтобы Фиона, выражая своё отношение к своей боевой позиции, говорила что-нибудь вроде: «В арьергарде лучше всего! Я так рада, что обеспечиваю огневое прикрытие, стоя позади!»

Но и несчастной из-за этого я её никогда не видел.

— Мне нравилось сражаться с Лили бок о бок.

Не поймите меня неправильно, я не валяю дурака. Наоборот, мне довольно тяжело на сердце.

Но, да, с Лили на удивление легко работать. Сражаясь рядом с ней, я чувствую, что мы одна слаженная команда.

Фионе это могло показаться привлекательным.

— Ну что ж, попробуем и увидим, так ли это весело.

— Отлично! Погнали? Построение «Вертикальный Предел».

Фиона и я устремились вниз к Лили. Разумеется, я использовал Мастерство Оков в качестве спасательного троса.

Что до Фионы, она сорвалась на бег, но не навстречу смерти. Она бежала вниз по вертикальной спине голема, как по земле, — уверенно и быстро.

— Надеюсь, в следующий раз Фиона научит меня «Воздушному Ходоку», — невольно пробормотал я, настолько безупречной была техника Фионы. Настоящая ведьм!

Это как с популярной фразой: «Если ты не прилагаешь максимальные усилия, то не способен действовать в одиночку». Если подумать, то Фиона, исключая её проблемы с магическим контролем, на удивление искусная девушка.

А что я? Я просто вскинул оружие и нажал на спусковой крючок, ощущая тяжесть собственной неопытности.

Я полностью доверяю Лили и радуюсь тому, что она прикрывает мне спину в бою. Однако Фиона заслуживает такого же доверия.

Вот почему я не беспокоюсь по поводу того, что Фиона сейчас со мной на передовой. Защитим же Лили моими смертельными выстрелами и её огненными бурями!

Оставить комментарий