Том 29. Глава 3

Опция "Закладки" ()

На следующий день, во время растяжки после окончания тренировок секции гимнастики Риса шепотом обратилась к Мимозе Бонго… которую на самом деле звали Инадате Нозоми.

— Нозо-семпай, можно сегодня после секции встретиться с тобой там?

В ответ Нозоми чуть наклонила к ней голову с мальчишески короткими волосами и прошептала:

— Я не против, но… нечасто ты меня на дуэли приглашаешь, Риса.

— А-а, семпай, я тебя не на дуэль вызываю…

Заметив, что на нее смотрит главный тренер, Риса тут же отстала от Нозоми. В секции во главу угла ставилось предотвращение травм, так что выговор можно было схлопотать даже за отлынивание во время завершающих тренировку упражнений.

Какое-то время девушки молча выгибали тела, затем вернулись к тайным переговорам:

— …Зачем, если не на дуэль? Просто поговорить?

— Нет, и не за этим…

— Как с тобой сложно. Задумала вторгнуться в Сибую или Синдзюку?

— Ну… уже теплее…

В ответ Нозоми шумно втянула воздух. Риса испугалась, что она сейчас закричит, и торопливо зажала ей рот ладошкой.

— М-м!.. Да что тебе надо, в самом-то деле?

— Э-э, ну… ты не могла бы составить мне компанию на неограниченном нейтральном поле?..

Нозоми быстро набрала в легкие в два раза больше воздуха. Риса заткнула ей рот обеими руками, чтобы из него не вырвался вопль.

— М-м-м-м!.. Н-неограниченном поле?! З-зачем оно тебе?!

Но пока Риса думала, как ответить на вопрос…

— Эй, вы! Если вам хватает сил болтать, я вам сейчас еще один блок упражнений добавлю! — прикрикнула главный тренер, и обе девушки втянули головы в плечи.

1. Во время ужина не наедаться до отвала.

2. Как следует сходить в туалет.

3. Лечь на постель, немного увлажнить воздух в комнате.

4. Подключаться к сети по кабелю через домашний сервер, настроить таймер на автоматическое отключение через два часа.

Когда Риса исполнила все указания Нозоми и произнесла команду «Анлимитед Бёрст», на часах было ровно десять вечера.

На неограниченном нейтральном поле она не бывала уже очень давно, и в этот раз оно встретило ее перламутровым блеском.

Все здания вокруг напоминали мраморные храмы. Дороги и пустыри устилала белая матовая плитка, повсюду висели, чуть звеня, загадочные восьмигранные кристаллы. «Святая Земля», редкий высокоранговый уровень святого типа.

Риса в образе Найтрайд Уники спрыгнула с крыши дома на дорогу, утолила голод с помощью одного кристалла и поспешила к Керрот Тауэру, где ее должна была поджидать Нозоми.

Кристаллы Святой Земли давали огромное количество энергии, и поговаривали даже, что в крайне редких случаях на неограниченном нейтральном поле из них могли выпасть карты предметов. Однако разбивались кристаллы очень громко, и на звук могли сбежаться окрестные Энеми. Охотиться на кристаллы следует группой, если только твой аватар не умеет летать.

Когда Риса добралась до главного входа в Керрот Тауэр, по пути проигнорировав остальные соблазнительно вращающиеся восьмиугольные объекты, послышался голос Нозоми, вернее, Мимозы Бонго.

— Что так долго?! Я минут двадцать ждала!

— Встретиться в течение двадцати минут на неограниченном поле — это еще хороший результат, — бросила Риса в ответ, и Нозоми соскочила с фасада Тауэра.

Ее аватар поглотил импульс всеми четырьмя конечностями и выпрямился.

— …Ну что, ты все мои указания выполнила?

— Конечно. Поставила таймер на отключение через два часа.

— Славно. Вообще, я бы хотела приступить сразу же… но… — взгляд Мимозы Бонго вдруг из серьезного стал алчным, и она похлопала Рису по плечу. — …Раз уж нам попалась Святая Земля, может, сменим планы и поохотимся на кристаллы?

— У… н-нет-нет-нет! — воскликнула Риса, за секунду поборов соблазн. — Сегодня я пришла тренировать опорный прыжок! Если сюда слетятся Энеми, ни о какой тренировке и речи не будет!

— Ладно-ладно… И как только тебя угораздило догадаться про тренировки на неограниченном поле, Униппе? Ты же линкер-лентяй.

На восторг «родителя» ей пришлось во всем сознаться:

— На самом деле… это не моя идея. Я вчера вызвала Комет-тян на дуэль, она мне и посоветовала.

— Что? Да как эта молотобойская девочка-волшебница посмела советовать чужому «ребенку» такое!..

Нозоми скорчила недовольную мину. Исподлобья глянув на нее, Риса спросила:

— …Мимо-тян, ты против того, чтобы я здесь тренировалась?

— М-м, не то чтобы против… но я волнуюсь.

— В смысле?

На этот вопрос Мимоза Бонго ответила не сразу. Первым делом она подняла глаза к жемчужному небу.

Риса последовала ее примеру и увидела где-то вдалеке стаю маленьких птиц, неспешно летящих по своим делам. Отсюда они казались горошинками, но каждая из них представляла собой настоящего Энеми. Их вид сразу напомнил о том, что мир этот принадлежит не одним только бёрст линкерам.

— …Мой «родитель» говорил, что неограниченное нейтральное поле и есть настоящий Ускоренный Мир… — вдруг тихо проговорила Нозоми, и Риса затаила дыхание.

До сих пор Нозоми практически ничего не рассказывала о своем «родителе». Когда Риса только стала бёрст линкером, она несколько раз пыталась удовлетворить свое любопытство, но в конце концов перестала, поскольку Нозоми постоянно уклонялась от ответа.

Нозоми опустила взгляд, мельком глянула на Рису, а затем уселась на мраморный блок, в реальности служивший вазоном. Рядом пристроилась и Риса.

— …Я никогда не рассказывала тебе, что она тоже была гимнасткой. Не из нашей секции, а из…

Нозоми назвала имя известного спортивного клуба в Сетагае. Того самого места, куда мать Рисы подумывала перевести свою дочь. Риса молча кивнула, а Нозоми выдержала небольшую паузу и продолжила:

— …Сильнее всего она была в вольных упражнениях, и они у нее получались куда лучше, чем у меня. Еще в пятом классе она стала юниором-кандидатом, и все пророчили ей олимпийское будущее…

— Т-так ты о…

Риса произнесла имя, и Нозоми без лишних слов кивнула.

Риса не просто слышала о той девушке. Пусть та и была на год старше, Риса много раз видела ее выступления на турнирах. Она умела прыгать и зависать в воздухе, будто в невесомости, но куда сильнее поражала ее психика. Какую бы ответственность на нее ни возлагали, перед началом упражнений с ее лица не сходила улыбка, и программу она всегда отрабатывала идеально.

Но в первом классе средней школы она вдруг объявила об уходе из спорта и исчезла с гимнастического горизонта. Прошло три года, ее имя начало забываться… но Риса и подумать на могла, что та девушка была бёрст линкером и «родителем» Мимозы Бонго.

— Я была от нее без ума. Да что «была», даже сейчас я ее безмерно уважаю. Почему же ты не сказала, что она твой «родитель»?

Риса подалась вперед, но Нозоми отодвинула «ребенка» ладонью, и в ее улыбке появилась легкая печаль.

— Прости, но… Уника, если бы я рассказала тебе… ты ведь захотела бы с ней увидеться?

— Разумеется! Она наша коллега-гимнаст, коллега-бёрст линкер и «родитель» моего «родителя»! Я столько всего хочу у нее спросить, столько всего с ней обсудить!

— Увы, ты не сможешь, — прошептала Нозоми, покачав головой. — Она «обнулилась» еще до того, как ты стала бёрст линкером, и потеряла Брейн Бёрст. Именно поэтому она и ушла из гимнастики.

— Э?.. — у Рисы сперло дыхание. — Обнулилась?.. Но как?.. Потеряла все очки в дуэлях?..

— Нет. Я и сама не знаю, что конкретно с ней произошло. Она… часто ходила на неограниченное поле. Нередко она зависала часов на десять реального мира и проводила здесь больше года за раз.

— Года… — хрипло повторила Риса.

Она могла без труда подсчитать количество собственных погружений на неограниченное нейтральное поле на пальцах. К тому же, обычно не проходили и сутки внутреннего времени, как она выбиралась через портал, поэтому вообразить себе промежуток в год она попросту не могла.

— Но зачем она так…

— Гимнастические тренировки, — тихо произнесла Нозоми и вновь уставилась в бесконечное небо. — Сила ее психики крылась в бесчисленных тренировках, которые она устраивала здесь, на неограниченном поле. Дуэльный аватар не устает и не ломается. Ну, он может проголодаться или захотеть спать, но это все решается силой воли. При желании тут можно днями и месяцами тренировать одни и те же прыжки… Причем на вершине стометровой башни, рядом с логовом огромного Энеми и в прочих местах, где оказываешься под сильным давлением. Если научиться идеально выполнять упражнения в таких экстремальных условиях, что помешает их же повторить во время соревнований в реальном мире? Наверное, еще в шестом классе она уже обладала психикой олимпийского гимнаста… Но…

Неизвестно, осознанно ли, но вдруг Нозоми положила левую руку на правую ладонь Рисы и крепко сжала так, будто пыталась удержать ее на месте.

— Но в обмен на такую непоколебимость… приходится что-то терять. Когда я сама добралась до четвертого уровня, первое время часто тренировалась на неограниченном поле вместе с ней. И, действительно, многое обрела. Пускай возможности тела и дуэльного аватара различаются, выверенность движений и ощущения прыжков вполне подходят и к реальному миру, так что я научилась уверенно выступать на соревнованиях. Возможно, сейчас я так или иначе вхожу в кандидаты на участие в национальной сборной именно благодаря всему, что освоила тогда. Но… неограниченное поле опасно. Чем больше на нем проводишь времени, тем сильнее размывается реальность…

Риса не сразу поняла смысл этих слов. Однако продолжение рассказа заставило ее вытаращить глаза.

— Наверное, уже к первому классу средней школы она провела в Ускоренном Мире больше двадцати лет. Вдвое больше, чем она жила в реальном мире, понимаешь? Конечно же, это не могло не сказаться на ней в реальности… Наутро после затяжных погружений она лишь очень смутно помнила предыдущий день… Да, ее гимнастические умения тоже улучшались до неузнаваемости, но…

— Размывается… реальность… — хрипло повторила Риса. — Так она… «обнулилась» на неограниченном поле?

Нозоми обвела взглядом Святую Землю и кивнула.

— Да… думаю, да. Как я уже сказала, не знаю, что случилось. Три года назад настал день, и она очнулась после затяжного погружения уже не бёрст линкером. Может, ее прикончил Энеми, а может, другой бёрст линкер… В дуэлях она выступала более чем достойно, запас по очкам имела достаточный, но…

— Ты не спрашивала ее?

— Понимаешь… Потеряв Брейн Бёрст, она… будто забыла, что когда-то была бёрст линкером, и никогда не разговаривала об Ускоренном Мире… Я пыталась заговорить с ней, но она смотрела так, будто не знает меня.

Нозоми прервалась, уткнулась лбом в колени и сжалась в комочек.

Риса робко положила руку на спину поникшей «родительницы». Наконец, Нозоми тихо продолжила, не поднимая головы:

— Вскоре после этого она бросила гимнастику. Сейчас она ходит в женскую старшую школу в Кёдо. Это недалеко от ее дома, так что иногда мы видимся на улице… но она меня словно не помнит… Иногда я думаю, что может быть… та она, которая была бёрст линкером, все еще бродит где-то по неограниченному полю…

— …

Риса неуклюже гладила сжавшуюся в комочек «родительницу» и пыталась подобрать слова.

И тогда с ее губ сорвался вопрос, который она никогда всерьез не задавала:

— Мимо-тян… Нозо-семпай. Почему ты сделала меня своим «ребенком»?..

Нозоми медленно подняла голову, посмотрела на Рису изумрудными глазами и…

— Наверное… потому что ты напоминала мне ее, Риса, — неожиданно ответила она. — Но сразу скажу, я не думала заменить ее тобой. Ты так упорно занималась и перенапрягалась… что я начала немного переживать за тебя. Я хотела передать кому-то все то, что дала мне «родитель», только и всего.

И тогда Риса поняла, почему Нозоми до сих пор ни разу не приглашала ее тренироваться на неограниченном поле.

Она боялась, что Рису, как и ее «родителя», запечатает здесь навечно.

Нозоми, будто уловив ход мыслей Рисы, приблизила лицо и прошептала с самым серьезным видом:

— Запомни, Риса. Я не стану говорить тебе, чтобы ты тут не тренировалась. Я ведь и сама в прошлом частенько это делала… Но пообещай, что за раз ты будешь погружаться не больше чем на два часа реального времени… то есть на 83 дня и 8 часов ускоренного. Будет больше — у тебя начнут путаться воспоминания и меняться характер. И не забывай участвовать в обычных дуэлях. Не только для того, чтобы набирать очки, но и чтобы наслаждаться игрой.

— Наслаждаться… игрой?

Нозоми улыбнулась и подергала изумленную Рису за кошачьи ушки.

— У нас с тобой нет времени после уроков ходить по магазинам в Сибуе или петь в караоке с подружками. Мы варимся в гимнастике с утра и до вечера… но с помощью Брейн Бёрста мы за одну целую и восемь десятых секунды реального мира можем полчаса провести в другом. И там нас ждут знакомства, которых не бывает в реальности. Ты ведь тоже нашла здесь новых друзей?

— М-м… ну, человек пять-шесть…

В голове промелькнуло несколько образов, начиная с лица Комет Сквикер. Улыбка Нозоми стала натянутой.

— Маловато для шестого уровня. Ну да ладно, береги их. Брейн Бёрст — не только инструмент для решения проблем из реальности. Это целый другой мир, который многое нам дает. Не забывай.

— …Ага, —кивнула Риса.

Нозоми широко улыбнулась, еще раз дернула ее за уши и встала.

— Ну так что, пошли, поищем место, где можно отрабатывать опорный прыжок? В этих местах можно попробовать парки Сетагая и Комадзава…

Нозоми перечислила еще несколько парков в окрестностях Тайсидо, и тут в голову Рисы пришла неожиданная мысль.

— А… кстати, почему бы и не там? Да, туда далековато добираться, но раз уж мы на неограниченном поле, где нет границ между зонами…

— Там это где?

— Ну… в спортзале Ёёги.

Сооружение, официально называемое «Первый спортзал государственного крытого стадиона для всех видов спорта Ёёги» и построенное в 1964 году к первой Токийской Олимпиаде, прошедшей больше восьмидесяти лет назад, все еще оставалось одним из немногих крытых стадионов столицы. Ко второй Олимпиаде 2020 года его основательно увеличили и переработали, однако внешне стадион нисколько не изменился. В этом сакральном для многих атлетов месте проводились многие столичные и национальные соревнования, и там же в июле должен будет пройти отборочный национальный чемпионат по спортивной гимнастике в отдельных категориях.

— А-а, в Ёё-1.

Обозвав спортзал весьма странным словом, Нозоми повернулась в сторону стадиона и всмотрелась в небо над ним. Некоторое время она о чем-то напряженно думала и, наконец, кивнула.

— Ладно, почему бы и нет. Только не приближайся к центру южной Сибуи… и к парку Ёёги к северу от спортзала.

— Э? Про Сибую я поняла, там могут быть другие бёрст линкеры, но почему нельзя к парку Ёёги?

— По пути расскажу.

С этими словами Нозоми побежала в сторону 246-й автодороги, проходившей как раз рядом с Керрот Тауэром. Риса тут же кинулась следом.

Добежав до 246-й, Мимоза Бонго резко ускорилась. Бежала она великолепно, как и подобает антилопе, но аватар в форме барса от нее, конечно же, не отставал. В несколько широких прыжков Риса оказалась немного сзади и сбоку от Мимозы и дальше держалась с той же стороны.

Риса слышала, что в «Мекке дуэлей», на Акихабарском поле боя, расположенном в одноименной зоне, выступает дуэльный аватар по имени «Блад Леопард». Риса надеялась однажды вызвать ее на поединок, но сейчас ей не хватило бы силы воли добраться из Сетагаи до далекой Акихабары.

«Когда пройдет июльский чемпионат… и если я покажу на нем достойный результат, надо будет заняться Брейн Бёрстом всерьез», — раздумывала Риса, а впереди уже виднелся перекресток Синсентё. Короче всего было бы проскочить его прямо и спуститься по Догензаке, но поскольку им хотелось избежать случайной встречи с другими бёрст линкерами в центре Сибуи, на перекрестке они свернули на запад, на улицу Ямате.

Пробежав еще немного, они завернули направо и пробежали мимо элитных жилых кварталов Сёто. Впереди показался телевещательный центр JHK. В 2020-х на реконструкцию этого здания потратили баснословную сумму, и на уровне Святая Земля оно напоминало громадный храм с огромным, ослепительно блестящим кристаллом на крыше.

— …Сдается мне, если его разбить, выпадет что-то хорошее, — проговорила Нозоми, немного замедляясь.

Риса на мгновение тоже забыла, зачем здесь оказалась, но потом замотала головой.

— Если мы так сделаем, то призовем здоровенных Энеми и все испортим! На обратном пути, если он тут еще будет.

— Ладно-ладно.

За разговором они обогнули телецентр с юга, свернули налево и на этот раз увидели впереди искомое.

Изысканное здание первого спортзала стадиона Ёёги походило то ли на древнюю галеру, то ли на космический корабль будущего. Даже здесь, на неограниченном нейтральном поле, оно почти не отличалось от своего прототипа в реальном мире, однако рядом с окружающими храмами смотрелось на удивление гармонично. Аватары остановились примерно в трехстах метрах от спортзала, убедились, что рядом нет Энеми и бёрст линкеров, а затем осторожно приблизились, снизив скорость более чем вдвое.

— …Кстати, Мимо-тян, почему ты велела не приближаться к парку Ёёги?

— А, точно. Э-э-э… ну-у…

Хоть Мимоза Бонго и обещала рассказать на ходу, но теперь почему-то тянула время. Взглянув на рогатую подругу, Риса заметила на ее лице оттенок волнения.

— …Уника, вот ты такая пугливая, но любопытства тебе не занимать…

— Никакая я не пугливая… Обещаю, не буду приближаться, но скажи уж.

— Ладно… Понимаешь, на неограниченном поле под парком Ёёги находится подземелье, которое все считают самым опасным.

— О-о… хотя, погоди, как же так? Ты в свое время говорила, что четыре великих подземелья неограниченного поля находятся под Токийским Куполом, Токийским Вокзалом, Токийской Башней и зданием столичной администрации в Синдзюку, разве нет?

— Верно. Но раньше их называли «пятью подземельями» и включали в список подземелье под парком Ёёги. Однако во время самого первого рейда там от бесконечного истребления полегло очень много людей, поэтому его назвали слишком опасным и опечатали.

— Опечатали?..

После такого рассказа ей захотелось и самой взглянуть, что там такое, но Риса понимала, что услышит в ответ раздражающее: «Я же говорила!», поэтому подавила любопытство и только хмыкнула.

Мимоза все равно смерила ее подозрительным взглядом, однако затем хлопнула в ладоши и сменила тему, поскольку аватары уже приблизились к спортзалу.

— Запомни… автоматическое отключение из реального мира произойдет через 83 местных дня. Тебе пока наверняка кажется, что это очень нескоро, но нельзя терять ни секунды. Прыгай, прыгай, прыгай без конца, пока не превзойдешь возможности дуэльного аватара… и не прикоснешься к таинству Инкарнации.

— …Кометти тоже какую-то «Инкарнацию» упоминала… что это такое?

— Пока тебе не нужно знать. Когда-нибудь расскажу, а пока прыгай!

Нозоми от души хлопнула Рису по спине, и та вошла на территорию стадиона Ёёги.

Гигантская арена под перламутровым небом молчала. К Рисе вдруг вернулось волнение, которое она ощущала во время апрельских соревнований, дыхание участилось.

Но пусть. Риса пришла сюда именно для того, чтобы побороть это давление.

— Ну… я пошла, — бросила она через плечо, и Нозоми безмолвно кивнула.

Преодолев последний подъем, Риса достигла входа.

И когда она уже собиралась войти в полумрак…

— Что?..

Риса замерла. Ей показалось, что ее кто-то позвал.

Она еще раз обернулась, но ее окружал лишь недвижный, безлюдный перламутр святого уровня.


  1. Центр вечерней и ночной жизни Сибуи.

  2. Очевидно, речь идет о телецентре NHK, но что-то Кавахару поперло на отказ от реальных названий.

</

Оставить комментарий