Глава 423. Контроль разума: Кольцо Ангела против Кольца Феи

Опция "Закладки" ()

— Хм, как я и думала. Должно быть, это люк.

Лили искала вход в кабину. И, находясь под защитой своих соратников, она не спешила. Движения её были неторопливыми и грациозными.

Древний голем возвышался над окрестностями, словно неприступный замок. Перед собой мы видели только сплошную неполированную стальную обшивку без каких-либо стыков или швов. Никаких дверных ручек тоже не наблюдалось.

Однако Лили была уверена, что это именно то место.

Было три причины так думать. Во-первых, так ей подсказывала её интуиция. Во-вторых, имелись некоторые признаки утечки магической энергии. Правда, признаки эти были настолько трудноуловимыми, что возникало подозрение, что это просто воображение разыгралось. Ну, а в-третьих, на это указывал артефакт, который Лили держала в руке. И эта была самая убедительная причина полагать, что в этом месте действительно находится люк.

— Алмазное Небо среагировало… теперь мы сможем войти.

Огромный сферический алмаз в правой руке Лили периодически вспыхивал, словно подзывая её. Думаю, более очевидной реакции и не представить.

Когда она раздобыла этот артефакт в том грязном приюте, то выяснилось, что он используется для управления гомункулами. Однако это не означало, что его можно было применять только для этого.

И поскольку Алмазное Небо, по всей видимости, имел гораздо больше применений, Лили решила, что его можно использовать как своего рода ключ.

— Исполняй мой приказ, Алмазное Небо!

Когда немного магической энергии влилось в артефакт в руке Лили, тот ненадолго озарился белым светом. И в этот момент прямо на наших глазах стена начала меняться.

С лёгким лязгом часть металлической обшивки отъехала в сторону. Взору открылась не обычная дверь, а панель примерно 30 сантиметров в длину и ширину, белого цвета, изготовленная из чего-то очень похожего на мифрил, но это был не он, так как я не ощущал присущую этому материалу магическую энергию и красоту.

Лили провела над панелью левой рукой и на той проступили бледно-голубые символы. Разумеется, это были древние символы. Однако они шли горизонтально, а не по кругу, поэтому это не воспринималось как нечто магическое.

Даже Лили было не под силу полностью понимать древние письмена. Кое-что она могла понять интуитивно, но даже знания, полученные в академии, не наделили её умением свободно читать тексты на древнем языке.

Однако написанное на панели ей прочитать всё же удалось.

— Доступ… разрешён?

С мягкостью падающих осенних листьев Лили прислонила ладонь к слабо светящейся панели.

Как только она это сделала, бронированная панель разделилась пополам и получившиеся створки разъехались в стороны. Как-то слишком уж гладко сработала эта раздвижная дверь для такой древней реликвии.

Дверной проём был примерно полтора метра в высоту и один метр в ширину — в самый раз, чтобы впустить человека средних размеров, так что миниатюрная Лили пролезла внутрь без особых трудностей.

За открывшейся дверью, располагался коридор, в потолок и стены которого через равные промежутки были встроены светящиеся панели. И хотя внутри царил полумрак, в другом конце коридора, всего в трёх метрах от нас, мы увидели ещё одну дверь.

Кабина явно за той дверью.

Не теряя времени, Лили прикоснулась к ней.

Первое, что мы увидели внутри, — всё тот же бледно-голубой свет, как на панели аутентификации. Вдоль обеих стен шли какие-то трубы, словно полчища змей ползли по ним. Впереди мы увидели угольно-чёрную стену с беспорядочно написанными на ней древними символами. Точно такие же символы были на том монументе на площади Спады — Нулевой Хронике.

Высота потолка здесь была такая же, как и в коридоре, и в него была встроена всего одна светящаяся панель. Никаких других источников света не было. Даже окон.

Другими словами, отсюда нельзя видеть, что происходит снаружи. Нигде не было даже изображения, которое показывало бы, что мы сейчас приближаемся к крепостной стене.

И всё же, это место и было нашей искомой кабиной…

— Эм… приветик!

Эта комнатка была такой узкой и захламлённой, что казалось, будто даже здешним воздухом дышать невозможно. Однако беглого взгляда было достаточно, чтобы понять — в центре сидит человек. Пилот.

Он никак не отреагировал на дружественное приветствие Лили, просто продолжил сидеть неподвижно.

Постойте-ка, это что, настоящее кресло? Да ещё обитое кожей. Наверное, очень удобное, Однако сидящий в этом кресле пилот был опоясан многочисленными белыми ремнями. Он был буквально прикован к нему и больше напоминал смертника на электрическом стуле, нежели пилота древней машины.

— Ясно. Они не только управляют этими големами, но ещё и напрямую связаны с ними.

Беспристрастная Лили не удивилась странному положению пилота. Она просто собирала информацию всеми доступными способами и анализировала её, а затем выдвигала гипотезы. Всё для того, чтобы раскрыть секрет големов.

Лили имела поистине проницательный ум, как для человека, так и для мага. Она понимала исследования Белого Таинства лучше, чем кто-либо на Пандоре, что давало ей понимание того, как всё работает.

Короче говоря, она сразу поняла, что за белая штука стягивала голову пилота — мощный магический предмет, тщательно изученный и взятый на вооружение.

— Модификация Кольца Ангела. Получается, это его улучшенная версия?

И именно оно сильнее всего приковывало пилота к креслу.

Когда-то сковывавшее разум и тело Куроно, а теперь ставшее игрушкой Лили, Кольцо Ангела выглядело как обычное белое кольцо. Несмотря на белую маску, закрывавшую лицо пилота, чёрные волосы и обтягивающий стройное тело чёрный комбинезон выдавали в нём чужеземца. Однако это был не обычный чужеземец, а призванный из другого мира под названием «Япония», чтобы проводить над ним эксперименты.

— Хм, как я и думала. Похоже, снять не получится.

От отрубленной головы ей не было бы никакой пользы, так что создавать пространственный карман нет необходимости.

— Но я должна проверить эту штуку, — пробормотала Лили.

Кончиками пальцев она начертила в воздухе простой магический круг света. Когда она вознесла руку над этим кругом, оттуда что-то вывалилось.

Это было белое кольцо, очень похожее на Кольцо Ангела. Единственное отличие заключалось в том, что по поверхности кольца шла строка магических символов, которая как бы обтекала его. Эти кольца были не просто похожи внешне, они, по всей видимости, обладали схожими функциями.

Лили провела исследования, Саймон сконструировал, а Регин сковал. В результате получился он — прототип Кольца Феи.

— А теперь раскрой мне свои секреты.

Лили осторожно положила Кольцо Феи на Кольцо Ангела, сияющее на голове мальчика.

* * *

— Что?! Седьмого взломали?!

Это был голос потрясённого до глубины души человека.

Когда они уже почти добрались до крепостной стены, внимание Дороти привлёк экран сданными, на котором горела надпись «Красная Тревога».

Среди всех существующих предупреждений, «Красная Тревога» указывала на самый высокий уровень опасности.

Под «взломали» она имела в виду, что кто-то получил несанкционированный доступ к внутреннему двигателю древнего голема.

— Он не автономен, но туда можно попасть только оттуда… Ах, вот оно что! Они атаковали пилота напрямую!

Этот «взломщик» запрыгнул в древнего голема, носящего официальное название Таврус, пока тот был в движении, открыл почти незапертый люк, добрался до сиденья, к которому был подсоединён подопытный № 672, и получил доступ к телепатическому магическому устройству, прикреплённого к его голове.

Из-за «взломщика» ход событий кардинальным образом поменялся, поэтому оставался только один практический способ действовать.

Дороти была совершенно уверена в том, что Белое Таинство, возглавляемое Иудой, — самая продвинутая организация по исследованию древних реликтов и «магический чип» являлся частью этих исследований. По крайней мере, она не слышала о каких-то успехах в области изучения древней магии на континенте Пандора.

Если бы ей разрешили говорить откровенно, то она бы сказала, что презирает всех этих назойливых людишек, как если бы они были демонами.

Однако её уверенность в абсолютном преимуществе разрушилась в мгновение ока.

— Это… невозможно… н-но… ты…

Анализ взлома продвигался с невероятной скоростью. Злая рука телепатии наладила связь между фундаментальной функцией «силового погрузчика», установленной в мозг пилота, и операционной системой Тавруса, к которой тот был подключён.

Она не знала, как взломщику удалось обнаружить это, но «магический чип» говорил ей всё, что злоумышленник делает. Однако слать сообщения — это всё, на что этот чип был способен, так как на голема не было установлено программное обеспечение автоматической защиты.

Учитывая текущие магические технологии на континенте Пандора, никто не мог предположить, что кто-то сможет получить доступ к древним реликтам, таким как «магический чип» и Таврус. Попросту не было необходимости создавать внутреннюю защитную систему, да и времени на это не было.

Короче говоря, это означало, что взломщик мог что угодно делать с мозгом пилота и кабиной голема, никто и ничто были не в силах помешать ему делать это.

— Я должна вернуть контроль надТаврусом!

Единственное, что она могла сделать в данной ситуации, — взять дело в свои руки.

Дороти и представить себе не могла, что в этой битве против демонов она будет вести с ними информационную войну. Даже демонам не следует вмешиваться в работу мозга, находящегося под управлением Кольца Ангела, кольца, созданного Белым Таинством. Человеческий разум — сложный и запутанный механизм.

Однако она должна была признать, что этот враг оказался равен им.

— Всё хорошо, всё хорошо… Может, я и выгляжу, как простушка без капли магической силы, но я не могу позволить себе проиграть!

Она не выглядела взволнованной. Как всегда спокойная и собранная, но в то же время что-то бормочущая себе под нос, недовольная собой.

Дороти были не известны такие вещи, как чувство соперничества и боевой задор. Она почти никогда не злилась. Всё потому, что она была склонна отказываться от всего с самого начала.

Она всегда была такой, то ли из-за женской натуры, то ли из-за магического таланта. А её хрупкое тело не годилось для боевых искусств вовсе.

Её единственный и несомненный талант — изучение древней магии на профессиональном уровне. И это было даже хорошо, так как означало, что никто не мог с ней конкурировать в этой области.

Даже умудрённые опытом, высокоуважаемые профессора Академии Магии в Элизионе не стеснялись красть её теории. Именно Дороти соорудила центральный двигатель магического линкора Гаргантюа, который использовался на первых этапах вторжения на Пандору. Ей тогда было семнадцать лет.

Она не сердилась, даже когда крали плоды её исследований. Всё, что она чувствовала при этом, — отчаяние и пустоту. Она считала, что так устроен мир, а люди — это просто существа, которые постоянно стремятся обмануть и одурачить.

Однако теперь, после встречи с Епископом Иудой, она может жить счастливой и полной жизнью. Только он смог увидеть её талант. И именно он заставил её почувствовать себя значимой.

Она не воспринимала Епископа Иуду как соперника. Даже такой гений, как Дороти, отчётливо видела огромную разницу между ними. Она никогда не станет равной ему, даже если потратит на это всю свою жизнь. Для неё Епископ Иуда был всемогущим существом, великим лидером, достойным уважения и поклонения. Он тот, у кого ей следует учиться.

Но сейчас она столкнулась с совсем другим противником, взломщиком, который проник в голема № 7 «Таврус».

Этот противник оказался достаточно талантливым. Он стоял выше многочисленных посредственностей, не понимающих логики древней магии. Однако он не был всемогущим. Он был наравне с ней. Наконец-то, появился достойный её соперник.

Вот почему она не могла позволить себе вспылить. Впервые в её жизни она ощутила, как в её груди начал разгораться боевой задор. Она жаждала отразить атаку взломщика.

— Консоли принять вид шестиугольника! Вывести состояние Модели № 7 на главный монитор! Ввести номеру 672 инотропный препарат, влить дополнительную кровь! Подкинем тебе дровишек. И не вздумай умирать, 672-й! По крайней мере, пока я не вычислю этого взломщика!

Оставить комментарий